Национальные интересы – превыше всего!

0
1488

Мухтар Джакишев родился 28 июня 1963г. в Алма-Ате. Инженер – физик, кандидат юридических наук. Отец – доктор юридических наук Джакишев Еркын Газизович, декан юридического факультета КазГУ. Мать – кандидат химических наук Джакишева Раиса Нургалиевна, работала в Институте химии Академии Наук КазССР.

В 1980 году Мухтар окон­чил Республиканскую фи­зико-математическую школу и поступил на физический фа­культет КазГУ. В 1983 году перевелся на специальный факультет физики Московского инженерно-физического института (МИФИ), в феврале 1986 года защитил диплом на 25-ой кафедре. В юности Мухтар занимался каратэ, неоднократно выступал на соревнованиях, в 1983 году занял первое место в чемпионате МГС «Динамо». Там же в Москве, Мухтар знакомится со своей будущей женой Жамилей.
В 1987 году Мухтар поступает в аспирантуру в МИФИ, где работает под руководством профессора Белкина над темой: «Использование лазерной флюорографии при расследовании преступлений». Параллельно – стажировка в ГУВД Москвы, на Петровке 38, в лаборатории криминалистической экспертизы. Там Мухтар и его коллеги изобрели уникальный прибор – портативный детектор скрытых следов преступлений.
В 1988 Мухтар женится на Жамиле, 1989 – рождение дочери Айгерим. В 1992 году Мухтар защитил кандидатскую диссертацию в области использования лазерных методов в криминалистике и судебной экспертизе. В этом же году Мухтар был приглашен в США на 77-ю ежегодную конференцию международной ассоциации идентификации (12 тысяч членов из 138 стран). Уникальный прибор, который изобрел Мухтар со своими коллегами, вызвал большой интерес, т.к. с его помощью Мухтар раскрыл политическое убийство в Атлантик-Сити, 15-ти летней давности. В Америке Мухтар читал лекции в университете Род-Айлэнда.
ФБР предложило Мухтару остаться в США, с годовым окладом в 110 000 долларов США и полным социальным пакетом американского федерального агента. Мухтар отказался. Кто помнит конец восьмидесятых, хорошо представляет, какое это было заманчивое предложение. Свой отказ Мухтар аргументировал желанием вернуться на родину, в Казахстан, и работать в интересах страны. После защиты кандидатской, в 1992 году, Мухтар возвращается в Казахстан. Там он начинает работать в качестве финансового директора в компании «Бутя», где успешно реализует несколько бизнес-проектов.

В 1994 году рождается его второй ребенок – сын Айторе. 1996-97гг – президент «АО Зангар», 1997 г – президент холдинга «Сахарный центр», 1997-98гг – генеральный директор АО «Алаутрансгаз». В 1997 году Мухтар в третий раз становится отцом, у него рождается дочь Айсулу. В 1998 году его назначают президентом Национальной Атомной компании «КазАтомПром».
КАЗАТОМПРОМ
Закрытое акционерное общество Национальная Атомная компания «Казатомпром» создано в 1997 году Указом Президента Республики Казахстан. В соответствии с Указом компания является национальным оператором по экспорту, импорту природного урана, продукции из него, редких металлов и материалов двойного назначения (материалы, которые могут быть использованы как для производства продукции общего потребления, так и для создания оружия массового поражения). 100% акций компании принадлежит государству в лице Министерства энергетики и минеральных ресурсов. На момент создания в систему «Казатомпрома» входили геологоразведочная компания «Волковгеология», три рудоуправления (Степное, Центральное, Шестое) и Ульбинский металлургический завод (УМЗ).

