«Печально, когда политики читают текст с листа»: как казахский язык пережил 2020 год

0
191

Вопрос языковой политики и культурной ценности казахского языка всегда представлял особенную важность и актуальность в Казахстане. Но насколько ситуация изменилась в 2020 г.?

По этому вопросу в материале Caravan.kz.

Первый Президент Казахстана Нурсултан Назарбаев отметил, что казахский язык имеет потенциал для того, чтобы стать объединяющим фактором. Государственный язык должен укрепить единство народа. Об этом Елбасы говорил на заседании совета Ассамблеи народа РК в ноябре 2020 г.

По словам Назарбаева, чтобы казахский язык стал языком межэтнического общения, необходимо последовательно расширять круг и увеличивать число изучающих его людей.

Сегодня в стране действуют 90 % бесплатного обучения казахскому языку. Их эффективность, мягко говоря, вызывает справедливые вопросы, поэтому министерствам культуры и спорта, образования и науки необходимо максимально повысить эффективность системы овладения государственным языком. Мы должны создать условия, когда каждый ребенок после школы будет владеть государственным языком, читать, писать и говорить. Это дает им возможность работать во всех сферах государственной службы, экономики и так далее, – подчеркнул Назарбаев.

Также экс-глава государства напомнил, что в 1991 г. госязыком владели лишь 37 % жителей. В 2020 г. владеют им уже более 66 % населения.

Если 20 лет назад в вузах на казахском языке обучалось 27 %, то сегодня – 83 %, – сказал он.

В феврале 2020 г. сообщалось, что Президент РК Касым-Жомарт Токаев считает, что государственный язык должен получить ускоренное развитие в Казахстане. По его словам, все национальности, этнические группы, проживающие здесь, по сути, являются единой нацией.

Безусловно, все вышесказанное лишь подчеркивает важность и насущность языкового вопроса на сегодняшний момент. Но дабы более широко проанализировать ситуацию, давайте вспомним о самых громких событиях и высказываниях по этой теме.

             Укрепление статуса казахского языка – не лобовая атака

Летом 2020 г. глава государства высказался о статусе казахского языка в интервью республиканской газете «Ана тілі».

«Языковая проблема имеет огромное политическое значение, и при неправильном обращении с ней может привести к непоправимым последствиям для государственности и безопасности граждан страны. В этом мы воочию убедились на примере Украины. Лобовая атака с целью повышения статуса государственного языка и насильственного расширения ареала его применения контрпродуктивна, поскольку может спровоцировать дестабилизацию межнациональных отношений», – отметил Президент.

Он добавил, что Казахстану «следует учитывать геополитический фон, в котором особняком стоит самая протяженная в мире сухопутная граница с Россией».

«Но это не значит, что работа должна быть заморожена. Ее нужно продолжать, причем делать это без шума, надрыва, самовозвеличивания. Хорошим примером может послужить опыт Узбекистана. С присущими узбекам тактом и учтивостью, не делая громких заявлений, они полностью решили языковую проблему, охотно прибегая и к русскому языку, когда в этом есть необходимость», – сказал Токаев.

Президент привел в пример опыт Узбекистана: в госорганах этой страны до сих пор используется русский язык, констатировал он.

«Ни в коем случае нельзя скатываться в архаику, зацикливаться на лингвистической культурологии. Почитая собственную историю, храня традиции, в то же время мы должны стремиться вперед. Постоянные стенания по поводу ущербного состояния государственного языка вызывают недоумение за рубежом, особенно в центральноазиатских государствах. Это тот случай, когда нужно меньше говорить, больше делать», считает глава государства.

                                                 Острые заявления

Не обошлось и без острых заявлений. В октябре в соцсетях разразились массовые споры из-за громкого поста отечественной журналистки и телеведущей Анны Данченко, которая предложила «инновационный» подход к повышению статуса казахского языка в стране.

Ее предложение заключалось в том, чтобы урезать зарплаты на 30 процентов гражданам, не знающим казахского языка. Естественно, вслед за этим якобы необходимо лишить госстатуса русский язык.

«Этот статус плодит гигантское количество противоречий. К примеру, если бы я была человеком, не знающим казахского языка, я бы стала учить его с целью выживания. Если бы по закону меня обязали знать язык, мне бы пришлось выучить. Чтобы выжить. Работать. Социализироваться. К примеру, можно урезать зарплаты тем, кто не знает казахского языка, на 30 %При таких строгих условиях и законах самый ленивый начнет учиться«, написала она.

Ее мнение получило широкую огласку в социальных сетях. Кто-то тотально поддержал Данченко, а кто-то традиционно обрушился с критикой, заявляя, что такие меры будут заставлять людей изучать государственный язык против их воли, и ничего хорошего из этого не выйдет. 

                     Советское прошлое казахского языка

В конце ноября на портале Аdyrna.kz была опубликована статья под авторством председателя комитета по языковой политике при минкульте Казахстана Адилбека Каба о том, как манера речи, составление предложений, а также передача мыслей на казахском языке отошли от своих истоков.

