Трудности дистанционного обучения, или вся надежда на министра Аймагамбетова

0
949

Образование в РК оказалось в сложнейшей ситуации. Дистанционное обучение – это не прихоть Министерства образования и науки, а вынужденная мера. Особенно тяжело пришлось школьникам из отдаленных аулов, где были перебои с интернетом, не говоря о нехватке гаджетов. Большие трудности испытали и учащиеся младших классов.  

                            Трудности дистанционного обучения

   Весеннее дистанционное обучение выявило, что многие школы не укомплектованы компьютерами и многим другим, в отдельных селах – перебои или даже отсутствие интернета, что является недоработками Министерства цифрового развития. Оказалось, школьникам не хватает 700 тысяч компьютеров, и многие дети рискуют остаться без базового образования.

Глава МОН на заседании правительства отметил, что в школах будут работать лишь дежурные классы на основании заявлений родителей при соблюдении строгих санитарных требований, а обучение остальных школьников будет в формате дистанционного обучения.

«То есть в одном кабинете с одним учителем будут учиться дети дежурных классов. Заявления в дежурные классы будут приниматься в электронной форме через все доступные средства связи. Так, по предварительным прогнозам в дистанционном формате с использованием интернет-платформы и телевидения будут обучаться 2,6 млн школьников, в дежурных классах – 530 тысяч детей, в штатном режиме более 157 тысяч учащихся», – отметил министр.

Оказалось, что не все имеющиеся старые компьютеры подойдут для детей, и МОН закупило около 50 000 новых компьютеров, дальше до сентября будут покупать акиматы – даны такие поручения правительством. Телеуроки подготовлены профильным ведомством, будут усовершенствовать интернет-платформы с учетом требований родителей, сурдоперевода, обеспечения контента и т.д.

Учителя будут повышать способность работать по этим компетенциям, по информационным технологиям, IT-платформам, интернет системам. Будут обучающие курсы для учителей, повышения компетенции в дистанционном режиме, повышению профессионального уровня.

Другая часть программы МОН касается методологии обучения, методов оценивания в новых условиях, как вообще преподавать, потому что преподавание в дистанционке значительно отличается от традиционной классно-урочной системы.

В вузах, колледжах – тоже дистанционное обучение. Традиционное обучение – по индивидуальному графику, например, при организации практических занятий на первом и выпускном курсах, в обычном формате – в отдаленных населенных пунктах.

Правительство должно решить вопрос о снижении тарифов интернет связи для школьников, студентов, учителей или даже сделать его бесплатным, и обеспечении малоимущих, многодетных семей компьютерами.

Весной первоклассникам повезло, что карантин начался в то время, когда они уже научились читать и писать. А теперь в новом учебном году первоклассники будут заниматься дистанционно, а это очень сложно. В этих условиях трудно будет и учителям нулевого и первого классов, например, какая будет методика обучения грамматике и математике по телефону.

Наиболее уязвимые сейчас – первоклассники. Они ни писать, ни читать не умеют. Поэтому по желанию родителей, с соблюдением санитарных норм (в группах по 10-15 человек), МОН готово дать возможность для их обучения.

От каких «реформ» Сагадиева сейчас избавляются

За 3 года «реформ» министра образования и науки Ерлана Сагадиева уровень образования заметно упал, что отметили даже международные образовательные исследования PISA. Ряд «реформ» бывшего министра несли даже авантюрный характер, например внедрение повсеместного трехъязычия в школьное образование при отсутствии подготовленных учителей, внедрение опыта НИШ в обычные школы или замена «Әліппе» и «Букваря» на «Сауат ашу» и «Уроки просвещения» для первоклассников.

Система образования при Сагадиеве обросла новыми системными ошибками и проблемами, они лихорадили среднюю и высшую школу, не обошли они и науку.

В итоге в 2019 г. Сагадиев сам ушел в отставку, оставив в наследство разрушенную систему образования.

Вся система высшего образования РК была заточена на финансах, с тем, чтобы было больше студентов на платной основе. Абитуриентам, провалившим ЕНТ для поступления в вузы в июне, при Сагадиеве дали второй шанс – они могли повторно пройти тесты, заплатив 2242 тенге, и поступить на платное отделение.

По новым правилам, озвученным МОН осенью 2018 г., выпускники казахстанских школ, желающие поступить в вуз на платной основе, с 2019 г. сдавали ЕНТ в январе, марте, июне и августе!

При таком подходе никак не учитывались потребности экономики. Например, давно всем известна нехватка специалистов и рабочих для сельского хозяйства, специалистов рабочих профессий, технического профиля, строителей и т.д. Но ведь такие учебные заведения не смогут быть платными и приносить деньги?

Именно желание извлекать коммерческую прибыль расплодила всевозможные сомнительные университеты и институты, в итоге экономика не развивалась и несла большие убытки из-за дефицита нужных стране специалистов, а на работу приходили специалисты с сомнительными дипломами.

Из года в год повторялась и основная проблема ЕНТ – вместо самостоятельных ответов по тестированию большинство выпускников списывали.

В итоге у многих наших выпускников – поддельные знания, потому что массовое списывание на ЕНТ не наказывалось МОН. Когда ловили школьников во время списывания с телефона или со шпаргалки, ответы не аннулировались. К тому же за списывание государство еще выделяло образовательные гранты.

