НЕСЛОМЛЕННЫЙ

8
1704

 «И я вернусь живым…» – писал осужденный за пропаганду идей «Алаша» Перуаш Каримулы из застенков НКВД

Уголовное дело Перуаша Каримо­ва хранится в спецархиве КНБ РК – письмо с этим сообщением получил на днях внук Перуаша – Азат Турлыбекулы, депутат мажилиса парламента РК.

ЭТО СЛУЧИЛОСЬ В 1937-м…

На прошлой неделе по приглашению Комитета наци­ональной безопасности, в со­ответствии с законом «О ре­абилитации жертв массовых политических репрессий», внуки Перуаша ознакоми­лись с материалами этого уго­ловного дела. По их словам, они убедились в достоверно­сти устных рассказов тех лю­дей, которые знали и видели их деда.

Раскрытые документы со­общают, что Перуаш Кари­мов, по национальности ка­зах, подданный СССР, 1914 года рождения, беспартий­ный, исключенный из комсо­мола, имеющий 7 классов об­разования, ранее несудимый, до ареста работал инспекто­ром школ Еркеншиликско­го района Акмолинской об­ласти. Отец – Карим Амрин, жена – Ерке Жиеналина, сын – годовалый Турлыбек.

14 марта 1937 года П.Каримов был арестован Ер­кеншиликским райотделом НКВД по обвинению в рас­пространении контрреволю­ционной литературы и про­ведении подрывной работы в колхозах. Через полгода, про­веденных в тюрьме, решени­ем Карагандинского област­ного суда он был оправдан и освобожден из-под стра­жи. Это случилось 8-9 сентя­бря. Однако буквально через месяц, по личному протесту председателя Верховного суда КазССР (!), его повторно арестовали и этапировали в тюрьму.

Как вспоминала Кульшат, сестра Перуаша, поздно но­чью в их дом ворвались во­оруженные люди. Они свя­зали брата и на глазах у близких долго избивали его до потери сознания. Затем бесчувственное тело броси­ли на телегу и увезли с со­бой. Этот факт подтвержда­ется в письме Перуаша жене Ерке: «Тамақсыз өлмеймін, уайымнан өлемін. Бойым ауырлап, денем дірілдеп, аяғымды басайын десем – мүмкіндік жоқ тәрізді» («Умру не от голода, а от страданий. Все тело болит, трясет, сде­лать шаг – и то нет никакой возможности»). К этому пись­му мы еще вернемся…

15 января 1938-го реше­нием специальной колле­гии Карагандинского облсу­да П.Каримов был осужден по ст.58-10 УК РСФСР (анти­советская пропаганда) к тю­ремному заключению строго­го режима сроком на 5 лет, с последующим лишением всех прав на 3 года. Как отмеча­ют российские историки, та­кое наказание означало за­прет на всякие контакты и переписку с близкими, что­бы исключить возможность дальнейшего поиска осуж­денного. Фактически это под­разумевало, что такой заклю­ченный никогда не выйдет на свободу.

П.Каримову вменялось в вину то, что он, «связавшись с байскими элементами, контрреволюционно и националистически настроенными лицами, собирал Алаш-Ординскую литературу и проводил националистиче­скую пропаганду».

Согласно сохранившимся в уголовном деле документам, в тот период Перуаш объез­дил множество мест – в част­ности аулы и колхозы Ста­лин, Алғабас, 1 Мая, Соцпуть, Жолбасшы, Мирзоян, Пе­тровск, Коминтерн, Соцмаяк, Фрунзе, Ленин, Исай, Крас­ный пахарь, Бірлік и другие, где организовывал встречи с местными жителями и рас­пространял идеи Алаш-Орды. Эту работу 23-летний Перу­аш Каримов вел вместе с еди­номышленниками: 33-летним Шайшыком Олжабаевым, 35-летним Ескендиром Жиен­баевым и 37-летним Мусабе­ком Курмановым…

Только через 23 года, в 1961-м, постановлени­ем президиума Верховно­го суда КазССР Перуаш Ка­римов и его товарищи были оправданы. Лишь тогда ис­кавшему справедливости его сыну Турлыбеку стало из­вестно, что отец погиб в тюрь­ме. А с документами этого уго­ловного дела близкие смогли ознакомиться еще через полвека.

Однако то, как прошли последние дни Перуаша, что прервало его молодую жизнь (пуля тюремщика, бандит­ский нож, болезнь или просто отчаяние), где покоятся его останки – остается для потом­ков загадкой, раскрыть кото­рую они считают своим сы­новним долгом.

