КАК ВЫЖИЛИ КАЗАХСКИЙ ЯЗЫК ИЗ КАЗАХСТАНА

3
4176

Положение казахского языка в РК стало «феноменом» не только у нас. Он под пристальным вниманием и зарубежных специалистов, прежде всего в РФ, нередко становясь орудием политических интриг. Достаточно сказать, что ни в одной республике СНГ государственный язык не находится в столь плачевном состоянии, а отдельные попытки внедрения его в делопроизводство вызывает сильное сопротивление определенной части населения. Даже в самом Казахстане широко распространено мнение о неспособности казахского языка исполнять конституционные функции: мол, язык скотоводов изначально не приспособлен к оседлой, индустриальной жизни, науке, бизнесу, законодательству, к всевозможным инновациям и технологиям. Анализ первопричин особенно актуален в эпоху глобализации для определения путей развития языков в быстро меняющемся мире, не говоря о «языковой» революции и конфронтации языков.

Забвение ленинских принципов

Статус русского языка как общегосударственного был закреплен в основных государственных законах Российской империи. В середине ХIХ века в Степи было ликвидировано ханское правление. Хотя язык Пушкина не получил большого распространения в Степи, делопроизводство и общественная деятельность стали вестись на русском языке, вытесняя казахский язык в сферу частного, семейного общения.
Кардинальные изменения произошли в советское время, когда русский язык был де-факто не только официальным, но со временем и языком образования, СМИ и т.д. При этом в «позднее» советское время государственный язык законодательно не был закреплен ни в Конституции СССР, ни в Конституциях союзных республик. Исключение сделали лишь для закавказских республик.
Такое законодательство основывалось на известных языковых принципах Ленина от 18 января 1914 г.: «Мы не хотим только одного: элемента принудительности. Русскому народу, русской демократии – этого не нужно. Он не признает никакого национального угнетения хотя бы и «в интересах русской культуры и государственности». Вот почему русские марксисты говорят, что необходимо: – отсутствие обязательного государственного языка, при обеспечении населению школ с преподаванием на всех местных языках…».
С приходом советской власти казахскому придали статус государственного языка. Декретом КирЦИКа от 22 ноября 1923 г. «О введении делопроизводства на киргизском языке» органам на местах предлагалось ввести с 1 января 1924 г. казахский язык в делопроизводство учреждений уездов и волостей, населенных преимущественно казахами. В смешанных по национальному составу уездах и губерниях ведение делопроизводства предусматривалось на русском и казахском.
С 1926 г. стали замещать работниками, владеющими казахским, решающих должностей в госаппарате, что способствовало становлению национальных управляющих кадров. Языковая политика 1920-1937 гг. характеризуется паритетным казахско-русским двуязычием. Этот паритет был зафиксирован и в Конституции Киргизской (Казахской) автономной республики. На это время приходится и расцвет казахской литературы.
Однако параллельно такой языковой политике проводилась другая внутриязыковая «интервенция» под громкими лозунгами борьбы с неграмотностью, религиозными предрассудками, приобщения к плодам цивилизации – смена графики. Принципиальными противниками перехода с арабского алфавита на латиницу были представители «Алаш-Орды» во главе с известным политическим деятелем, выдающимся лингвистом Ахметом Байтурсыновым.
Реформа казахского языка, начатая Байтурсыновым в начале прошлого века, была многообещающей. Модернизация казахской письменности на основе арабицы, известной как «төте жазу» (быстрое письмо), учитывала фонетическую природу языка и была вполне конкурентоспособной. Она используется до нашего времени казахами Китая.
Языковая мина быстрого действия
Вопреки ленинским принципам, уже на заре советской власти были заметны ростки языковой экспансии с последующим изменением фонетической, лексической, семантической основы казахского языка с помощью двойной смены графики. Кроме СССР, такая губительная для языка практика никогда и нигде не применялась – дважды народ начинал изучение своего языка с «чистого листа» в условиях нехватки подготовленных учителей и учебников и терял связь с наследием прошлого. А.Байтурсынов был против латинизации, ибо предвидел или знал последующий переход на русский алфавит: до латиницы исподволь готовилась языковая и идеологическая база перехода на письменность «великих Ленина и Сталина». Поэтому-то основатель казахского языкознания предлагал сразу перейти на кириллицу без латинизации.
Байтурсынов обоснованно выступил против русификации казахского языка, в том числе против чрезмерно большого количества заимствований из русского языка, предлагая заменить их словами из других языков, прежде всего тюркских. Многие национальные проблемы, обсуждаемые ныне, поднимались в среде казахской интеллигенции в первые годы советской власти. Но их разрешение в корне были прерваны политикой русификации в области языка, культуры и репрессиями против деятелей «Алаш-Орды».
1937-1938 гг. – это годы не только политических репрессий. В принятой в 1937 г. Конституции КазССР уже не было статьи о государственном языке. А 13 марта 1938 г. принимается Постановление «Об обяза¬тельном изучении русского языка в школах национальных рес¬публик и областей». Поста¬новления по русскому языку были приняты в 1948, 1967, 1978, 1983 г., но при этом языки других национальностей не были удо-стоены такого внимания. Согласно постановлению изучение русского языка начиналось со 2 класса (с 1948 г. русский язык изучается со второго полугодия 1 класса), большое внимание уделялось изучению русской литературы, обычно на русском языке. Все это способствовало лучшему овладению учащимися русским языком.
Так была подготовлена основа к следующей языковой операции – к принудительному переходу к русскому алфавиту. Переход на кириллицу в 1940 г. «ознаменовался» тем, что за основу взяли русский алфавит целиком со специфическими русскими буквами (ь, ъ, ё, ц, ч, щ, э, ю, я, которые отсутствуют в казахском языке) для написания т.н. заимствований из русского языка. А на деле иноязычных, т.е. русских слов. Ранние естественные заимствования, вроде бөрене, жәрменке, жәшік, кәмпит, кереует, самауыр и т.д., вошли в лексический состав языка. В советское же время в нарастающем темпе в казахском языке образовался целый пласт русских слов. Он не только обеднил язык и превратил его в «казахско-русский диалект», но и вызвал «эрозию» языка.
Это небывалый случай – «подтягивать» фонемный строй языка до строя иноязычных слов! Заимствования из русского языка остались таковыми – чужеродными; по этой причине большинство из них не используются в поэзии, художественной прозе, заметно обедняя ее язык. Кроме нарушения фонетики, орфоэпии и синтаксиса, эти слова снижают функциональные возможности языка и препятствуют естественным заимствованиям из других языков.
Хотя не было специального закона о государственном языке, введение русского языка как такового проводилось с помощью перевода школьного, особенно вузовского образования на русский язык. 13 апреля 1938 правительство Казахстана приняло постановление N 353 «О реорганизации национальных школ», которое стало руководством в деятельности Наркомпроса. Так называемая «реорганизация» заключалась, по сути, в ликвидации всей построенной в годы советской власти системы образования на национальных языках, прежде всего, школьного образования.

