Казахстан не может вернуть свои исторические ценности из других стран

1
3738

Казахстанские артефакты, вывезенные в разное время из страны, сегодня хранятся в лучших музеях мира. Попытки вернуть исторические реликвии предпринимались и раньше, однако проблема до сих пор стоит остро. Сегодня довольно сложно определить масштабы вывезенного, скорее всего, исчисление идет в тысячах предметов. Об этом рассказывает caravan.kz.

Процесс реституции (возврата) культурных ценностей – долгий и нелегкий. За всю нашу историю всего дважды, в 1989 г. и в 2016 г., результат был достигнут – реликвии вернулись домой.

Первый беспрецедентный случай произошел перед развалом Союза, мавзолею Ходжа Ахмеда Ясави был возвращен тайказан – огромный ритуальный котел, отлитый в 1399 г. из семи благородных металлов, весом в 2 тонны.

В 1935 г. казан был увезен в Эрмитаж и экспонировался в разделе тюркской культуры. Реликвия была возвращена благодаря усилиям ученого Алькея Маргулана. Осенью 2016 г. череп Нурмагамбета Кокембай­улы (Кейки батыра), лидера национально-освободительного движения, был передан Казахстану. Об этом договорились на самом высоком уровне – экс-премьер-министр РК Карим Масимов и премьер-министр РФ Дмитрий Медведев.

Останки прославленного батыра почти сто лет хранились в антропологической коллекции Музея антропологии и этнографии имени Петра Великого (Кунсткамера).

На наш запрос в министерстве культуры и спорта РК рассказали о культурных ценностях, представляющих значимость для страны и нуждающихся в возврате: “…Большинство национальных культурных ценностей (этнографические, антропологические, археологические, изобразительные, нумизматические) находится в таких странах, как Россия, Китай, Монголия, Франция, Великобритания, Германия, Швейцария, Египет, Турция, Венгрия, Австрия, США, Индия. К примеру, в Лувре (Франция) и Эрмитаже (Россия) хранятся светильники мавзолея Ходжа Ахмеда Ясави, в музее истории Берна (Швейцария) – картина “Казахский воин”, в музее Салар Джунг (Индия) – письмо хана Абдирахима Тауекел хану, в музее Дрездена (Германия) – фрагмент купола мавзолея Айша Биби, в этнографическом музее Санкт-Петербурга (Россия) – зимний и летний чапаны отца Шокана Уалиханова и т. д. Необходимо отметить, что вышеназванный светильник мавзолея Ходжа Ахмеда Ясави в 1935 году был вывезен на выставку в Эрмитаж из Государственного историко-культурного музея-заповедника “Азрет-Султан”. Для решения вопроса возврата исторического светильника МИД РК в рамках своей компетенции был направлено письмо в посольство РК в Российской Федерации в целях проведения работ с соответствующими государственными органами. В настоящее время в данном направлении генеральное консульство РК в городе Санкт-Петербурге ведет работы с российской стороной. При этом решение данного вопроса является длительным процессом”.

Безусловно, к этому перечню стоит добавить череп хана Кенесары, поиски которого ведутся по сей день. А также каменную плиту с надписью Тамерлана о его походе 1391 г. против Тохтамыша, найденную академиком Канышем Сатпаевым в 1935 г., коллекцию Чиликтинского клада из Восточного Казахстана, несколько сотен посткраниальных скелетов казахов и многое другое. Сейчас министерством культуры и спорта РК сформирован предварительный список культурных ценностей, находящихся за пределами Казахстана.

                                            Музеи на связи

Мы решили узнать у самих музеев, какими казахстанскими артефактами они располагают, сколько у них таких единиц хранения и т. д. Были отправлены запросы в два десятка музеев – России, Великобритании, Германии и Китая.

Самым контактным и дружелюбным музеем оказался Музей антропологии и этнографии имени Петра Великого Российской Академии наук (Санкт-Петербург), откуда были получены подробные ответы на все наши вопросы: “История формирования собрания Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН по традиционной культуре казахов насчитывает уже более двух веков, – говорится в письме. – В настоящее время в фондах МАЭ РАН хранится около одной тысячи предметов по казахской культуре. Среди них вещи, характерные для скотоводческого образа жизни, средства передвижения, оружие, украшения, предметы и аксессуары традиционного костюма, уникальные образцы домашних ремесел и промыслов, юрты и их модели, предметы внутреннего интерьера, музыкальные инструменты.

Среди собирателей казахских коллекций МАЭ – выдающийся русский художник В. В. Верещагин, знаменитый путешественник и исследователь Центральной Азии Г. Е. Грум-Гржимайло, Чингиз Валиханов, отец казахского ученого-просветителя Чокана Валиханова, выдающийся востоковед-тюрколог Н. Ф. Катанов, первый российский генерал-губернатор Туркестана К. П. фон Кауфман, последний император России Николай II, директор МАЭ академик В. В. Радлов и многие другие.

В Кунсткамере рассказали, что у них хранится мужской пояс из Тургайской области середины XVIII–XIX вв., который принадлежал брату Кенесары. На поясе есть имя его владельца – Кадырбай. При реставрации пояса под центральной бляхой сумки была обнаружена записка. Исследователи предположили, что это своего рода талисман-оберег, который должен был защищать владельца пояса от несчастий и бед.