Из протоколов допросов видно, что 23-летний Перуаш не сломался, не предал едино­мышленников, остался верен своим убеждениям и пошел за них до самого конца. Воз­можно, поэтому, по расска­зам родных, аксакал Тобай Барлыбаев, брат выжившего в тюрьме и перешагнувшего 80-летний рубеж Шайшыка Олжабаева, умирая, в смер­тельном бреду звал ушедше­го 40 лет назад верного друга: «Перуаш, Перуаш!»…

К СВЕТУ ЗНАНИЙ

На примере одной безжа­лостно растоптанной судь­бы, одной семьи перед взо­ром предстает трагедия всего казахского народа в ХХ веке. П.Каримулы – один из тех 105 тысяч предвестников свободы, которых в 1937-38 годах называли «врагами народа», «националистами», «инакомыслящими», «соци­ально-опасными элемента­ми». Все они – жертвы тота­литарной системы, жестоко подавлявшей любые прояв­ления национальных интере­сов и их защитников. Именно в те годы казахский народ ли­шился своих лучших предста­вителей в лице националь­ной интеллигенции.

Став в 16 лет учителем, по­строив и возглавив первую в ауле школу, Перуаш Кари­мов параллельно поступил в Казахстанский техникум со­циалистического земледелия (в 1930-м) и заочно в Акмо­линский педагогический тех­никум (в 1931-м), где также с отличием завершил курсы казахских мугалимов (учите­лей) Наркомпроса. В 1934-м в Алма-Ате он окончил кра­евые курсы председателей райкомов просвещения, все это время продолжая рабо­тать в сельской школе; а с 1936 года стал инспектором школ Еркеншиликского райо­на Акмолинской области. Как показывают документы, Пе­руаш свободно владел рус­ским языком, имел только отличные оценки по матема­тике, естествознанию, геогра­фии и т.д. Все эти справки и характеристики, ранее неиз­вестные семье, передали вну­кам П.Каримулы в спецархи­ве КНБ.

Даже один только факт поступления в техникум со­циалистического земледелия при государственном объе­динении «Зернотрест» Нар­комата земледелия СССР на ст. Тогузак (ныне Костанай­ской области) многое говорит о характере и целеустремлен­ности 16-летнего Перуаша. Нужно напомнить, сколь тра­гическая ситуация сложи­лась на тот момент в Казах­стане. Буквально накануне, в 1927-29 гг., совершился так называемый «большой ска­чок», инициированный Го­лощекиным, произошло на­сильственное «оседание» казахских аулов, связанное с запретом на ведение коче­вого хозяйства и повальной коллективизацией – прежде всего, поголовья домашне­го скота. Это привело к мас­совой голодной смерти ка­захского населения, которое исторически опиралось на животноводство и не владе­ло навыками земледелия в достаточной мере, чтобы обе­спечить себя продуктами пи­тания. От голода умирали целыми аулами, дети и взрос­лые, нередкими были факты каннибализма, число жертв исчислялось миллионами, вымерли и опустели многие районы.

В этой ситуации сельский подросток принимает реше­ние заняться изучением зем­леделия – новой, неизвестной для вчерашних кочевников отрасли – и едет учиться за тысячи километров от род­ного аула. Важнейшим моти­вом при этом, несомненно, было стремление спасти свой народ от угрозы голода, обе­спечить его будущее в новых, столь драматических услови­ях. Сегодня мы назвали бы такой выбор инновационным путем развития, но и в то вре­мя это был, безусловно, сме­лый и прогрессивный шаг.

Перуаш Каримулы, со­всем еще юноша, стремящий­ся к знаниям и настойчиво приобщавший к ним других в качестве учителя, – нагляд­ный пример казахского ин­теллигента-просветителя, ка­ких в те годы было немало в степи. Их расстреливали, сажали в тюрьмы, выселя­ли… Сколько светлых семей­ных очагов погасло, сколько жен стали вдовами, а детей – сиротами… Ярлыки «род­ственников врагов народа», «предателей родины» наве­шивались на безвинных жен­щин и детей, становились их проклятием на всю жизнь.

В уже упоминавшемся письме Перуаша из тюрьмы он, предвидя надвигающуюся на его близких угрозу, совету­ет супруге: «Ешкімге дос деп іш пікір айтпа. Сыртыңнан «иә» деп те… өзің алданып қалып жүрме. Онымен жан­ды аман сақтай алмаспыз» («Никому не доверяй своих мыслей, пусть даже считаешь их друзьями. Внешне согла­шайся, но… не обманывайся сама. Иначе не выживем»).

