КОГДА НАЧНЕТСЯ РЕФОРМА КАЗАХСКОГО ЯЗЫКА?

4
2952

Реформы в Казахстане затронули различные сферы: экономику, финансы, политику, жилищное хозяйство и т.д. Достаточно сказать, что мы успели несколько раз ввести новые деньги. Казахский язык с его тяжелым грузом прошлого остался не только без реформирования. Отсутствует его основа – концепция языковой реформы, теоретическая база оздоровления языка (безотносительно его статуса). За 20 лет независимости казахская лингвистика не предложила какие-либо заметные нововведения, кроме определенного количества новых слов и терминов.

В поисках ответов на простые вопросы

Лингвисты не дали ответ на простой вопрос: нужна ли языковая реформа, если да, то какая, в каком направлении, в каком объеме, в какие сроки? Языковеды, зная причины болезней языка, не предлагают реальные рецепты их лечения, не говорят о необходимости языковой реформы.
Нет ответов, например, на такие вопросы: нужно ли изучать в лингвистических школах арабскую графику (использовавшуюся в казахской письменности), латиницу 30-х годов, древнетюркские руны и языки, основы других тюркских языков. Такая проблема даже не обсуждается. Не выработана научная концепция о переходе на латинскую графику: если президент страны выступает за смену алфавита, то языковеды разрабатывают свыше ста вариантов, если президент просит изучить эту сложную проблему, то ученые «изучают».
В языковой истории человечества немало реформ – их опыт пригодился бы в Казахстане. Однако наши ученые не опираются на предыдущие преобразования, не ссылаются на чьи-то опыты – в противном случае давно приготовили бы концептуальную основу языковых реформ.
А концепция языковой реформы жизненно необходима из-за плачевного состояния языка: забвения предыдущих графических систем и языков, слабости научных исследований в области формирования казахской лексики, заимствований, фонетики, орфоэпии и т.д., а также из-за возможного перехода на латиницу. Ведь и сторонники латинизации выступают без конкретной программы языковой реформы, научного обоснования как смены графики, так и лексических изменений. По принципу: ввяжемся в драку, а там посмотрим, что из этого выйдет.
Состояние отечественного языковедения говорит такой красноречивый факт: уже в 1 классе у детишек начинается головная боль – в некоторых учебниках «Ана тілі» говорится о 40 буквах и 2 знаках (ь,ъ) вместо 42 букв, а в отдельных учебниках о количестве букв нет информации. В русском языке знаки (ь, ъ) как словообразующие являются буквами. Сами названия букв, как и многие слова, даются в русском произношении: бе, ге, ка, эл, эм, эс и т.д. (ср. каз.: бы, гі, кі, лы, мы, сы и т.д.), что с малых лет нарушает основу детской речи. Мы умалчиваем о «художественных достоинствах» стихов в этих учебниках, особенно современных авторов.
Реформирование языка – это труд не одного года и даже не одного десятилетия. Например, реформа русского языка, начатая М.Ломоносовым, растянулась на столетие. Ведь это не только неологизмы и заимствования в новой фонетической оболочке, для «обкатки» которых в литературе, публицистике необходимо время. Это и реформа алфавита, и новые функции и стили языка, и новые литературные жанры. Для этого необходим не только Лингвистический центр по координации языковой реформы, но и Институт казахского и тюркских языков (социальной лингвистики), Литературный институт.