Сгорбившийся росток

4 июня 1955 года вышло Распоряжение Совмина КазССр «Об освобождении от обязательного изучения казахского языка в русских школах». Это окончательно закрепило доминирующее положение русского языка уже в среднем образовании. Кроме русского, все языки, признавались бесперспектив¬ными. Степень владения другими языками никак не отражалась на продвижении по служебной лестнице. Такие распоряжения и были официальными законами о продвижении русского языка как государственного в КазССР. Такая политика подкреплялась большой идеологической работой, целью которой была в привитии коренному народу неполноценности его языка и культуры. Приблизительно в это же время открыто ставился вопрос о том, чтобы сделать казахскую прессу поголовно переводной с русского, в прямом смысле – тенью «великого и могучего».
С каждым десятилетием, годом все меньше и меньше остается знатоков того прежнего богатого языка. На нынешнем языке уже трудно создавать произведения на уровне казахских классиков. О современности невозможно писать без современных понятий, а они в основном русские слова. Если в литературе для взрослых как-то еще можно писать, «избегая» их, то в детской литературе это невозможно. Ибо ее специфика в знакомстве, назывании объектов окружающего мира, а многие обозначения – русские слова, которые отличаются фонетически, ритмически и т.д., что делает их использование в художественной литературе «нерентабельным». Например, на улице: тротуар, экскаватор, троллейбус, подъезд и т.д. Дома: телевизор, люстра, душ, компьютер и т.д. Одежда: юбка, туфли, костюм, галстук и т.д. Игры: спортивные названия и термины в основном из русского языка. Т.е. элементарное лексическое «истощение».
«Привязанность» казахского языка к русскому – графически, лексически, стилистически и т.д. – привела его к изоляции. Иначе и быть не могло: для изучения иностранных языков на казахском языке в советское время не создали никакой базы – ни словарей, ни учебников, ни преподавателей. Иностранные языки и литературу изучали опосредованно – через русский язык, т.е. для этого надо было хорошо владеть русским языком, притом к 5 классу, когда начинали изучать иностранный. Возможно, по этой причине большинство представителей казахской творческой интеллигенции не владеют иностранными языками. Что в свою очередь повлияло на качественную составляющую казахской литературы, публицистики, науки. И, наоборот, владеющие иностранными языками не знают казахского языка – между ними есть барьер или посредник в виде русского языка.
К обязательному изучению русского языка добавилось скачкообразно (в 1939, 1957, 1969, 1983) сворачивание делопроизводства на казахском языке в сельских районах (в городах делопроизводство изначально было на русском языке), закрытие школ с казахским языком обучения. В итоге русский язык использовался и используется повсеместно – в 50-ти сферах жизнедеятельности, в то время как казахский – всего в 10-ти. Ликвидация неграмотности, объявленная декретом Ленина, обернулась для казахов забвением родного языка и культуры, которое продолжается до сих пор. Казахскому языку искусственно перекрыли доступ к передовым для того времени процессам, индустриализации, и он оказался на обочине истории.

Дастан ЕЛДЕСОВ 

 

3 ПІКІРЛЕР

  1. Заказывал у space-shop.org три раза, все заказы приходили вовремя и в полном объёме, работой даволен. Нравится ассортимент, качество на высоте. Обслуживание 4+

Пікір жазу

Пікіріңізді енгізіңіз!
мұнда сіздің атыңызды енгізіңіз