РК: Конфликт «арабского» и «степного» ислама

0
1289
Коллаж: Today.kz

На телеканале Казахстан стартовала новая авторская программа «Talim Trend» («тәлім» с казахского – пример, урок, назидание), которую будет вести директор канала «Асыл арна» Мухамеджан Тазабек. Сам телеканал не поделился подробностями о передаче, и зрители не знали, о чем она будет повествовать. Эта новость вызвала бурное обсуждение в социальных сетях, а также в некоторых СМИ.

«Можно ли гостелеканалам создавать религиозный контент?»

«Можно ли государственным телеканалам создавать религиозный контент?» Под таким названием известный общественный деятель Мурат Абенов провел опрос в facebook. После опроса написал: «К сведению Министра информации – более 90% тех, кто ответил против религиозного контента на государственных телеканалах! Тема, как оказалось, достаточно острая, и волнует многих граждан, Aida Balayeva».

Мурат Абенов также отметил: «Думаю очень важно, чтобы государственные органы учитывали общественное мнение при принятии таких очень чувствительных общественных тем. Возможно, что именно так вопрос не стоит, но в последнее время тема стала очень актуальной. А раз так, лучше держать руку на пульсе настроений граждан страны».

Интересно, что в опросе участвовал и Мухамеджан Тазабек, и на вопрос Абенова ответил отрицательно и добавил: «Ну, а если речь о моем проекте Talim trend, то будьте покойны, друзья, ни грамма религии там нет, ни слова о нашем Святом Пророке, все только о менталитете наших предков и о том, как он изменился в наше время. И чуть-чуть про либерально-консервативный дуализм».

Причиной негативного отношения пользователей социальной сети к данной программе может быть религиозный подход поэта. Потому что многие связывают Мухамеджана Тазабекова с салафизмом. Например, на днях был написан пост известного казахстанского журналиста Дины Елгезек, в котором она попыталась обратить внимание главы государства на ситуацию с новой программой Мухамеджана Тазабека «Talim Trend», которая, по ее мнению, будет связана с салафизмом.

Юрист, член Национального совета общественного доверия Айгуль Орынбек также задалась вопросом: «Его канал «Асыл арна» потерял популярность. Теперь он решил перейти на главный канал страны? У нас национальный канал стал ресурсом для религиозных фанатиков?»

Айгуль Орынбек ранее писала о том, что Тазабек делился постом скандального «террориста», что на телеканале «Асыл арна» показали Дарын Мубарова, проповедника салафитов и т.д.

Кстати, есть признание одного верующего, как у него появилось желание поехать в Сирию: «Слушал Мубарова Дарына, Халила, потом слушал много Надира абу Холида, Ахмада Мединского. Все они говорили, что мы живем в невежественном государстве. Что везде кафиры, что нужно переезжать в мусульманскую страну. Где-то в 2015 году я заинтересовался тем, о чем эти шейхи говорят. Как раз в это время они в своих обращениях говорили: почему вы живете вместе с кафирами, почему не помогаете братьям и сестрам в Сирии, когда они умирают, почему не уезжаете. Говорили, что наш намаз приниматься Всевышним не будет, потому что наша вера слаба, и мы ничего не

делаем. Эти слова проповедников сильно подействовали на меня. В общем, у меня появилось сильное желание туда уехать. А когда я поехал, меня задержали» («Я совершил много ошибок» – казахстанец рассказал, как едва не уехал в Сирию).

В светской стране религиозное просвещение должно присутствовать для борьбы с радикализмом, экстремизмом, но религиозная пропаганда недопустима.

В соответствии с Конституцией Казахстан является светским государством, в котором религия отделена от государства. Это положение Основного закона должно определять государственную политику в области религиозных отношений, в области среднего и высшего образования, развития науки, государственной идеологии и т.д.

Светское государство – государство с устройством, где религия отделена от власти, и которое регулируется на основе гражданских, а не религиозных норм; решения государственных органов не могут иметь религиозного обоснования. В то же время светскость не есть атеизм.

По этой причине государственным телеканалам не разрешено создавать религиозный контент. В светском государстве никто не должен нарушать его законы.

А телеканал «Асыл арна» является частным, может иметь свое видение религиозной жизни страны, но в рамках законов РК.