Наследие
В октябре 1998г. Мухтар Джакишев был назначен президентом ЗАО НАК «Казатомпром». На момент назначения компания де-факто была банкротом. Задолженность в бюджет составляла 38 млн. долларов США, перед банками второго уровня – 43 млн. долларов США. Имущество компании находилось в залоге, связанное вышеуказанными кредитами. При этом износ основных фондов составлял 60-90%. Все займы были выданы казахстанскими банками, номинированы в долларах США, процентная ставка составляла 29% годовых с правом банка в одностороннем порядке (без согласования с «Казатомпромом») изменять процентную ставку, и эти условия были закреплены постановлением правительства. Более полугода не выплачивалась заработная плата работникам компании. Таким образом, общая задолженность компании превышала 85 миллионов долларов США. Эта сумма была больше, чем весь годовой объем продаж «Казатомпрома» на тот момент.
Все внешние рынки для «Казатомпрома» были практически закрыты. Существовало 3 контракта на продажу продукции: с компанией «TВЭЛ» (Россия), с компанией «Nukem» (Германия) и с компанией «Sinatom» (Бельгия). Причем, Россия за поставляемые топливные таблетки только 25% платила деньгами, а 75% – векселями, рыночная стоимость которых составляла не более трети номинала.
Себестоимость продукции была выше цен, зафиксированных в контрактах на продажу. На территории США продажи были остановлены из-за антидемпингового расследования, инициированного Департаментом энергетики. На территории Европы продажи формально не были запрещены, но действовала квота Евроатома для стран СНГ, все объемы по которой исторически принадлежали России и, естественно, делиться с Казахстаном в то сложное время (кризис 1998-1999г.г.) Россия не собиралась. Бериллиевое и танталовое производства были практически полностью остановлены. Происходил постоянный отток высококвалифицированных кадров.

Вывод из кризиса
В такой сложной ситуации Мухтар Джакишев вместе со своей командой разработал программу вывода «Казатомпрома» из кризиса и его дальнейшего развития. В сжатые сроки была проделана огромная работа.
В результате внутренней реструктуризации, введения тендерного механизма закупок, оптимизации логистики, введения разумных норм расходования реагентов и материалов, создания эффективной системы хозрасчетного стимулирования, внедрения новых технологий и обновления изношенных производственных фондов, повышения качества продукции и других организационных мероприятий, себестоимость продукции была снижена в 2,2 раза. Благодаря этому, продажи стали рентабельными, у компании появилась прибыль. Имея прибыль, компания смогла погасить задолженность перед государством, полугодовая задолженность по заработной плате сотрудникам была выплачена.
Был выигран антидемпинговый процесс в США, что само по себе является прецедентом (полуобанкротившаяся, никому не известная компания выигрывает судебный процесс у Департамента энергетики США). В результате «Казатомпром» получает право продавать свой уран и продукцию из него на территории США.
После переговоров Мухтара Джакишева с руководством Евроатома «Казатомпром» получил право продавать свою продукцию на территории Европы вне квоты Евроатома для стран СНГ, то есть, торговать как компания из страны с рыночной экономикой. Таким образом, рынки основных стран, обладающих атомной энергетикой, стали открыты для Казахстана. Появились продажи – появились денежные потоки.
Имея четкий бизнес-план развития компании, Мухтар Джакишев лично объездил десятки западных банков и, наконец, ему удалось договориться с немецким банком West LB о кредитовании под разумный процент (LIBOR плюс несколько процентов маржи), вместо «драконовских» 29% годовых – у казахстанских банков. Так была проведена реструктуризация кредитного портфеля компании. Активы компании были освобождены из залога.
С Минатомом России заключен долгосрочный контракт на производство топливных таблеток, создано украино-казахстанско-российское предприятие по обеспечению топливом реакторов Украины. Это позволило сохранить на АО «УМЗ» производство ядерного топлива для реакторов российского дизайна.
На Ульбинском металлургическом заводе (УМЗ) разработана и внедрена технология по производству уран-эрбиевых и уран-гадолиниевых топливных таблеток с выгорающими поглотителем, создан участок по переработке скрапов дореакторного топливного цикла.
В 2000 году УМЗ стал официальным сертифицированным поставщиком порошков диоксида урана керамического сорта для компании «Дженерал Электрик» (США).
Были запущены бериллиевое и танталовое производства. Благодаря разработанным технологиям, бериллиевое производство было полностью переориентировано на выпуск мирной продукции, освоена технология получения медно-бериллиевых лигатур карботермическим методом. Были заключены долгосрочные контракты с американской компанией «Браш Веллман».
За два года, 1999 – 2000, благодаря научному прорыву специалистов Казатомпрома, компании удалось преодолеть 20-летнее отставание по технологиям и запустить танталовое производство. Была разработана программа по реорганизации производства с акцентом на выпуск современных высокоемких танталовых конденсаторных порошков и ниобиевой продукции.
В 2000 году впервые, с момента организации Казатомпрома, по итогам года была получена чистая прибыль. Компания начала вкладывать серьезные инвестиции в обновление и расширение производств. Заработная плата работников Компании была увеличена на 25%. На 60% увеличились выплаты в бюджетные и внебюджетные фонды.

