Казахстан: болезни животноводства

0
2110

В начале 2013 года животноводство Казахстана сотрясло чрезвычайное происшествие. Завезенные в сентябре 2012 года 722 коровы элитных пород из Австрии в хозяйства «Леонов» и «Полтавское» Северного Казахстана оказались заражены вирусом Шмалленберга. За каждую корову «Казагрофинансом» было заплачено более 3 тысячи евро, а хозяйства получили их в долгосрочную аренду и за последнее время вложили немалые средства в этот «элитный» проект. Правительство Казахстана постановило уничтожить весь импортированный из Австрии скот вместе с молодняком, родившимся на территории республики. В середине февраля 2013 года животные были умерщвлены, а их туши сожгли.
Как оказалось, эта болезнь не только австрийских коров – животноводство Казахстана за последние годы заразилось рядом трудноизлечимых «болезней», о которых многие знают, однако мало что делается для их лечения и устранения.

 Покупка буренок после приостановки их поставок в Россию

Власти Казахстана намерены подать в суд на ветеринарные службы Австрии, по вине которых в страну попали животные, зараженные вирусом Шмалленберга. Тем не менее, австрийская сторона опровергла информацию о том, что Казахстану был продан больной скот. Судя по этому началу, получение нашей страной возмещения материального ущерба под сомнением – будет трудно доказать наличие болезни осенью прошлого года у купленных коров.
Естественно, в такой ситуации возникает вопрос, а почему, собственно говоря, закупали коровы в Европе, если они больны? Ведь вирус Шмалленберга был впервые выявлен во второй половине 2011 года в одноименном немецком городе. Основные симптомы у КРС: снижение молочной продуктивности коров, повышение температуры тела, умеренная диарея, аборты и падеж. Переносчиком вирусов признаны москиты. Данная болезнь широко распространилась во многих странах ЕС, включая Германию, Бельгию, Францию, Испанию, Данию и др. В той же Австрии чуть ли не все поголовье коров заражено этим вирусом.
Самое поразительное в этой неприглядной истории – безответственность наших ветеринарных служб. Как известно, Россия начала приобретать животных из-за рубежа раньше Казахстана и была лучше подготовлена в плане закупок, приема и ухода за ними. Поэтому у отечественных специалистов была возможность изучить российский опыт по завозу импортного скота, который не увенчался успехом по ряду причин, в том числе из-за болезней и гибели животных в соседней стране. По этой причине Россия уже в начале прошлого года не только забила тревогу по поводу болезней импортного скота с Европы, США, Канады и др., но и приостановила их закуп. Не говоря о распространении во многих странах в последние годы гриппа среди животных, которое предполагает элементарную осторожность в приобретении импортного скота.
«Россельхознадзор объявил о приостановке с 20 марта (2012 года) поставок в Россию живого крупного и мелкого рогатого скота, а также свиней из Европы. Эти меры приняты из-за нескольких вспышек в странах Западной Европы заболевания, вызываемого вирусом Шмалленберга, а также распространения другого вируса – блютанга» (Алексей Кузьменко. Россия приостановит импорт европейских животных из-за болезней. 05.03.2012, www.rbcdaily.ru/market).
Разве это не странно: соседняя страна, состоящая с нами в Таможенном союзе, обоснованно останавливает завоз импортных коров, в том числе из Австрии, а Казахстан, несмотря на такое заключение российской службы, их закупает? Ведь РК (как и РФ) в рамках Таможенного союза несет ответственность за безопасность не только своих территорий, но и территорий стран ТС. Иными словами, объявление Россельхознадзора о приостановке поставок коров с Запада в рамках ТС в известной мере относится и к Казахстану.
Да, у нас тоже признали эту опасность, но уже после покупки злополучных коров. «В настоящее время эпизоотическая ситуация по болезни Шмалленберга в странах Европы остается напряженной. Болезнь недостаточно изучена, риск ее заноса и распространения в Казахстан – значительный в связи с поставками живых животных из пораженных стран», – констатировал глава Комитета ветеринарного контроля и надзора министерства сельского хозяйства Казахстана Нигмат Жакупбаев в декабре 2012 года на заседании коллегии МСХ. 30 октября 2012 года его структура ввела временные ограничения на ввоз из Европейского союза крупного рогатого скота и генетического материала (ИА Новости-Казахстан).
Казалось бы, чрезвычайная ситуация в истории животноводства страны, однако не начато служебное расследование этого дела, и все претензии МСХ предъявляет лишь австрийской стороне. Скорей всего, виновных в этой истории не найдут, и дело закопают вместе с австрийскими буренками. И как стало известно, 12 марта министр сельского хозяйства Асылжан Мамытбеков назначил нового главу Комитета ветеринарного контроля и надзора.