К сожалению, эти опа­сения вскоре оправдались. Вот что сообщают потомки П.Каримулы: «По некоторым сведениям, наша аже, Ерке Жиеналина, попала в АЛ­ЖИР (Акмолинский лагерь жен изменников родины – прим. авт.), а ее дальнейшая судьба осталась неизвест­ной. До сегодняшнего дня мы даже не знали наверняка ее фамилию».

Земляки помнят, что обо­жавший свою жену Перуаш настоял на том, чтобы она тоже пошла по учительской стезе. Подтверждает это и письмо из тюрьмы, в котором П.Каримулы дает наставле­ния Ерке по поводу учебы на курсах учителей: «…сыртқа сыр білдірмей көңілді оқы, на­шар үлгеріп қатарыңнан кем қалма» («Не показывай вида [о cвоем горе], учись увлечен­но; не отставай от других»). Подумайте только, безнадеж­но сидящий в железных ти­сках тюрьмы парень не про­сто скучает по юной жене; он ее морально поддерживает из своего заключения, высту­пает как друг и наставник. Ка­кая внутренняя сила, какие мужество и энергия бились в этом человеке! И как жаль, что это письмо так никогда и не дошло до адресата, не со­грело сердце Ерке…

НЕДОШЕДШЕЕ ПИСЬМО

Среди возвращенных по­томкам из архивов КНБ доку­ментов есть написанное ла­тинским алфавитом письмо, которое привлекает особое внимание тем, что оно целы­ми кусками исчеркнуто крас­ными чернилами цензора. Для восприятия текста вну­ки Перуаша за одну ночь пе­реписали его современным казахским шрифтом, отметив при этом, что если раньше с настороженностью относи­лись к переходу на латини­цу, то теперь на собственном примере убедились в том, что такой переход требует лишь небольшого привыкания.

В письме даются поруче­ния Ерке, пронумерованные 1), 2), 3) – и так до 22 пунктов. Обращает на себя внимание красивый, ровный почерк, которым наряду с судьбонос­ными вопросами вроде воз­можности выйти на поруки, пишется о передаче теплой одежды и разных бытовых вещей в застуженную тюрь­му. Их перечисление пока­зывает, что семья была явно небедной по тем временам, а сам инспектор школ сле­дил за своим внешним ви­дом. Иными словами, моло­дой педагог не искал в идеях «Алаша» личной выгоды, его не толкала к ним безысход­ность существования. Напро­тив, как и для большинства представителей интеллиген­ции, это был его осознан­ный выбор, ради которого ему пришлось пожертвовать благополучием семьи и соб­ственной жизнью: «…Жауап беріпті, босатпайды ғой. Бұдан тек құтылу қиын енді» («Дали ответ, что не выпу­стят. Теперь спастись будет тяжело»).

Вероятно, в заключе­нии Перуаш оказался вме­сте с уголовниками, которые, как известно, по договорен­ности с администрацией тю­рем третировали и всячески пытались сломать «полити­ческих». Только этим можно объяснить следующее пору­чение: «Бірітіба пышағынан тағы бір-екеуін жәшік түбіне жасырып сала сал» («[Пе­редачу сделай] в ящике и спрячь в его дно пару ножей от опасной бритвы»). Одно это показывает упорство и смелость учителя, как и отча­янность его положения.

Но самые пронзительные строки этого письма обраще­ны все-таки к любимой жене Ерке и единственному сыну Турлыбеку – Токену. Даже по­стороннему невозможно чи­тать без волнения и сердеч­ной дрожи эти наполненные безграничным теплом и лю­бовью слова:

– «Қош-қош бауырым. Бауырыңды елжіретпе… тағы мен жалғызым деп жыладым – сен бар екенсің, Төкенім бар қалатын»…, («Прощай, про­щай, родная. Не береди душу, снова я плачу, что одинок – но есть ведь у меня ты, и Токен от меня останется…»);

– «Сені мен Төкенімнің иісі бар жаңа көрпені сұрағаныма іренжіме… Құлыным ақырғы сүйіскенім деп ойлама. Құдайдан тіле, үміт ет»…, («Не обижайся, что прошу пе­редать мне новое одеяло: с ним запах твой и Токена… И не думай, мой жеребенок, что целовал я вас в последний раз. Верь и надейся»);

– «Ақмолаға жүргізетін болса, қапы қалмай қоштасып қалыңдар. Төкеніммен қоштасқам жоқ, жылар деп»… («Если переведут в Ак­молу, прощайте и не обижай­тесь. [Как жаль, что] с Токе­ном я не попрощался [тогда], побоялся, что расплачется»);

– «Ақмолаға барсам… бос келмеңдер – бәрі бір онда бұдан да қатаң ұстайды» («Как переведут в Акмолу – не приезжайте зря. Там еще хуже держат, чем даже здесь»).