Духовность религиозная и нерелигиозная

На телеканале «Хабар» есть передача «Религия сегодня», которую ведут журналисты, а приглашаются имамы, священники, религиоведы, эксперты в сфере религии и другие. Они вместе обсуждают какие-либо вопросы, обмениваются своими мнениями, и такая передача при соблюдении законов светского государства приемлема.

Но даже в таком формате случаются спорные моменты. Например, в передаче «Место религии в духовной модернизации общественного сознания» за 28.02.2020 на вопрос ведущего: «Религия является частью духовности или духовность является частью религии?» прозвучали «несовместимые» ответы. Камарова Рузия (руководитель центра религиоведческих исследований) ответила с научной точки зрения: «Понятие духовности гораздо шире, потому что религия – часть духовности». Муслимов Даурен (главный имам мечети «AQ MESHIT») ответил с религиозной позиции: «Религия дана Всевышним нам, чтобы мы регулировали отношения с людьми, богом. Духовность все-таки часть религии, так как религия помогает нам обогатиться внутренне, увеличить уровень духовности».

По ответу имама получается, что программа духовной модернизации общественного сознания всецело должна быть отдана религиозным институтам? Получается, до возникновения религии не было духовности? Получается, в светских или атеистических государствах нет духовности, если религия отделена от государства?

На самом деле, в нашей стране духовность стали понимать как религиозность, нравственность – как религиозную мораль, а рост религиозности населения – как большое достижение. Будто до возникновения религии не было духовности, будто нет ее в современных светских или атеистических государствах.

Научно духовностью принято называть в комплексе – совокупность проявлений духа в мире и человеке, и она формируется на основе тысячелетней традиционной культуры, религии, идеологии, науки, образования. Разве в общеобразовательной школе не формируются нравственность и духовность детей?

Налицо недооценка мировоззренческих, научных, культурных, образовательных аспектов формирования личности: все-таки основу духовности в светском государстве составляют светское образование и воспитание, литература, искусство, культура, а также религия. Это подтверждает практика многих развитых государств, где популярна нерелигиозная духовность.

А как быть со многими африканскими странами с их высокой степенью религиозности – разве там высок уровень духовности, нравственности и т.д.?

В науке выделяют внерелигиозную (нерелигиозную) духовность – социокультурный феномен, получивший распространение вслед за отделением

религии от государства, и проявленный в общественном сознании через различение понятий религиозности, конфессиональности, с одной стороны, и духовности, с другой.

Вопреки тому, что в эпоху государственных религий слова духовность и религиозность использовались как взаимозаменяемые, в условиях светского государства духовное начинают относить к внутренней жизни отдельной личности, тогда как религиозное – к отдельным организациям и сообществам.

Уникальность и синкретизм «степного» ислама

Трудно определить корреляцию между падением нравственности и ростом религиозности, поскольку нравственность в большей степени зависит от политики государства.

Но рост религиозности порождает радикализм. Тот же «салафизм» появился через имамов, получивших религиозное образование в арабских странах; те казахстанцы, которые в свое время уехали в Сирию, радикализировались не где-то за рубежом, а у нас, хотя среди них были и такие, кто обучался в арабских религиозных заведениях.

ИГИЛ в свое время воспринимался религиозными «романтиками» и радикалами как истинно исламское общество, где у них будет возможность воплотить свои религиозные представления и убеждения. По этим и другим причинам недостатка в боевиках, желающих воевать «за джихад», «за веру», «за Аллаха», и в их боевых подругах не было. Множество мусульман, в том числе из Казахстана, нередко с семьями разными путями оказывались в зоне боевых действий.

Только по официальным данным с начала появления «халифата» в Сирию и Ирак уехали около 800 наших граждан, а сколько их реально там было, сколько погибло – никто точно не знает. Немало оказалось у нас и тех, кто просто поддерживал «халифат» и его идеологию. В социальных сетях и даже в мечетях шла вербовка мусульман для учебы и военной подготовки за рубежом. Заграничные пропагандисты красочно описывали образ джихадистов – настоящих воинов за веру, привлекали новобранцев ожидающей их славой мучеников, которые непременно попадут в рай. Многое обещалось и женщинам…

Помните о скандале, когда появилось видео и фото казахстанцев с оружием в Сирии? Характерен был вопрос отца одного из «сирийцев»: куда смотрели правоохранительные органы, когда выехало 150 человек – это ведь не 2 человека. Те, кто узнал в рядах сирийских боевиков своих родных, были уверены: казахстанцев в зону боевых действий заманили обманом. Возможно, это так. Но каким образом?

