Вместо мечетей надо было строить научные центры и больницы

0
1703

 Неожиданно появившийся COVID-19 на глазах поменял многие стороны жизни человечества, и во время пандемии введены жесткие ограничения в плане празднования в традиционном формате религиозных праздников, приостановили деятельность религиозных объектов (мечети, церкви, соборы, синагоги и др.). Изменит ли коронавирус религиозные представления людей?

                              Религия в условиях пандемии  COVID-19

За 6 месяцев 2020 г. вирус с возрастающей силой настиг почти все без исключения страны и континенты. Особенно пострадали от КВИ Италия, Испания, США, Иран, Франция и др. Некогда благополучные, полные туристами страны ныне перестали быть безопасными. За последние две недели по числу заражаемости Казахстан вошел в число лидеров. И неизвестно, когда и чем закончится эта пандемия. Возможно, эта ситуация будет продолжаться и в следующем году.

И во многих странах религии и религиозные взгляды из-за COVID-19 столкнулись с серьезным вызовом. Ни одна религия, вероучение не имеет сведений о причинах и масштабах распространения вируса, о путях спасения человечества от новой напасти; все священнослужители и прихожане должны подчиняться «капризам» COVID-19. Нарушение социальной дистанции приводит к одинаковым результатам для последователей всех религий: где больше собирались людей, там и больше случаев заражения.

Пандемия коронавируса не щадит никого: вирус нещадно бьет и верующих, и атеистов, и агностиков, и неверующих и т.д. Возможно, в планетарном масштабе такой вызов не возникал после окончания второй мировой войны.

Перед лицом вирусной опасности все равны: COVID-19 не делает различий между исламом и христианством, православием и католицизмом, протестантизмом и иудаизмом и т.д., и закрывает их храмы. Например, в преддверии Пасхи из-за коронавируса закрыли храм Гроба Господня в Иерусалиме – одну из главных святынь христианского мира. И главные святыни для мусульман – Большая мечеть в Мекке и Мечеть пророка в Медине – были закрыты из-за пандемии.

Однако кто-то успел объявить коронавирус Божьим промыслом и наказанием за грехи человечества, наступлением судного дня, приведя соответствующие доказательства из священных книг. Где-то начали читать молитвы против коронавируса, например, в Казахстане и России. У нас рекомендовали, какие молитвы нужно читать для исцеления от болезней: в исламе большое внимание уделяется лечению болезней, в том числе плохих, к коим относятся рак, ВИЧ, тот же коронавирус и т.д., посредством определенных дуа (молитв).

По всему миру отменили пятничные и коллективные молитвы, мечети закрыты из-за распространения вируса. Религиозным организациям рекомендовали ограничить все мероприятия коллективного характера и проводить религиозные, а также праздничные службы в режиме онлайн.

Саудовская Аравия сразу прекратила выдачу виз паломникам со всего мира. Власти Саудовской Аравии объявили, что иностранные паломники не смогут в этом году совершить хадж к мусульманским святыням в Мекке и Медине в связи с пандемией. И в нем примут участие не более 10 000 человек, проживающих в стране, по сравнению с ежегодным прибытием на хадж не менее 2 млн паломников.

Коронавирус – новый «бог», новая «религия» человечества?!

COVID-19 с помощью чрезвычайного положения, карантина, самоизоляции и т.д. разрушает устоявшие экономические, финансовые, политические, культурные, религиозные и др. отношения и переформатирует эти отношения, а также само государственное устройство, общественные отношения и жизнь простых людей. Поменяется система ценностей.

И в наше время религиям придется меняться, в том числе и из-за коронавируса, и из-за цифровизации и др. причин. С современными людьми, стоящими на пороге нового цифрового мира, надо говорить на их языке, и будет трудно священнослужителям, если они не будут меняться. Ведь COVID-19 разрушает коммуникации, влияние, назначение религий: верующие из мечетей и храмов оказались у себя дома, где условия диктует новая парадигма жизни.

Коронавирус – новый «бог», новая «религия» человечества?! Здесь речь идет о комплексе факторов: о массовой психологии, атомизации общества, влиянии цифровых технологий, о переоценке ценностей и рисков и т.д. И коронавирус этот процесс ускорит и приблизит.

Казахи должны быть продвинутыми не только в теологии, но и в науке, образовании, медицине, технологиях и т.д. У нас сегодня насчитывается около 3600 (!) мечетей, 84 из которых пустуют (результат беспорядочного строительства). В то же время за последние годы не построено ни одной большой библиотеки, научного центра, дома культуры, концертного зала, не открыты научные институты, наука финансируется очень слабо, не развито собственное производство и т.д.

Возьмите любой бедный аул: нет ни дома культуры, ни спортивного зала, ни больницы, ни библиотеки, одна старая школа, зато в самом центре – новая мечеть! Села, где порой нет фельдшерского пункта и врача, и даже районные центры оказались беспомощными в пору распространения коронавируса.

Соборная мечеть «Хазрет Султан» в Нур-Султане, построенная в 2012 г., была самой крупной мечетью в Центральной Азии. В последние годы в Бишкеке и Душанбе открыли крупнейшие мечети в регионе. (Идет как бы соревнование.) И в этом году самую большую мечеть в Центральной Азии начали строить в Нур-Султане.

