Латиница в РК: необходимо изучить узбекский опыт

1
2482

28 января премьер-министр Аскар Мамин провел заседание Национальной комиссии по переводу алфавита казахского языка на латинскую графику. В октябре 2019 года президент Касым-Жомарт Токаев поручил  усовершенствовать алфавит казахского языка на основе латинской графики. 

                       Алфавит с диакритикой – грамотный вариант

 Новый алфавит составляли ученые Института языкознания имени Байтурсынова, Национального научно-практического центра «Тіл-Қазына» имени Шаяхметова, а также ряда университетов. Усовершенствованный алфавит включает 31 символ базовой системы латинского алфавита, полностью охватывающей 28 звуков казахского языка. Специфические звуки казахского языка ә(ä), ө(ö), ү(ü), ұ(ū) и ғ(ğ), ш(ş) обозначены диакритическими символами умляут (  ̈ ), макрон ( ˉ ), седиль ( ̧), бревис (  ̌ ), которые часто используются в международной практике. Алфавит соответствует принципу «один звук – одна буква», закрепленному в письменной практике казахского языка. Поэтапный переход на новый алфавит планируется с 2023 по 2031 год.

Наконец, появился грамотный вариант алфавита, с диакритическими знаками на основе мирового и турецкого опыта. В отличие от предыдущих вариантов новый алфавит имеет преимущества: легкость письма и чтения носителями латиницы по всему миру, синхронизацию с тюркскими алфавитами, простота электронной информатизации.

Предыдущие три варианта латиницы изначально были незаконны с позиции лингвистической науки – без учета основ науки и практики. Например, акут как знак ударения используется в некоторых современных европейских языках, в романских языках используется для различения открытых и закрытых гласных. В некоторых языках используется для обозначения долготы гласных, а также как знак смягчения согласных.

Проще говоря, акут – не для создания новой буквы (графемы), а лишь как знак какой-либо особенности, например, долготы гласного. Это знак ударения (или смягчения), который не ставится одновременно над гласными и согласными.

Латинскому алфавиту более 2,5 тысячи лет, и давно разработаны диакритические знаки для дополнительных фонем (букв). Например, умлаут (две точки над буквой) в немецком языке указывает на мягкость некоторых гласных. Есть определенные знаки, которые показывают специфическое звучание согласных. «Хвостик» в турецком алфавите под S показывает шипящий звук в отличие от обычной буквы S.

То есть диакритика уже передает особенность новой фонемы: Ş ş, Ö ö, Ğ ğ, Ü ü, Ŋ ŋ и т.д. В казахском языке имеется ряд звуков, находящих аналогии в европейских языках, например, ө [ö], ү [ü], ә [ä], как в немецком, венгерском, финском и других языках.

Эти графические особенности учтены в новом варианте.

                            Необходимо изучить узбекский опыт

Казахстан переходит на латиницу вслед за другими республиками, и есть возможность досконально изучить их опыт с тем, чтобы не повторять их ошибки, а они были и есть.

Достаточно сказать, что у нас предыдущие варианты в известной мере повторяли неудачные и ненаучные узбекские варианты с диграфами, апострофами, акутом (каракалпакский вариант). Иными словами, не был изучен опыт в соседней стране.

Национальная комиссия РК по переходу на латиницу должна была детально изучить опыт в Узбекистане перед тем, как приступить к латинизации. Ведь эта страна по многим параметрам (языковым, этническим, социальным, образовательным, экономическим и др.) наиболее близка нам, чем, допустим, Турция. По этой причине надо более пристально следить за латинизацией, за функционированием двух языков (узбекского и русского), языковой ситуацией в сфере образования, науки, книгоиздательства и т.д. в РУз.

Например, узбеки недовольны сложностями при чтении, письме и компьютерном наборе. Значительная часть населения не сумела освоить латиницу, продолжая использовать кириллический алфавит; в последнее время увеличиваются русские классы и школы, в вузах лекции читаются на русском языке и т.д. Ведь такие явления нуждаются в исследованиях, чтобы избежать их.

И в течение 27 лет латиница находится в «подвешенном» состоянии, до сих пор 70 % литературы – на кириллице, но молодежь не читает на кириллице, несмотря на дефицит литературы на латинице. 30 % литературы – на латинице – это, скорей всего, лишь учебная литература. А как же культурное наследие на узбекском языке, зафиксированное на кириллице? Ведь оно уже не доступно для молодежи.

Неразвитость социальной лингвистики в Узбекистане, науки в целом, отсутствие комплексной языковой реформы, научного обоснования перехода на латиницу, политизация языкового процесса, недостаточное финансирование, слабая поддержка со стороны государства графической реформы и книгоиздательства были основными причинами неудачного введения латиницы. К тому же латиница по разным причинам не популярна среди населения – даже чиновники предпочитают привычную кириллицу.

В частности, в Узбекистане только сейчас пришло осознание, что смена графики стоит не миллионы, а многие миллиарды долларов. Не говоря о потерях бесценных рукописей, книг и самой «души» языка.

Эти факторы имеются и в Казахстане, что может породить при непродуманной будущей латинизации в нашей республике узбекский синдром – «дрейф на двух лодках», что губительно для казахского языка. Если будет дефицит информации на казахском языке на латинской основе, то будет переход школьников в русские школы. Эта тенденция в известной мере имеется в соседней республике.