В ожидании
отца казахов

Немаловажно и отношение власти к языковой реформе. Например, нововведения в турецком языке называют реформами Ататюрка, хотя эти самые реформы проводили лингвисты. Это неудивительно: концептуальную основу реформ озвучивал в основном турецкий правитель, особенно по изменению графической основы языка.
Простому человеку было трудно овладеть сложным для понимания арабским алфавитом самому, и даже самые образованные люди делали огромное количество ошибок не только при письме, но и при чтении. В стране существовало два отличных друг от друга языка: являющийся народным турецкий разговорный и османский – язык придворных кругов, совершенно непонятный для простых людей. И вопрос о замене арабской вязи на доступный всем латинский алфавит выходил далеко за рамки только языковедческой проблемы, поскольку это был вопрос будущего нации. И Ататюрк уже в июне 1928 г. создал в Анкаре лингвистическое общество, занимавшееся проблемой переложения турецкой фонетики на латинскую письменность. Затем новым алфавитом занялся сам Мустафа Кемаль. У дворца была установлена огромная доска, и президент республики сам давал уроки всем желающим. Уже на следующий год меджлис принял закон о переходе с арабского на латинизированный алфавит.
Турецкий язык в османские времена стал тяжелым и искусственным, заимствовав не только слова, но и целые выражения, даже грамматические правила из арабского и персидского. После внедрения латиницы открылись возможности для более глубокой языковой реформы. Исследователи собирали «чисто турецкие» слова из диалектов, других тюркских языков, древних текстов, чтобы найти замену, сопровождавшуюся перехлестами. Когда ничего подходящего не находили, изобретали новые слова. В итоге появился малопонятный язык, который впоследствии прошел «обкатку». В новой Турции язык газет, книг, правительственных документов примерно тот же, что и разговорный язык городов.
Подобную чистку от старых слов, чрезмерно большого числа иностранных слов, реформу графической основы несколько раз пережил и русский язык. Например, Петр I негативно относился к засилью иностранных слов и требовал от своих современников писать «как можно вразумительней», не злоупотребляя нерусскими словами, и способствовал языковой реформе. Грибоедов это пересыпание речи галлицизмами назвал «смесью французского с нижегородским». Однако критическое отношение к заимствованиям у некоторых деятелей русской культуры переходило в националистический пуризм, например у А. С. Шишкова, В. И. Даля, которые предлагали все заимствованные и уже усвоенные слова заменить своими: не калоши, а мокроступы, не фортепьяно, а тихогромы (Шишков), не синоним, а тождеслов, не атмосфера, а мироколица, колоземица, не гимнастика, а ловкосилие, не эгоист, а себятник, самотник (Даль) и т. п. Нелепость таких предложений очевидна.
В то же время такое словотворчество и неудачи в языковой реформе – обычное явление. У нас же по поводу отдельных неудачных слов стоит долгий гул. Другое дело – «обкатка» новых слов в художественной литературе у нас проводится очень слабо. Ломоносов же не только создавал новые термины и слова, но и новые литературные жанры и стили языка.
Неусвоенные уроки Байтурсынова
Заимствования – это слова из другого языка, приспособленные к сиситеме (фонетической, морфологической и т.д.) заимствующего языка. Например, ящик, бревно, номер – русские слова, бөрене, жәшік, нөмір – заимствованные слова, вошедшие в казахский. Заимствованный термин как единица языка так же подчиняется фонетическим законам языка.
Между заимствованиями в русском языке и их европейскими оригиналами есть фонетические, морфологические отличия: семинар – seminarium, лауреат – laureates, мавзолей – mausoleion и т.д. Конечно, в русском много заимствований без изменений, когда есть фонетическое соответствие. Близость в морфологии, словообразовании позволила русскому языку заимствовать и некоторые приставки, суффиксы из европейских языков. Система же казахского языка (фонетическая, морфологическая, словообразовательная и т.д.) сильно отличается как от русской, так и европейской.
Вообще, в вопросе о русских заимствованиях нет иного пути, кроме приведения их в соответствие с казахской орфоэпией на основе «уменьшенного» алфавита. В противном случае почти все останется по-прежнему. Да, вводятся новые казахские слова, термины, но основная масса заимствований остаются без изменений: не только термины, но и «обычные» слова из русского, вроде чемодан, подъезд, велосипед и т.д. пишутся в русской орфографии. Достаточно просмотреть, к примеру, новый орфографический словарь под редакцией профессора Р.Сыздык на буквы «в», «ё», «ф», «ц», «ч», «щ», «э», «ю», «я» – все слова в русской орфографии! На буквы «г», «б», «д», «и», «к», «л», «п», «р», «х» – внушительное количество русских слов, порой около половины! Эти слова незаметно «подтачивают» язык.
Современные школьники уже говорят: сынып (класс), ұшақ (самолет), тікұшақ (вертолет), орамжапырақ (капуста) и т.д. В то же время по-разному заимствования: нөмір (номер), сома (сумма), нөл (ноль), но – цифра, фигура, циркуль и т.д.
Основатель казахского языкознания Ахмет Байтурсынов в свое время учил: «В отсутствие в казахском языке подобного рода слов (терминов), заимствовать таковые из родственных казахскому языков. Это делается по тем соображением, что: 1) большинство слов родственных языков хотя и не имеют общих форм, но имеют общие корни, следовательно, они и для понимания легче, и для слуха, и для выговора не так чужды, как слово неродственного языка; 2) тюркские народности имели и имеют постоянное общение между собою, а потому большинство слов одного языка, без наличия общих корней, может быть знакомо представителям другого языка».
Фундаментальные проблемы языка были впервые выявлены и частично решены А.Байтурсыновым: фонемная (знаковая) система языка и ее реформирование, принципы заимствования, перевода терминов, обучения языку и др. Введенные А.Байтурсыновым казахские лингвистические термины до сих пор используются в казахском языкознании. Кстати, ученый не стремился перевести все термины. Возможное решение терминов – свести их количество к разумному минимуму, чтобы уменьшить их негативное влияние на язык.
Можно согласиться с мнением независимого эксперта Канагата Жукешева, что необходимо развивать грамматику казахского языка, которая соответствовала бы уровню индустриального и постиндустриального общества, а также совершенствовать материал казахского языка – литературу, образование и СМИ. После Ахмета Байтурсынова, который почти сто лет тому назад создал абсолютно новую для своего времени универсальную грамматику казахского языка, отечественная лингвистика практически не продвинулась в своем развитии.
Многие акции, мероприятия, обращения готовят общественные деятели, политики, а филологов не слышно: они «залегли на дно». Это тревожный сигнал – проблемы должны изучаться, анализироваться и озвучиваться специалистами. Ученые должны создать глубоко продуманную концепцию развития и внедрения казахского языка, и только потом можно будет подключать административный и иные ресурсы.