Но несмотря на все эти испытания, Перуаш Кари­мулы не отказался от своих взглядов, больше того – ви­димо, даже надеялся продол­жить начатое: «Әуелі жаным қалсын. Сосын көрермін»… («Сейчас главное – выжить. А там посмотрим»).

Но не суждено было сбыть­ся надеждам молодого роман­тика. А немного спустя тьма неизвестности поглотила и его верную спутницу Ерке. По­гас еще один семейный очаг, осиротел еще один уголок че­ловеческого счастья.

ВСПОМНИТЬ ВСЕХ

Все многолетние попыт­ки их сына Турлыбека Перу­ашева разыскать следы роди­телей оказались тщетными. Он лишь получил из Верхов­ного суда КазССР справку о посмертной реабилитации отца. А в 1961-м начался пе­ресмотр уголовных дел жертв сталинских репрессий, в том числе и П.Каримова, но вско­ре этот процесс был свернут и возобновился только в конце 1980-х.

Несмотря на реабилита­цию Перуаша, его сыну Тур­лыбеку, работавшему заве­дующим машинным двором совхоза «Каменский» в Ка­скеленском районе Алматин­ской области, даже в 1965 году отказали в приеме в пар­тию и дальнейшем росте, как сыну «врага народа». Но ника­кой служебный рост не срав­нится с добрым именем роди­телей. Поэтому можно смело утверждать, что, обнаружив в архивах КНБ дорогие серд­цу документы, Азат Турлыбе­кулы осуществил мечту сво­его отца. Удивительно здесь и другое: возглавив в 2011 году партию «Ак жол», объ­явив ее духовной преемни­цей «Алаша», обещая высоко держать эту планку и реаль­ными делами выполняя дан­ное обещание, внук Перуаша не подозревал, что идейные традиции движения «Алаш», их просветительские и демо­кратические ценности были заложены в его собствен­ной семье еще 80 лет назад. И это лишь подчеркивает ис­кренность таких убеждений, их преемственность и зако­номерность для всех будущих поколений казахстанцев.

Ну а мы просто рады но­вому имени в истории на­шего народа и движения «Алаш». Их еще очень много – безвестных героев, погре­бенных под глубокой пылью уголовных дел. Горько со­знавать, что тысячи рядовых сподвижников, боровшихся за национальную идею, шед­ших за нее на плаху с высоко поднятой головой, так и оста­ются забытыми и не оправ­данными перед законом и своим народом. Неужели вместо благодарности всем им мы ограничимся пере­числением из доклада в до­клад, из статьи в статью 30-40 имен известных и давно оправданных руководителей Алаша? А остальные – те, кто нес слово и дух «Алаша» в на­род, объезжал дальние аулы, разъяснял простым людям смысл национальной идеи и ради этого жертвовал сво­ими жизнями – так и оста­нутся в глазах нации «бан­дитами», «врагами народа», «агентами иностранных раз­ведок»? Ведь даже в случае с Перуашем Каримулы его потомкам вернули лишь от­дельные документы из боль­шого дела в несколько томов да показали сохранившую­ся тетрадь со стихами Абая и Магжана Жумабаева.

Остальные бумаги так и остаются под грифом «Секретно».

Сегодня пора серьезно за­думаться о переосмыслении национальной истории Ка­захстана, проведении новых исследований в этом направ­лении. Президент страны Нурсултан Назарбаев в сво­ей недавней статье «Вопло­щение мечты Абылая» очень точно сказал: «Только поко­ление, которое знает о непро­стой истории государства, поворотах и зигзагах пути, пройденного предками, слож­ных этапах и судьбоносных решениях, «белых пятнах» и свершениях великих лич­ностей, сможет успешно до­стичь намеченной цели».

В этом смысле упорные и многолетние поиски двух по­колений потомков Перуаша заслуживают искреннего ува­жения. Так случилось, что со­общение из спецархива КНБ об обнаружении уголовно­го дела П.Каримова пришло прямо перед очередным за­седанием президиума ДПК «Ак жол». Присутствовавшие на нем друзья и коллеги Аза­та Турлыбекулы стали сви­детелями этого непростого и волнующего для его семьи события. Они тоже вырази­ли признательность сотруд­никам специального архива КНБ РК за бережное отно­шение к памяти неизвестных широкой публике батыров, чей подвиг от этого ничуть не становится менее трагиче­ским или менее ценным.