Что произошло в Узбекистане? 2 сентября 1993 г. в РУ был принят закон о введении узбекской латиницы, основанной на мировом и турецком опыте. Но в 1994-1995 гг. отношения между Узбекистаном и Турцией резко ухудшились, и узбекская власть решила создать «свою» латиницу: в итоге введение в 1995 г. поправок в узбекскую латиницу, в том числе замена диакритических знаков на апострофы и диграфы (в Каракалпакстане вместо апострофа – акут), затормозило процесс латинизации. Произошла политизация языковой реформы.

                                Рекомендации президента К.Токаева

Язык – живой организм: какому-то языку латиница помогла в его развитии (турецкому), а какой-то язык при латинизации сталкивается с трудностями (узбекский). Если проанализировать, то можно найти причины, почему латиница не имела успеха у соседей. В самом Узбекистане такие исследования не проводились: какая страна может признаться, что введение латиницы произошло без должной научной подготовки и финансирования?

У нас же скопировали не только предыдущие варианты латиницы, но и опыт внедрения новой графики – без исследований, без подготовки, без должного финансирования, без развитого книгоиздательства и т.д.

По этой причине необходимо не только обсуждение варианта казахского алфавита, но в первую очередь – комплексное реформирование казахского языка до принятия новой письменности. То есть необходима концепция комплексной реформы казахского языка, о которой неоднократно говорил президент Касым-Жомарт Токаев.

К тому же глава государства сказал, что переходить на латиницу в Казахстане надо без искусственного ускорения, с учетом опыта центрально-азиатских государств, «надо учитывать и финансовую сторону вопроса». Президент говорил и о культурном наследии на кириллице.

Поэтому пожелания и рекомендации президента необходимо перенести в практическую плоскость и провести всесторонние исследования опыта у соседей – Узбекистана, Туркмении, Азербайджана.

Если изучили бы опыт латинизации, например Узбекистана, то наверняка изучили бы и финансовую сторону вопроса, и проблемы книгоиздания, культурного наследия, терминов и т.д.

Ведь латиница сама по себе не улучшит положение казахского языка, не создаст казахскую литературу, не издаст книги, не повысит уровень образования и знания английского языка, не введет новые термины, технологии и т.д.

Когда заходит вопрос о культурном наследии, то у членов комиссии готов один ответ: мол, разработал конвертер, с помощью которого можно осуществить быстрый перевод с кириллицы на латиницу или наоборот. Так, текст 4-томного романа «Абай жолы» Мухтара Ауэзова, написанный на кириллице, можно перевести на латинскую графику всего за несколько минут.

Но при этом умалчивается, что в настоящее время библиотечный фонд страны насчитывает более 112 млн изданий, из них только около 1,5 млн в электронном формате. Это всего 1,3 % от общего объема библиотечного фонда. Это итоги цифровизации за 13 лет. При этом, как отметил сенатор Рыскали Абдикеров, качество оцифрованных электронных книг на портале оставляет желать лучшего. Загруженные 3D-версии электронных книг, текстов не ясны, размыты. А некоторые аудиокниги вообще не открываются.

Казалось бы, очень простая взаимосвязь – переход на новую графику и возможности отечественного книгоиздательства, но эта проблема не обсуждается. Например, по информации министра образования и науки РК Асхата Аймагамбетова, школьный библиотечный фонд состоит в основном из учебной литературы, художественные произведения составляют только небольшое количество. К тому же в учебных хранилищах преобладают книги советского периода, в подавляющем большинстве идеологического характера. В школьных библиотеках всего 19 % художественной литературы. Современной художественной литературы, в том числе на государственном языке, по-прежнему ничтожно мало. Не говоря о переводной мировой литературе.

Были предложения переводить на латиницу только самые выдающиеся произведения, мол, это советская литература.

Это некорректные высказывания по отношению к наследию на казахском языке – оно и таки не многочисленное, которое существенно пострадало в советское время.

В первые годы советской власти большевики развернули настоящий библиоцид, и по всему Казахстану цензоры денно и нощно трудились «над искоренением вражьей литературы». Книги изымались даже не по спискам – подвергалось сожжению всё, что было написано на арабице.

Теперь изъятию подлежит литература советского периода? Не нам решать, что останется из культурного наследия будущим поколениям – это решит история, время. Все смены графики прерывали связь с наследием на предыдущей письменности.

Великие культуры, великие народы имеют тысячелетнюю письменность, которую стараются сохранить. Даже сложнейшие с точки зрения изучения и использования китайские иероглифы не переводят на буквенную систему из-за опасности потери тысячелетней китайской культуры.

  Дастан ЕЛДЕС

qazaquni.kz

 

1 Пікір

  1. Вы написали что большевики сожгли много книг на Арабице. А где-же книги, увезённые за «кордон» Баями,Биями,Муллами и другой Знатью. Почему их не возвращают в Казахстан и не публикуют. Интересно бы было их почитать в переводе! И узнать много Исторического. «Знать же успела собрать и перегнать тысячные стада, спасаясь от Сов. Власти. Так может и книги успели вывезти!

Пікір жазу

Пікіріңізді енгізіңіз!
мұнда сіздің атыңызды енгізіңіз