Система издания школьных учебников в РК благодаря «реформам» и коррупции разрушена, и ныне она представляет собой нечто несистемное и коррумпированное.

А скандалы с Национальными научными советами (ННС) дошли до руководства страны – Письмо ученых к президенту открыло незавидное состояние в сфере науки.

И вот новый министр Асхат Аймагамбетов эти авгиевы конюшни предыдущего министра чистит, притом удачно – без шума, системно и профессионально. Немаловажно, что Аймагамбетов – бывший педагог. Сагадиев (экономист) – не педагог, не работал ни в школе, ни в вузе, не знает систему образовании изнутри, не имеет цельного представления об учебном процессе в школах, колледжах и вузах.

Что Аймагамбетов успел сделать за год?

Недавно стало известно, что МОН возвращает «Әліппе» («Букварь») и «Ана тілі» («Родной язык») для первоклассников.

Согласно новым правилам ЕНТ, попытка проноса запрещенного предмета уже считается нарушением и ведет к не допуску на экзамен. В этом году в первый день ЕНТ 164 человека лишились возможности сдать тестирование за попытку пронести запрещенные предметы и за нарушения правил, во второй день – 261 т.д.

По некоторым данным, таких «Алдар Косе» – более 2000. Комиссия будет просматривать записи с видеокамер из аудиторий, где проходило тестирование, до 25 августа, и результаты тех, кто списывал, аннулируют и лишат их гранта.

Ужесточение контроля тестирования началось в январе 2020 г., когда сдавали ЕНТ (на платное отделение в вуз), тогда аннулировали результаты 1500 человек.

Есть надежда, что теперь будет покончено с позорным списыванием на ЕНТ, которое существенно влияло на уровень средней и высшей школы.

Немалое количество вузов при нынешнем уровне коррупции штамповало большое количество поддельных специалистов – в наших вузах можно учиться и без сертификатов ЕНТ.

Вот оценка министра Аймагамбетова: «Есть такие факты, когда в вуз поступает 100 человек, а выпускается 800 за счет того, что учебное заведение собирает всех отчисленных за неуспеваемость студентов из других вузов, зачисляет и выдает им дипломы. Еще один факт: в 2019 г. 37 тысяч студентов «перевелись» через семестр или год обучения из вузов ближнего зарубежья в несколько, в основном небольших, казахстанских вузов. По нашей информации, определенное количество студентов фактически сдает документы в казахстанский вуз, а для обхода требования о наличии сертификатов ЕНТ те, в свою очередь, отправляют документы в зарубежный вуз и через семестр или год также виртуально переводят обратно».

По словам Аймагамбетова, есть также региональные частные вузы, где обучается по 20-23 тысячи студентов, большинство из которых на занятия не ходят.

МОН приостановило лицензию некоторых вузов, пока это временная мера, потому что лишение лицензии – это длительная процедура.

По решению МОН, программы университетов и колледжей должны соответствовать ожиданиям работодателей – сейчас работодатели формируют те компетенции, которые хотят видеть в выпускниках. Уже подготовлено 100 новых профстандартов, их планируют довести до 400. По программе «Жас маман» будет обновлена материально-техническая база 180 колледжей по стране, для этого предусмотрено 58 млрд тенге.

Очень сильный удар нанес министр по ННС.

Одним из ключевых изменений в Положении является процедура принятия решения членами ННС. Если раньше ННС принимали решения о финансировании тайным голосованием, то теперь введено открытое голосование с четкими критериями и выставлением баллов. Более того, будет обеспечена трансляция заседаний.

Сейчас составы ННС обновлены, переработан процесс формирования составов ННС, повышены требования к членам ННС и полностью будут пересмотрены составы ННС в соответствии с новыми требованиями.

В рамках исполнения поручения Главы государства финансирование науки на этот год увеличено в 2 раза. Раньше конкурсы на научные проекты проводились раз в 3 года. Соответственно, если ученый не получает гранта, а следующий конкурс – только через 3 года, многие ученые, не получив финансирования, меняли профиль и уходили из науки.

Теперь конкурсы будут проводиться ежегодно, со сроком реализации в 3 года.

Впервые в истории страны глава МОН лично проверил содержание школьных учебников. Аймагамбетов раскритиковал учебники английского языка, литературы, географии и физики. Названы и причины плачевного состояния учебников: спешка, слабая внутрииздательская экспертиза, редакторская работа, безответственность издателя за качество предоставляемых учебных материалов.

Новый министр кардинально меняет нынешнюю систему издания учебных книг. Теперь начнут готовить авторов учебников и специалистов по экспертизе школьных пособий, будут серьезные санкции за опечатки.

Приостановлено внедрение авантюрного сагадиевского трехъязычия в школьное образование.

Но меры МОН по отношению к недобросовестным вузам, издательствам, ННС и т.д. задевают бизнес-интересы многих сил в стране, за которыми стоят очень влиятельные люди.

В такой непростой период в системе образовании РК – это один из тех министров, который четко, компетентно и быстро принимает правильные решения, выводит образование из кризиса. Нам нужен только такой министр!

Дастан ЕЛДЕС

qazaquni.kz

Пікір жазу

Пікіріңізді енгізіңіз!
мұнда сіздің атыңызды енгізіңіз