ВРЕМЕН СВЯЗУЮЩАЯ НИТЬ

0
1373

Искусство учит мыслить. Это сердцевина, это основа любого искусства. Конечно, есть особенности отдельных видов искусств, которые различаются по воздействию на зрителя в пространстве и во времени. Например, монументальная и малая скульптура. Судя по событиям последних десятилетий, даже неискушенный в искусстве человек может предположить, что век монументальной скульптуры короткий: многие запечатленные на века вожди и символы прошлой эпохи были низвергнуты на глазах миллионов людей, взамен которых пришли новые статуи с сомнительным исполнением. 

Кстати, в Европе с ее войнами отношение к памятникам более лояльное в силу их художественной ценности и соответствующей культуры, в которой художник не является простым исполнителем «веяний» времени и правителей, но, прежде всего, мастером и созидателем. Это у нас по решению местных властей, как из-под земли, вырастают ханы, батыры и бии, в которых много «мифологии», но мало искусства.

 

Национальный талисман

 

Но есть вещи, неподвластные времени, смене культур и религий. Это язык искусства и традиции. Искусство номадов с их знаменитым «звериным стилем» оказало влияние на искусство Греции и римских провинции, на китайское, южнорусское и искусство готов. Зверь в произведениях кочевников обязательно в движении – в прыжке, полете, в агонии, свернувшийся в клубок. Изображения оплетенных в неистовой борьбе, пожирающих друг друга животных не могут оставить никого равнодушными.

Эстетическое своеобразие статуи Золотого человека именно в передаче духа сакской эпохи языком пластики. Летящий барс как будто сошел с головного убора сакского царевича, в котором имеются фигурки крылатых барсов. Статичная фигура Золотого человека тем не менее в динамике – все ее линии подчинены полету зверя, и сбоку она подобна лучной дуге.

 

Возвращение  золотого человека

 

 

Древнее зодчество фе­номенально. Оно обладает свойством быть понятным без посредников – это универсальный язык общения эпох и народов. И в то же время культовая, религиозная особенность делает его таинственным, непостижимым. Недаром архитектура Древнего Египта произвела впечатление на президента Нурсултана Назарбаева во время его визита в начале 90-х гг. и навеяла идею создания монумента Независимости. В Луксоре, городе лотосовидных и папирусовидных колонн, архитектору Шоте Валиханову президент высказал мысль о необходимости создания памятника, величественного и возвышенного.

Уже в 1994 году группа молодых авторов под руководством Валиханова работала над проектом монумента Независимости. В окончательном варианте комплекс состоял из стелы с Золотым человеком, наземных скульптур с четырех сторон и позади них – рельефных стенок полукругом. Над скульптурной частью проекта работали Адилет Жумабай, Нурлан Далбай, Кайрат Суранши. Монумент Независимости был открыт с участием президента Назарбаева 16 декабря 1996 года.

Многое определило удачное композиционное и архитектурное решение комплекса, в котором стела гармонично сочетается с высотными зданиями и расположена на выгодном месте с точки зрения организации пространства огромной площади, а также солнечного освещения: скульптурные фигуры смотрят на юг. Стела из розового куртинского гранита (высота вместе со статуей около 34 метров) представляет собой сооружение в виде граненного, квадратного в сечении столба. Его немного выделяющаяся верхняя часть рельефно отделана изображением государственного герба, поперечными блоками.      

Традиционно стела воздвигалась как надгробие или мемориал, т.е. отчасти имела культовый характер. Каменная стела – кулпытас – в казахских степях устанавливалась как надгробие или отдельно, часто как родовой памятник высотой до 2,5 метра. Кулпытас украшался рельефным орнаментом, родовым гербом – тамгой, иногда арабской вязью. Интересно, что остроконечный верх памятника порой имел вид стилизованной человеческой головы. В монументе Независимости высокий головной убор сакского вождя органично и цельно завершает, как наконечник стрелы, вершину стелы. Она тоже покрыта рельефным орнаментом, а родовую тамгу заменил, естественно, герб республики.

Украшением, жемчужиной комплекса является, несомненно, статуя Золотого человека на летящем барсе, которая венчает стелу. Как всякая талантливая вещь, эта скульптура стала объектом различных оценок. Иностранцы, привыкшие к стандартным советским памятникам вождю, с удивлением рассматривают другого вождя, поднявшегося на небывалую высоту, в том числе и в эстетическом плане.