Искусство увеличивать поголовье

Эта «болезненная» история началась три года тому назад. Тогда, по данным национального холдинга «КазАгро», за 5 лет планировалось построить до 60 откормочных площадок с единовременным содержанием 150 тысяч голов или 300 тысяч голов скота в год. Это вроде позволит к 2016 году производить 60 тысяч тонн говядины на экспорт и 180 тысяч тонн к 2020 году. Всего в период до 2016 года в Казахстан планируется завезти 72 тысяч голов импортных пород герефорд и ангус из Европы, Канады, США, Австралии.
В рамках «Проекта развития экспортного потенциала мяса крупного рогатого скота Республики Казахстан» в 2012 году было завезено 10766 голов крупнорогатого скота зарубежной селекции; на эти цели потрачено примерно 62 млн долларов или приблизительно 5700 долларов за голову КРС. Насколько этот проект осуществим и рентабелен под большим вопросом. Даже депутаты парламента выразили свое сомнение в его осуществлении. В самом деле, проект откормочных площадок очень дорогой, к тому же есть климатические различия и нет соответствующих кормов, условий содержания для импортного скота, подготовленных специалистов. Пока факты говорят о его провале.
Если проанализировать «откормочный» проект, то создается впечатление, что его готовили люди, далекие от опыта животноводства в Казахстане за советский период и не знакомые с современным положением села, сельской инфраструктуры, кормовой базы животноводства и т.д. Создание в целом неблагополучной отрасли неких мясных «оазисов» – это больше похоже на работу «по книжке», на «кабинетные» решения по копированию опыта развитых стран Запада. Поэтому неудивительно, что импортные коровы самых элитных пород болеют и гибнут в наших степях.
Остается открытым вопрос, почему МСХ не закупает для увеличения поголовья домашнего скота у соседей с близкими климатическими и другими показателями, например, коров и телят в Беларуси, Украине, овец – в Монголии с улучшением селекционно-племенной работы (заодно перенять опыт хозяйствования)? Потому что – это дешевле и требует больше работы? Вместо развития фермерских хозяйств, сельской инфраструктуры, переработки сельскохозяйственной продукции и т.д. деньги опять уйдут к нескольким монополистам с самым «легким решением» – откормочной площадкой. Однако без комплексного реформирования сельского хозяйства, в том числе и системы его финансирования, хозяйствования, заготовки кормов, укрупнения хозяйств, улучшения ветеринарной службы и т.д., невозможно возродить село – отдельные прорывные проекты не решат накопившиеся проблемы.
Кстати, в свое время против «откормочного» проекта был и тогдашний министр сельского хозяйства РК Акылбек Куришбаев, который заявил, что завоз племенного скота не решит проблему увеличения поголовья скота в Казахстане. По его мнению, для Казахстана важнее будет использование завезенного скота в качестве племенного ядра, необходимо увеличить в стране количество племенных репродукторов и вовлечь их в процесс крупномасштабной селекции. После ЧП с австрийскими коровами экс-министр призвал приостановить массовый ввоз импортного скота.
Рациональный и экономичный подход предлагает доктор сельскохозяйственных наук Копмахамбет Елемесов: «Вместе с тем многие зарубежные ученые считают, что улучшать племенные качества и повышать продуктивность скота намного эффективнее биотехнологическим методом, крупномасштабным применением эмбрионов высокопродуктивных животных. Он применяется на поголовьях от всего случного контингента: в США – 58%, в Японии – 84%, в Аргентине, Бразилии и Мексике – соответственно 86, 87, 90%. По расчетам ученых, стоимость такой пересадки с учетом получения приплода и выращивания теленка до продажи составляет 1,5–1,9 тыс. долларов. Эта сумма намного меньше той, по которой закупают и привозят живой скот, – 4–5 тыс. долларов». Конечно, есть и искусственное осеменение, о котором почему-то предпочитают не говорить.
В настоящее время наша республика превратилась из экспортера в импортера мясной продукции: около 30 % потребляемого мяса – импортное. Казахстан в январе 2013 года увеличил импорт свежего, мороженого и охлажденного мяса и субпродуктов из Парагвая в 3,2 раза до 727,9 тонн. Об этом сообщает КазТАГ cо ссылкой на информацию комитета таможенного контроля министерства финансов РК. Без учета стран ТС Казахстан импортировал в январе текущего года 4,8 тысяч тонн мяса на 9,1 млн долларов. Это на 54,9% больше по количеству и на 10,2% – по стоимости по сравнению с таким же периодом 2012 года. Крупнейшими поставщиками мяса в Казахстан стали: Украина – 1,9 тысяч тонн на 3,3 млн долларов и США – 1 тысяч тонн (+29,3%) на 1,8 млн долларов (+81,7%).