Дастан ЕЛЬДЕСОВ

4 ПІКІРЛЕР

  1. Pi’smo Lysaktotal

    V avguste vvedeny v stoi Belorusskaia i Kazaxskaia orfografi‘i.
    T.o. Lysaktotal oxvatyvaet slo’vanskie, angliiskii, kitai’skii i singarmoniceskie iazyki(2 mlrd.). Vveden Lysaktotal Xend meid i vza‘imozamena h-x.

    Pihyte Lysaktotal! Jelaiu udaci!

    Borys Lysak

  2. «Альтернативная программа развития языков в Казахстане.»
    В России и в странах Западной Европы есть такая интересная традиция:
    булочки выпекаются – булочниками, электрики занимаются
    электричеством, врачи – лечат людей.
    Действительно – не пошлёте же Вы грузчика на высоковольтную
    подстанцию отключить фидер;
    не будет же дворник лечить людей в больнице!
    Но именно нечто подобное происходит с «Госпрограммой развития
    языков» в Казахстане!!!
    Зайдём на официальный сайт Ак – Орды. Выбираем: русский язык,/
    / «Официальные документы», / «Указы Президента».
    Мы находим там вышеупомянутую госпрограмму, где читаем:
    «Государственный орган, ответственный за разработку Программы –
    – Министерство культуры Республики Казахстан».
    В разделе «Задачи» читаем, что нужно сделать:
    «Совершенствование и стандартизация методологии
    обучения государственному языку;»
    «развитие инфраструктуры обучения государственному языку;»
    «стимулирование процесса обучения государственному языку;», и так далее.
    Работники Министерства культуры – это музыканты из консерватории,
    работники цирка и зоопарков, сотрудники музеев,
    вокалисты и хореографы из театра. Хороший вопрос:
    Почему программой развития языков в Казахстане занимается
    Министерство культуры – вместо Министерства науки и образования??
    У кого больше опыт ПРЕПОДАВАНИЯ ЯЗЫКОВ – у певцов оперного театра
    или у преподавателей университетов?
    У кого есть – вся учебная литература, библиотеки и лингафонные кабинеты???
    Почему вопрос «обучения государственному языку в Казахстане»
    не был доверен СПЕЦИАЛИСТАМ – преподавателям школ и Университетов???