Внушительная по величине (около 5 метров) бронзовая скульптура тем не менее кажется маленькой на вершине величественной стелы. Но увеличение ее размеров, как предлагали некоторые скульпторы, нарушило бы очень точные пропорции скульптуры и стелы, не говоря о ее эстетике как архитектурного сооружения. И сейчас трудно представить столб без скульптуры: статуя Золотого принца на барсе является его навершием и составной частью.

Возвышение над площадью, городом статуи сакского принца само по себе парадокс, характеризующий кочевников в целом и казахов в частности. Феномен мобильности древних номадов, их быстро сменяющихся обществ, религий, письменностей и т.д. с одной стороны, и как следствие – потеря связей между ними с другой стороны. Поэтому взгляды казахов обращены в прошлое, где не только с саками и хуннами, но и с древними тюрками и уйгурами, даже с эпохой Чингиз-кагана мало ясного, выверенного, осознанного.

 

Национальный  талисман

 

 

Но есть вещи, неподвластные времени, смене культур и религий. Это язык искусства и традиции. Искусство номадов с их знаменитым «звериным стилем» оказало влияние на искусство Греции и римских провинции, на китайское, южнорусское и искусство готов. Зверь в произведениях кочевников обязательно в движении – в прыжке, полете, в агонии, свернувшийся в клубок. Изображения оплетенных в неистовой борьбе, пожирающих друг друга животных не могут оставить никого равнодушными.

Эстетическое своеобразие статуи Золотого человека именно в передаче духа сакской эпохи языком пластики. Летящий барс как будто сошел с головного убора сакского царевича, в котором имеются фигурки крылатых барсов. Статичная фигура Золотого человека тем не менее в динамике – все ее линии подчинены полету зверя, и сбоку она подобна лучной дуге. Даже лук в его руке как извивающаяся змея повторяет движение барса – его крыльев, хвоста, а также головы, как и ловчая птица, сидящая на другой руке. И уменьшение щита на левой руке – для обзора движения фигуры. Все мышцы человека и зверя в напряжении, что с большим мастерством выполнено скульптором. Линии костюма подчинены пластике тела: подчеркнуты мышцы груди, живота. Естественно, элементы богатого и сложного костюма принца-жреца прошли «горнило» пластической стилизации, что требует не только мастерства скульптура, но и «мифологического» мышления, знания истории и этнографии номадов.

Причастность современности к прошлому может быть различной, особенно если их отделяют несколько тысячелетий. В лучшем случае как к святыне, в худшем – как старинной экзотике. А сделать далекую старину своей, родной, сотворить ее самим дорогим талисманом, чтобы прошлое засверкало новой гранью в нашей жизни и стало национальным оберегом, народным достоянием, может лишь большой мастер, чувствующий пульс истории далеких предков. Искусство тем и ценно, что впитывает дух его создателя, сокровенную его истину, и холодная бронза может нам поведать больше, чем обильные речи. И в статуе Золотого человека на крылатом барсе столько поэзии, полета духа, откровения и в то же время присутствие тайны!

Интересно, что сакский головной убор видоизменился у казахов в саукеле – высокий женский головной убор, имевший ритуальное значение. Какая-то магическая перекличка идет и по ценности головных уборов: саукеле у казахов был наиболее ценной вещью по количеству золота, серебра, драгоценных камней. К тому же в свое время высота головного убора казахского хана свидетельствовала о его власти.

Отражение или преломление солнечных лучей с древнейших времен использовалось в культовых сооружениях, будь это пирамиды или солнечные часы, позолота древних храмов или купола мечетей. Это особенность использована и в монументе Независимости. Золотые пластины на крыльях барса, позолоченные нагрудной щиток и кольцо, охватывающее султан на головном уборе, отражают лучи солнца в течение всего светового дня, а ночью – лучи прожектора. Например, пластины на крыльях особенно светятся утром и вечером, щиток в первой половине дня и т.д.

Бронзовое зеркало, подобное зеркалу сакского вождя, до сих пор используются алтайскими шаманами. Носят их на груди, как на скульптуре Золотого человека, прикрывая один из чакров, энергетических центров, расположенный в середине груди. Некоторые шаманы проводили много времени в поисках бронзового зеркала, которое находили в древних обрушившихся курганах и уносили их как самый дорогой подарок от духов. Иногда они находили зеркала II-IY вв. – так прослеживается преемственность эпох и традиций. Бронзовое зеркало олицетворяло Солнце и возрождение и обычно имело на обратной стороне солярный знак.