Возродить отгонное животноводство

В целом развитию животноводства в Казахстане мешает ряд ключевых факторов и …«Земельный кодекс». С развалом Союза развалилась и кормовая база – ныне остро чувствуется недостаточное кормовое обеспечение. Во-вторых, концентрация поголовья в частных подворьях – около 82%, что является причиной низкой породности скота, а также слабое ветеринарное обслуживание. К ним надо добавить нехватку площадей, выделенных для выпаса скота.
Иными словами, вместо системной плановой основы животноводства советского времени пришла раздробленная частная собственность без государственного управления, помощи и науки. Как сказал один чиновник, животноводство – это частное дело. При таком отношении государства животноводство останется в задворках, и мы будем развивать животноводство тех стран, у которых покупаем элитных коров, мясо, мясные и молочные продукты.
Производство некогда рентабельных производств сельскохозяйственных культур (ячменя, овса, кукурузы, силоса и т.д.) из-за отсутствия спроса – развитого животноводства – пришло в упадок, а для переориентации этих и других культур на внешний рынок даже не делалось попыток. А сейчас без кормовой базы животноводство оказалось в бедственном положении – об этом свидетельствует падеж скота этой зимой в Павлодарской области. Ныне требуются немалые силы и средства для восстановления производств сельскохозяйственных культур, лиманной орошаемой земли (об этой проблеме в статье «Ислам Абишев: выход из водного кризиса через модернизацию и централизацию». Қазақ үні, №4, 29 қаңтар, 2013).
В «Земельном кодексе» есть одна любопытная статья, по которой можно судить, как «паутиной» частных земельных владений перекрывается животноводство. «Скотопрогонные трассы временного пользования могут устанавливаться районными или областными исполнительными органами по согласованию с частными собственниками, по землям которых пролегает трасса… Владельцы скота несут перед частными собственниками ответственность за убытки, причиняемые при перегоне скота по трассе». Т.е. хозяин земли может и не пропустить стадо. Возможно, «Земельный кодекс» способствовал появлению откормочных площадок – это не отгонное животноводство.
Пользуясь приоритетом в развитии зернового хозяйства, нередко территории вокруг населенных пунктов отдаются зерновикам, ссужая пространство для выпаса животных. Есть хозяева, не имеющие скота, но владеющие пастбищными угодьями в несколько тысяч гектар. Для решения схожих проблем в Кыргызстане приняли закон «О пастбищах», в соответствии с которым пастбища вернули в госсобственность.
Отгонное животноводство, нагул скота было в советское и досоветское время, и показало свою рентабельность при грамотном осуществлении. Конечно, это не «чистое» отгонное животноводство, а которое использовалось в советское время и в тех регионах, где была нехватка кормов, сочетание отгонного со стойловым содержанием, особенно зимой. В районах с перспективами развития отгонного животноводства должны внедряться мероприятия по улучшению техники отгона, сокращению нерациональных перегонов, строительству животноводческих отделений на удаленных пастбищах. Естественно, с проведением в этих районах травосеяния, посевов фуражных и продовольственных культур.
Для этого пришло время пересмотра некоторых законов, программ, финансирования сельского хозяйства с использованием коопераций, коллективизаций мелких хозяйств, восстановления ветеринарной службы, инфраструктуры села, МТС, обводнения пастбищ и т.д. Кстати, МСХ разработана программа по обводнению более 8 млн га пастбищных угодий на 2013-2020 годы путем строительства 4 тысяч колодцев с подачей воды ветряками и солнечными батареями на сумму 22 млрд тенге. Лишь при повсеместном создании условий могут появиться реальные степные оазисы, которые помогут восстановить былую славу животноводства Казахстана, когда той же России ежегодно поставлялось до 350 тысяч тонн мяса.

Дастан Ельдесов
[email protected]

Пікір жазу

Пікіріңізді енгізіңіз!
мұнда сіздің атыңызды енгізіңіз