По свидетельству родных и знакомых, среди отбывших не было атеистов или приверженцев «степного» ислама, которому не присуще понятие «джихад» в том значении, в котором используют джихадисты. Более того, в Степи не было войн под лозунгами джихада: казахи в сражениях обращались к духам предков, Аруахам, в уранах (боевых кличах) не звучали суры из Корана. Поэтому, чтобы быть «обманутым», по крайней мере, надо отойти от традиций и веры предков.

И этот «арабский» или «чистый» ислам, в отличие от традиционного «степного» ислама, развивается вне национальных культур, ставит во главу угла законы шариата и халифата. В такой ситуации трудно говорить о том, что религиозность способствует восстановлению национальных ценностей.

В другой передаче «Религия сегодня» на телеканале «Хабар» прозвучал вопрос от журналиста: «Претерпевал ли ислам изменения со своего появления?» Ответ спикера: шариат ислама – это основной закон, по которому живут мусульмане, и шариат не меняется – какой он был во время пророка Мухаммеда, основанный на Коране, такой остался. И хадисы пророка Мухаммеда не меняются. Но в 4 мазхабах, 4 направлениях ислама имеются изменения, которые касались второстепенных вопросов.

«Чистый» ислам статичен, немного меняется из-за технологических и иных перемен в жизни, есть небольшие изменения в правах женщин и т.д.

Среди четырех мазхабов ханафитский считается самым либеральным, в то время как ханбалитский – самым радикальным.

Ханафитский мазхаб стал распространяться, когда ислам вышел за границы арабского мира. Первоначально ислам – это все-таки была религия, главным образом, арабов. Абу Ханифа (есть мнение, что он был тюрком) на базе исламского учения разработал систему, которая была доступна всем, и из-за своей гибкости приобрела огромный потенциал для проповедничества и распространения. Именно поэтому ханафитский мазхаб был широко распространен на периферии исламского мира, в том числе и у нас.

Особенности «степного» ислама принимались и учитывались во всем мусульманском мире. Это выразилось, в частности, в признании учения наиболее известного из суфиев Ходжа Ахмета Яссауи, который способствовал «примирению» ислама с тенгрианством.

Ходжа Ахмед Яссави считается одним из тех, кто разработал концепцию аулие (святых), уважение и поклонение которым стало важной частью исламской традиции в Средней Азии. Культ поклонения святым, который тесно связан с традицией уважения к предкам, был очень важен для тюркских народов.

В «степном» исламе проявился религиозный синкретизм («соединение, объединение») – соединение разнородных вероучительных и культовых положений в процессе взаимовлияния религий в их историческом развитии. Ханафитский мазхаб был очень гибким и либерально относился к местным традициям, перенимал доисламские особенности, то есть не был ортодоксальным. В этом отношении «степной» ислам уникален.

Не проспать четвертую промышленную революцию

Исторически ислам в казахском обществе играл существенную роль. В наше время религия должна быть в сфере нравственного воспитания, регламентирования и сдерживания. Но, с моей точки зрения, она не должна распространяться на все сферы общественного сознания, не должна занимать место идеологии, науки. Это достаточно опасно и может привести к научно-технологическому отставанию общества, дефициту специалистов для экономики и т.д.

В условиях небывалых потрясений, всеобщей гибридной войны, включая и «биологической», что видно по распространению пандемии, всевозможных кризисных явлений мы должны придерживаться светского и научного подхода к религии, не вульгарного, а толерантного.

И этот толерантный подход должен воспитываться через школы, колледжи, вузы, тогда естественно будет развиваться сознание молодого поколения, тогда мы сможем избежать того, что называется радикализмом, фанатизмом, экстремизмом.

Но «арабский» ислам уже зашел в вузы и школы нашего светского государства. Появились учителя и преподаватели, придерживающиеся канонов «чистого» ислама, много защитников арабского хиджаба, «салафитов». В школьную программу ввели предмет «Светскость и основы религиоведения». Все чаще звучат слова «по законам шариата должно быть так»… Разъяснения представителей ДУМК о том, что, согласно канонам ислама, головы покрывают не девочкам, а девушкам при достижении половой зрелости, не возымели особого действия.

Не исключаю того, что в связи с «самотеком» религиозной жизни законы светского государства могут все чаще игнорироваться, как это случилось с обрядом «неке қию». Теизм, атеизм, агностицизм и т.д. должны быть личным делом каждого, но это не должно проявляться публично, если, конечно, не связано напрямую со служебной необходимостью.