 

Монументальные   феномены и  проблемы

 

 

Нас наверняка ждет новое открытие в Книге рекордов Гиннеса. Самым воспроизводимым из произведений искусств в Казахстане, несомненно, является статуя Золотого воина на площади Республики. Где только не встретишь его изображение: на открытии государственных и общественных мероприятий, на партийной и общественной символике, на обложках книг и журналов, на школьных грамотах. Всего не перечислишь – от этикетки на водке(!) до рекламы международных форумов. Дело дошло до того, что некоторые предприятия присвоили его как фирменный знак без согласия автора, например, фирма «Золотая книга» или туристическая фирма «Сак тревел».

Небывалый случай в истории монументальной скульптуры Казахстана: копия Золотого человека внушительного размера появилась и за рубежом. Статую Золотого воина перед зданием посольства РК в Вашингтоне в 2006 г. открыл президент Нурсултан Назарбаев. «Открытие монумента является значимым событием для нашей страны, – сказал H.Hазарбаев. –  Подобный монумент, представляющий образ древнего сакского воина, сооружен в Алматы, где в свое время была провозглашена независимость Казахстана. Фигура воина, тем не менее, олицетворяет образ миролюбивого народа». Кстати, об американской копии Адилет Жумабай узнал из новостей, и сожалел, что это не его работа.

Большая удача, что автором скульптуры Золотого человека является именно Жумабай. Разве не удивительно, что человек, не будучи ни историком, ни этнографом, со студенческой мастерской «бредил» саками, уйсунами, древними тюрками, древними казахскими преданиями и традициями? Уже дипломная работа Адилета «Айша-биби», которая хранится в Центральном государственном музее, показала неординарное понимание истории и оригинальность пластического языка, начиная с высокого головного убора и кончая змеей вокруг ног.

Мы сидим в мастерской Адилета, разговоры – спонтанные и искрометные. Любопытно, что скульптор временами захаживает к баксы – посоветоваться, узнать ближайшее будущее. Однако в жизни Адилета Жумабая магическая звезда – это свет сакского жреца.

Удивительно, но в Астане нет ни одного памятника Жумабая, хотя в свое время автор «Золотого воина» был в числе первых приглашенных правительством в новую столицу, но по неизвестным причинам переезд не состоялся. Не имеет и никаких званий, вроде заслуженного деятеля искусств и т.п. Сам скульптор сожалеет, что остался в стороне от монументальной скульптуры Астаны.

О своем творчестве и ситуации вокруг конкурсов по скульптуре Адилет Жумабай говорит следующее: «Статуя Золотого воина была моей первой крупной работой. Часто спрашивают о том, с кого лепилось лицо принца, но это не имеет значения – это художественный образ. Я сторонник казахского искусства или древних скульптурных традиций Степи, неважно как это называется – древнетюркская, сакская или еще какая-то. Недавно вернулся к мотивам монумента Независимости и сделал фигуры двух барсов для метро в нашем городе. Сейчас работаю над заказом для метро – фигурой Абая. И в то же время я сторонник современного искусства по европейским канонам. В этом плане в Казахстане не хватает профессионалов с питерским или московским образованием. Ведь не каждый мастер в наше время может позволить себе взять учеников. В советское время молодые таланты могли учиться в Ленинграде или Москве. Вообще, в советское время была не только хорошая подготовка скульпторов, но и отработанная система распределения работ. В частности, была Государственная комиссия (художественный совет), которая не только определяла, кому какой заказ выделять, но и контролировала качество работы. Художественный совет действует и сейчас, но в регионах определяющую роль в конкурсах на памятники играют местные органы, в силу чего появляется масса слабых работ. В такой ситуации лучше было бы, если конкурсы проводились лишь по крупным заказам, а средние заказы распределялись бы между известными скульпторами республики. Это была бы и известная страховка от слабых работ в регионах, и определенная поддержка деятелей искусств со стороны государства».

 

Дастан  ЕЛЬДЕСОВ

Пікір жазу

Пікіріңізді енгізіңіз!
мұнда сіздің атыңызды енгізіңіз