    Отсюда возникает вопрос: Ну, неужели реализацией
    «Государственной программы развития языков в Казахстане»
    будут заниматься специалисты по скрипкам – виолончелям,
    вместе со специалистами зоопарков по белым и бурым медведям,
    – и другими работниками Министерства культуры???
    Альтернативная программа развития языков в Казахстане
    могла бы иметь следующий вид:
    1) Заниматься разработкой и внедрением программы должны
    заниматься СПЕЦИАЛИСТЫ – преподаватели языка
    и учёные лингвисты из Министерства образования и науки,
    а не работники Министерства Культуры.
    2) Недавнюю ликвидацию двух русскоязычных школ в городе Темиртау,
    №16 и №9 следует признать, мягко говоря, непродуманной именно
    с точки зрения лингвистики.
    Чтобы изучать второй язык, дети должны иметь возможность
    пообщаться на втором языке, нужна «языковая практика».
    Поэтому, местные власти и депутаты должны поощрять
    УВЕЛИЧЕНИЕ КОЛИЧЕСТВА СОВМЕСТНЫХ ШКОЛ.
    Кроме того – это удобно родителям – можно водить ребёнка в любую
    ближайшую школу. Но это не очень удобно чиновникам – надо
    вводить больше ставок учителям казахского языка, больше расходов.
    170 миллионов тенге на фонтаны и восковые фигуры в Темиртау – не жалко,
    а вот сделать больше ставок учителям казахского языка… Так жалко!
    3) Вводить в эксплуатацию в Казахстане можно сразу две латиницы:
    русскую и казахскую и уже сейчас, в 2012 году, с одной важной оговоркой:
    латиницы надо вводить КАК ВСПОМОГАТЕЛЬНЫЕ АЛФАВИТЫ,
    для печатания имён и фамилий в паспортах и названий улиц.
    Давайте используем опыт Китая, где две письменности, старая традиционная
    и новая упрощённая, мирно сосуществуют.
    Как показывает анализ проекта Универсального Алфавита, новая латиница
    должна содержать как минимум 34 буквы.
    А если мы хотим, чтобы особые казахские звуки «Ғ» , «Қ», «Ң», «h», и русская «Щ»
    изображались одной буквой, без апострофа ‘, или других диакритических значков: `,
    ^, то тогда латиница должна содержать не менее 39 букв.

    Официальными сферами применения казахской латиницы,
    первоначально будут:
    3.1) Публикация транскрипции в англо- казахских и
    англо- русских словарях;
    3.2) Отправка СМС сообщений в сотовых телефонах,
    что позволит в одном сообщении отправлять по 144 знака – в 2 раза
    больше, чем при использовании русского или казахского алфавита.
    3.3) Казахская латиница должна передавать также звуки русского,
    узбекского, турецкого языка, чтобы превратиться в будущем
    в региональный общетюркский стандарт алфавита.
    Ожидаемое количество букв в латинской версии алфавита 39.

    4) В госпрограмме развития языков говорится, что: » Программные цели:
    1) государственный язык – главный фактор национального единства;»
    Для достижения этой цели госпрограмма развития языков
    должна разрешить использование «шала – русского языка»
    как средство для изучения казахского языка в процессе общения.
    Человек, изучающий казахский язык, не знает много казахских слов.
    Надо разрешить общение на смеси казахских и русских слов, «шала – русский язык».

    Это может быть русский язык с упрощённой грамматикой.
    Если Вы знаете слова русского языка – значит,
    Вы уже знаете все слова «шала – русского языка».
    Он отличается от обычного русского языка наличием других, упрощённых
    правил грамматики – два десятка правил, похожих
    на правила языка Эсперанто.
    Этот упрощённый русский язык полезен Президенту Назарбаеву и
    высокопоставленным чиновникам для укрепления языковой
    независимости Казахстана.
    И этот язык нужен иностранцам и оралманам для того, чтобы упростить
    проблемы общения с русскоязычными гражданами и помочь русским
    изучать казахский язык в процессе бытового общения.
    Ещё одна сфера применения «шала – русского языка» –это компьютерные
    системы перевода текстов. Применение шала – русского языка
    с упрощённой грамматикой в качестве промежуточного результата
    компьютерного перевода позволяет упростить программное
    обеспечение и снизить затраты на его разработку.

  3. «Можно согласиться с мнением независимого эксперта Канагата Жукешева, что необходимо развивать грамматику казахского языка, которая соответствовала бы уровню индустриального и постиндустриального общества».
    Да Жукешев фактически объявил казахский язык отсталым, а этим воспользовался некто «политолог» ненавидящий казахов Сытник, который еще ссылочку на Жукешева привел: мол, сами казахи свой язык отсталым называют. Жукешеву нужно сначала думать, преждем чем что-то писать о казахском языке!

Пікір жазу

Пікіріңізді енгізіңіз!
мұнда сіздің атыңызды енгізіңіз