«Главная необходимость – соблюдать законы языка, культуру речи и письма. В противном случае в эпоху глобализации казахский может стать языком, который мы сами не понимаем», рассуждает чиновник.

По его словам, в нынешнее время у многих казахстанцев манера речи, составление предложений, передача мыслей на казахском языке далеки от идеальных. Он отмечает, что проблема набирает обороты с развитием соцсетей, но ее корни появились давно.

«Виной тому то, что мы используем в качестве источников материалы на русском языке. Во времена СССР все приказы и документы, которые нужно было перевести и распространить, приходили на русском языке. В то же время в казахскую письменность стали проникать не только отдельные слова, но и русские словосочетания», пишет Адилбек Каба.

В подтверждение своих слов автор процитировал журналистку Назыгул Кожабек: «Нынешний государственный язык – это русский с казахскими словами».

По мнению чиновника, главная причина проблемы в том, что в советское время казахский язык пережил две реформы. Начиная с 1940 г., когда казахский язык перенесли на кириллический алфавит, язык претерпел некоторые изменения. В дополнение к новым буквам появились новые термины и новое звучание слов.

Ответ на мнение журналиста тогда высказал общественный деятель Мурат Телибеков.

Ситуация утрируется. Мне непонятны устремления автора этого высказывания. Он хочет заставить всех казахов говорить на классическом языке? Что в его понимании правильный казахский язык? Язык Абая? Шакарима? Кто устанавливает каноны? На мой взгляд, подобные высказывания отражают непонимание сути обсуждаемого вопроса. Основная функция любого языка – это коммуникация. Человек стремится кратко и полно донести свою мысль. Язык – не застывшая догма. Это живой организм, который непрерывно эволюционирует, развивается. К примеру, в английском языке ежегодно появляется множество совершенно новых слов, и никого это не пугает. То, что мы называем уличным жаргоном, по сути, отражает процесс трансформации языка, его адаптацию к новым условиям, в которых находится общество. 

         «Печально, когда политики читают текст с бумажного листа»

Тема развития государственного языка активно освещается в казахскоязычных СМИ. К примеру, на портале Аdyrna.kz опубликована заметка журналиста Каната Абилкайыра, в которой он поделился своими впечатлениями о прошедших дебатах между представителями казахстанских партий, принимающих участие в парламентских выборах.

«Во время дебатов мы ясно увидели, что в будущем политический язык Казахстана будет казахским. Нельзя сказать, что дебатеры перевернули горы, но выход казахскоязычных граждан на политическую сцену вселяет надежду на будущее», отметил Абилкайыр в своем анализе.

Своим мнением об укреплении статуса языка в контексте политического общения, дискуссий и дебатов поделился известный казахскоязычный журналист Кайырбек Баймырза.

В первую очередь обратим внимание на простые вещи: например, наши законы, которые представляют государственную важность, часто пишутся на русском языке, а только потом переводятся на казахский, – отметил наш собеседник. – Однажды один из депутатов мажилиса резко раскритиковал «красноречивый» перевод филологов. В результате смысл переведенного важного документа ухудшается, пусть и не критично. То же самое с отчетной документацией и прочим – казахский язык вообще непонятен. Эти вопросы можно поднять на более высоком уровне.

Не могли бы вы дать свою оценку уровню владения государственным языком казахстанскими политиками, чиновниками и общественными деятелями?

Понимаете, сейчас к власти приходит молодое поколение, и кажется, что казахский язык занимает «комфортное» место в политике. Аймагамбетов, Мусин, Кульгинов и многие другие хорошо владеют государственным языком. Однако, к сожалению, все еще порой трудно найти грамотного казахскоязычного человека в государственных органах. Я говорю это как тележурналист. Наверное, нужно усилить языковые требования к госслужащим.

Можно ли назвать наших госслужащих хорошим примером для общества в отношении владения казахских языком?

Есть люди, которые являются образцом для подражания, но о них почему-то редко говорят. Однако печально, что некоторые чиновники не говорят на своем языке. Как можно не расстраиваться, когда высокопоставленные лица читают казахский текст с бумажного листа?..

Как вы считаете, как скоро казахский язык станет языком политического общения в нашей стране в широком понимании этого слова?

Не исключено, что после ухода русскоязычного старшего поколения из структур власти казахский язык будет использоваться как 100 % в плане политического общения. Это мое субъективное мнение. Конечно, полностью отказаться от русского языка мы не можем, но необходимо поднять казахский язык до действительно государственного уровня. Думаю, на сегодняшний день мы уделяем казахскому языку куда большее внимание, чем раньше.

 Ахмет ТАЛАПУЛЫ (в сокращении)

qazaquni.kz

 

Пікір жазу

Пікіріңізді енгізіңіз!
мұнда сіздің атыңызды енгізіңіз