На краю гибели, пожертво­вав всем самым дорогим, что только может быть у человека в жизни – семьей, благополу­чием, личными перспектива­ми, оставляя на растерзание беззащитную юную жену и еще более беззащитного сы­на-младенца, Перуаш Кари­мулы поставил перед собой главный вопрос.

«Құдай не жазса – соны көріп шыдаймыз. Мен шыда­дым, сен де шыда. Кім озар екен?» («Что богом предписа­но, то надо выдержать. Я дер­жусь, и ты тоже держись. Кто победит [вот что важно]?»).

И разве сегодняшний не­зависимый Казахстан не есть ответ на этот вопрос, кото­рый, погибая, задавали себе тысячи других безвестных героев?

Но самым невероятным по твердости духа и силе че­ловеческой любви аккор­дом звучат последние фразы письма Перуаша к Ерке:

«…Ал, күнім, тағы айтам: шыдамсыздық өлтіреді. Одан да басқадан өлу – шәіһт де­ген. Бірігіп адам болыңдар. Күнкөріп, өмір сүру әрекетіне кірісіңдер. Мен де аман келермін».

«…Итак, солнце мое, сно­ва говорю: несдержанность, [безверие] убивает. Умирать [нужно] по-другому – идти на жертву [ради того, во что ве­ришь]. Держитесь вместе, ста­новитесь людьми. Надо жить дальше, ищите свет в этой жизни. И я вернусь живым».

Сәбит Байдалы

http://camonitor.com

8 ПІКІРЛЕР

  1. Май 1934-1937 жылдары ҚазССР Жоғаргы Сотының төрағасы болған Бектурганов Шаймерден Бейсенбайевичтің ұрпақтары, Азат Перуашовтан,аталарының күнәсін жеңілдету үшін, кешірім сұрағаны ержігіттік болар еді.Қазіргі сот пен прокуратура жұйесіндегілерге сабақ болар еді.

  2. Айтұлының»Жоқтауы жеті өмірге жетерліктей,
    Дауыс сап, қара шашын жайса Дала»демекші,Ақ пен Қызыл патшалардың залымдығымен соғыссыз жойқын геноцидке(қырғынға) ұшыраған,зиялыларын мезгіл мезгіл жойып отырған,жарты ғасыр атом бомбалауының астында қалған,гептилмен үздіксіз улуған,жерін келімсмектермен басып алған,тіліне ,дініне, салт дәстүріне орыстандыру үшін басқыншылық жасалған әлемде қазақтай халық жоқ.Азат Перуашовтың атасы мен әжесі сол зұлым саясаттың құрбаны болған, қазақтын арманда кеткен азаматтары.
    Атасы мен әжесі иманды болсын

  3. Азат Перуашевтың атасы Алаш идеясы үшін құрбан болса, енді Азекең ұлттық идеяларға мықтап, баса назар аударуы керек. партия бағдарламасына айқын мақсаттар енгізу керек.

  4. “Тұлпар аунаған жерде түк қалады” деген тектен-тек айтылмаған. Жаманнан жақсы туса да,жақсыдан жаман туса да ,тартпай қоймас негізге-деп айтқан сөз бар. Иә,сол асылдың сынығы,тұлпардың тұяғы болып жүрген Азат немересінің еңсеі Елінің алдында бір көтеріліп қалды. Иләһи, атасының ұлы істерін,арманын Азат бауырымыз іске асырсын. Алаш Ұлы деген атқа кір келтірмесін.Әумин!

  5. расында да жүректі ауыртатын материал екен. Ұрпақ сабақтастығы деген осы шығар. Атасының өмірлік ұстанымын немересінің жалғастыруы шынында да тылсым дүние сияқты, Азат перуашевтың ендігі жерде де өзінің ұстанымынан шалт басып шығуына, өз мүддесі үшін пендешіліктерге бой ұруына еш қақысы жоқ. Азаматтағына дақ түсірмесе екен.

  6. Однако буквально через месяц, по личному протесту председателя Верховного суда КазССР (!), его повторно арестовали и этапировали в тюрьму

    Бектурганов Шаймерден Бейсенбаевич, Май 1934-1937 гг. – Председатель Верховного Суда КазССР.

Пікір жазу

Пікіріңізді енгізіңіз!
мұнда сіздің атыңызды енгізіңіз