В одном из лучших музеев мира – Британском (Лондон) нам ответили, что “Британский музей стремится отобразить коллекции со всего мира. Он поддерживает постоянные экспозиции и специальные выставки, демонстрирует все свои коллекции онлайн на веб-сайте Британского музея и проводит активную политику сбора. Его коллекции из Центральной Азии являются преимущественно этнографическими. Из них около 70 предметов, таких как войлочные изделия, костюмы, сапоги, родом из Казахстана. В основном собранные в XIX – конце XX вв. Однако в нашей коллекции нет каких-либо древностей из этой страны”.

          Так сколько всего?

Недавно на центральноазиатской конференции кластерного бюро ЮНЕСКО в Алматы как раз поднимался вопрос реституции, и там же были озвучены любопытные цифры.

– Вопрос реституции для Казахстана весьма болезненный, и связан он по большей части с культурными ценностями, находящимися на территории России, – сказал во время своего выступления Дмитрий ВОЯКИН, кандидат исторических наук, эксперт ЮНЕСКО и генеральный секретарь Национального комитета Всемирного наследия РК. – Часть из них попала в Россию еще в досоветское время – например, в знаменитую Петровскую коллекцию. Среди них военные трофеи и подарки, полученные русскими офицерами от казахских султанов, артефакты древних курганов и другие ценности, разграбленные во время присоединения Казахстана к России.

Многочисленные памятники казахского прикладного искусства – юрты, национальные костюмы, ювелирные украшения из золота, серебра, камней – хранятся в музейных фондах Российской Федерации.

Сколько там всего? Сейчас сказать невозможно. Список вывезенных исторических предметов известного ученого-археолога Алькея Маргулана (состоит из 243 предметов) считается наиболее полным, однако вряд ли даже этот реестр может претендовать на полноту. Вот бумага, которую я получил недавно по официальному запросу, спасибо нашим дипломатам, нашему посольству, которые активно помогают археологам. В частности, привожу ответ от Государственного исторического музея (Москва)Основную часть фонда составляет коллекция, полученная в результате раскопок О. Кривцовой-Граковой (Алексеевское поселение и могильник), которые она проводила как сотрудник музея с 30-х годов XX века, – свыше 5 000 единиц хранения. Далее экспедиция под руководством С. П. Толстова, 1949–1954 годы – основная часть коллекции представлена фрагментами керамики – более 15 000 единиц хранения. Часть собрания представлена материалами могильника Уйгарак – раскопки О. Вишневской, Южный Тагискен – М. Итиной, Алтын-Асар – Л. Левиной – около 1 300 единиц хранения”.

Что до археологии, казахстанских ученых всегда беспокоила и беспокоит судьба археологических коллекций, вывезенных из разных регионов республики в советское время в результате работы археологических экспедиций Академии наук СССР и осевших в хранилищах Москвы, Ленинграда, Омска и других городов. Неся в себе кроме культурной составляющей информацию, ценную для казахстанской археологической науки, эти коллекции на сегодняшний день остаются фактически недоступными для изучения… – заключил Дмитрий Воякин.

                                     Есть ли выход?

Казахстанские ученые нашли выход из сложившейся ситуации благодаря новым технологиям. Это новая форма возвращения культурных ценностей, к реализации которой они уже приступили. Речь о создании виртуального архива вывезенных в Российскую Федерацию археологических материалов с помощью 3D-моделирования. С результатами их работы можно познакомиться на онлайн-ресурсе sketchfab.com.

– Мы сконцентрировались на Хорезмской экспедиции, на том, что было вывезено экспедицией Сергея Толстова. Нами составлен список работ, посвященных Приаралью и Южному Казахстану, создана база данных Жетыасарского оазиса и др., – продолжает Дмитрий Воякин.

                                        Другие мнения

Несмотря на очевидность того, что нужно добиваться возвращения культурных ценностей, есть мнения, что, может быть, оставить все как есть? В первую очередь в интересах сохранности самих артефактов. Мол, неизвестно, смогут ли отечественные музеи обеспечить надлежащие условия хранения, чтобы артефакт мог продолжить свою жизнь.

Другой момент. В свое время укрепление казахстанских музеев происходило за счет экспонатов, чьей страной происхождения завтра определят Россию. То есть может возникнуть ситуация, в которой не только мы настаиваем вернуть наши ценности, но и нас могут попросить вернуть культурные ценности, которые хранятся в казахстанских музеях.

И наконец третье: некоторые полагают, что обмен культурными ценностями между разными государствами – процесс позитивный для имиджа страны. Почему бы не познакомить с нашим национальным искусством другие народы? Чтобы посетители видели и знали исконно казахские предметы. Например, зачем возвращать из зарубежных музеев образцы такого этнографического экспоната, как мужской пояс, если у нас их в достатке?

Марина ХЕГАЙ (в сокращении)

    qazaquni.kz

 

 

 

1 Пікір

Пікір жазу

Пікіріңізді енгізіңіз!
мұнда сіздің атыңызды енгізіңіз