У нас же чиновник может заявить, что вторую жену разрешил Аллах…

Конечно, не стоит сводить все к противопоставлению «теизм» – «атеизм». Есть, например, агностицизм, вера в мировой разум, мир предков, одушевленную природу и т.д. Развитие науки в последнее время дошло до признания некоего творца, неких высших сил, которые контролируют, управляют вселенной, землей и человечеством. Однако «творец» науки и толкование божественного в религиях – вещи несопоставимые.

Здесь уместно привести отрывок из знаменитой речи премьер-министра Малайзии Махатхира Мухаммада на открытии 10-й сессии исламской конференции 16 октября 2003 года. Говоря о причинах отставания мусульманских стран в науке, образовании, технологиях, экономике и т.д., он сказал: «На половине пути развития исламской цивилизации появились новые толкователи ислама, которые стали учить тому, что приобретение мусульманами знаний означало лишь изучение исламской теологии. Изучение естественных наук, медицины и т.д. не поощрялось. В интеллектуальном смысле в мусульманском обществе начался регресс… Вместо этого мусульмане все более и более вовлекались в споры по незначительным вопросам, таким, как: «соответствуют ли исламу узкие брюки и кепки с козырьком», «следует ли разрешить печатные машинки» и «можно ли использовать электричество при освещении мечетей». Мусульмане проспали промышленную революцию».

В мире обсуждают новые проекты Илона Маска, исследования генетиков, новые открытия ученых, будущее лазеров огромной мощности и другие прорывные проекты. В Казахстане обсуждают выступления по телевидению «салафитов», открытие новой мечети, похищения девушек согласно «древнему обычаю», проблему хиджаба и т.д. Потому что в политическую идеологию и науку мало кто верит, вот и приходится людям обсуждать вместо научных вопросов религиозные дела.

Вызывает удивление, что в светском государстве духовные ценности безоговорочно были отданы только священнослужителям, религия чуть ли не заменила культуру и идеологию, а дома культуры, библиотеки, музеи закрывались или пришли в запустение – вместо них были открыты большое количество мечетей, церквей и храмов.

Ныне человек ищет истину не в знаниях, культуре, науке, а в сектах и нетрадиционной религии, не получает высшее образование и хорошую работу, а ищет причины несправедливости в светской политике. Литература, искусства, культура в целом, которая учит человека мыслить, осталась не у дел в условиях рынка и религиозной экспансии. Неудивительно, что разлом идет не только в религиозной сфере, но и в традиционной культуре, обычаях, образовании и т.д.

Печально известный Макатов Рахимжан, который совершил акт самоподрыва в здании ДКНБ Актюбинской области, в свое время был лауреатом конкурса «Жас қанат», но с «уходом» в нетрадиционный ислам забросил игру на домбре.

Как пишет культуролог Зира Наурзбаева: «У нас же в Казахстане без всяких теологических дискуссий десятки молодых музыкантов-народников, принявших различные формы ислама, ушли из профессии, а некоторые до сих пор в музыкальных учебных заведениях, вместо того, чтобы учить студентов игре на домбре или пению, проповедуют в студенческой аудитории о сатанинской природе казахской традиционной музыки. Заявляющие, что музыка является харам, запрещенной для мусульманина, не могут обосновать свое мнение ссылкой на Коран. Но ведь речь идет не только о легкой музыке, но и о музыке серьезной, той, которая с древнейших времен высоко оценивалась всеми культурами. Речь идет не о цензуре, а о фундаментальном отказе, запрете музыкального искусства в большинстве богословских и правовых школ ислама. Откуда в исламе негативное отношение к музыке?» (Шепот Тенгри – харам? otuken.kz, 27.02.2012).

В религиозной области накоплен значительный опыт человечества, да и немалый в самой Степи. Общеизвестна и основа государственной политики в этой сфере: развитие традиционной духовной культуры, а не импорт зарубежных верований и миссионеров. А в светском государстве – развитие науки, идеологии и культуры, отделенной от религии, а также – поддержка гибкого «степного» ислама. Чтобы не проспать будущую четвертую промышленную революцию.

Дастан ЕЛДЕС,

qazaquni.kz

Пікір жазу

Пікіріңізді енгізіңіз!
мұнда сіздің атыңызды енгізіңіз