Но, оказалось, вместо мечетей и церквей надо было строить медицинские центры, больницы, открывать медицинские учреждения, институты биологической безопасности и т.д. Вместо религии надо было поднимать науку, образование, медицину.

Не религия спасет человечество, а наука, образование и медицина, не мечети и церкви, а больницы и медицинские центры, не священнослужители, а медики, биологи, ученые.

COVID-19 в Казахстане показал слабость, даже беспомощность наших медиков, биологов, ученых. Это не только большое количество зараженных вирусом среди медицинских работников, но и дефицит и отсутствие масок, специальной защитной одежды, средств защиты, тестов, тепловизоров, аппаратов искусственной вентиляции легких, нехватка больниц и др.

КВИ показал дефицит компетентных врачей, биологов, эпидемиологов, вирусологов и др., утрату потенциала санитарно-эпидемиологической службы. В свое время в Казахстане были медико-профилактические факультеты, на которых готовили специалистов санитарной гигиены, они закрыты, как и факультеты эпидемиологии, оставили лишь специальность «эпидемиология». Страна не может обеспечить себя самым необходимым – лекарствами, товарами первой необходимости, медицинским оборудованием и т.д.

Это государственная политика: Академия наук стала общественной организацией, были закрыты многие НИИ или перепрофилированы, а наряду с этим в свое время объявили полную свободу вероисповедания. В итоге религия заполнила освободившую нишу. Конечно, можно было одновременно строить мечети и научные центры, развивать науку и религию, но ведь этого нет!

Могут возразить, что мечети построены не на бюджетные деньги, а на средства спонсоров. Об этом и речь – даже внимание и средства спонсоров обращены в сторону религии, а не на образование и науку. Ведь за рубежом многие научные заведения и проекты финансируются частными организациями. У нас же и государство, и частные спонсоры оставили науку без внимания.

                      Готовить имамов в Казахстане, а не за рубежом

В конце прошлого года в Нур-Султане вынесли приговор 14 гражданам Казахстана, обвиняемым в пропаганде религиозного экстремизма и участии в ИГИЛ. Их осудили на разные сроки. Осужденные участвовали в боевых действиях на территории Сирии, Ирака и Афганистана.

Вся эта история с «халифатом» ИГИЛ вызывает настороженное отношение общества и государства: по каким причинам у нас появились его радикальные сторонники? Немало наших мусульман, нередко с семьями, разными путями оказывались в зоне боевых действий. По официальным данным, с момента начала войны на Ближнем Востоке в Сирию и Ирак уехали около 800 наших граждан. А сколько их реально там было, сколько погибло – никто точно не знает.

Ведь радикализация наших граждан произошла не где-то за рубежом, а у нас. Значит, для этого процесса были и есть соответствующая среда, литература, мечети, имамы.

Об этой проблеме я пишу с 2008 г.: нельзя готовить наших имамов в арабских странах, где они могут изучить радикальные течения ислама и распространить в Казахстане. «Салафизм», «ваххабизм», «арабский» ислам у нас появились не сами по себе. С тех пор прошло более 10 лет, но проблема осталась, более того, усугубилась: шло усиление религиозности населения, салафитского влияния, шариата.

Несмотря на светские законы республики, светское образование, число сторонников хиджаба у нас с каждым годом растет. Их стала поддерживать некоторая часть юристов, правозащитников, общественных деятелей и т.д. Некоторые родители даже подавали в суд на Министерство образования из-за того, что их дочерей не впускали на занятия в платках.

Одно время велись разговоры о необходимости запрета салафизма в Казахстане, но дальше слов дело не пошло: мол, эта официальная религия Саудовской Аравии, как мы ее запретим? К примеру, у нас не распространен шиизм, но это не означает, что данная религия у нас под запретом… Поэтому считаю, что речь должна идти не о запрете как таковом, а о решении самой проблемы – салафизм появился в стране через имамов, получивших духовное образование за рубежом.

Например, осенью 2018 г. депутаты сената парламента РК, рассматривая законопроекты по вопросам религиозной деятельности, предложили исключить норму, согласно которой «получение гражданами Казахстана духовного (религиозного) образования в иностранных государствах допускается только после получения высшего духовного (религиозного) образования в республике», посчитав это нарушением прав граждан.

Они будто не знают, что «салафиты», «арабский» ислам, хиджабы и пр. появились в Казахстане с того момента, как наша молодежь стала выезжать на обучение в религиозные заведения Египта, Пакистана, Саудовской Аравии, Катара, Турции, Афганистана и т.д. Там они не только изучали Коран, но и перенимали особенности ислама той или иной страны, другой мазхаб, культуру, образ жизни, менталитет, отношение к женщине, одежде и т.д.

К тому же с помощью Саудовской Аравии в Казахстане построено немало мечетей, в которых работали имамы, получившие образование в этой стране. Выход в такой ситуации – готовить имамов в Казахстане, а не за рубежом, а также всемерно поддерживать «степной» ислам, традиционную культуру.

Возможно, COVID-19 остановит практику подготовки имамов за рубежом…

Дастан ЕЛДЕС

qazaquni.kz

 

Пікір жазу

Пікіріңізді енгізіңіз!
мұнда сіздің атыңызды енгізіңіз