Развитие
Разрешив самые горящие вопросы компании, Мухтар Джакишев сосредоточился на планах развития, которые позволили «Казатомпрому» занять лидирующее положение в «урановом мире». Со спада цен на энергоносители, начиная с 1980-х годов, после Чернобыля и нескольких аварий на западных атомных станциях, с распадом СССР и демпинговой распродажей Россией урановой продукции, цены на природный уран на мировом рынке непрерывно снижались. Западные энергокомпании относились к России как к бездонному «черному ящику, « из которого в любой момент можно было купить любое количество урана по очень низкой цене. К концу 90-х, началу 2000-х годов из более чем 400 уранодобывающих компаний в мире осталось всего 34. То есть, рыночная ситуация была тяжелой не только для «Казатомпрома», но и для всех уранодобывающих компаний. Выжили только те компании, для которых уран являлся попутным продуктом при добыче других металлов. Для них цены на уран не были критичными. Определяющими для этих компаний были цены на медь, золото и другие металлы. Остались на плаву уранодобывающие компании на территории Канады, обладающими месторождениями с уникальными геологическими условиями со средним содержанием урана в породе около 30%. Кроме того, все западные уранодобывающие компании, в отличие от «Казатомпрома», имели долгосрочные контракты, цена которых была существенно выше спотовых цен. Спотовая цена в тот момент делилась на 2 цены: одна цена была для западных уранодобывающих компаний, другая – для урана, добытого на территории СНГ. Разрыв в этих ценах иногда превышал 20%.

Авторитет растет…
В этих условиях Мухтар Джакишев сумел провести точную маркетинговую оценку ситуации, глубоко изучить нюансы различных методов добычи природного урана, потребности атомных электростанций в первичном сырье и предсказать грядущий дефицит природного урана на рынке. И, исходя из этих посылок, он пошел на очень рискованный шаг с обычной точки зрения – строительство новых добывающих мощностей и резкое наращивание добычи природного урана. Но за этим решением стоял тщательный анализ и стратегически верный расчет.
Начиная с 2001 года, Мухтар Джакишев неоднократно выступал перед мировым урановым сообществом с рядом докладов о неадекватности ценообразования на урановом рынке и предстоящем дефиците природного урана (тексты выступлений доступны в материалах Мировой Урановой Ассоциации и Уранового Института (WNA и UI)). В феврале 2001 года в Торонто на конференции Всемирного рынка ядерного топлива Мухтар Джакишев заявил о предстоящем дефиците природного урана, основываясь на собственном прогнозе. После этого доклада цены на природный уран прекратили падение, но оставались достаточно низкими. В своих выступлениях Мухтар Джакишев прогнозировал начало нехватки природного урана на рынке с 2006 года. Однако развитие событий пошло по более худшему сценарию: произошли аварии на добывающих предприятиях в Канаде и в Авcтралии и дефицит по урану возник уже в 2004 году. После столь точного прогноза авторитет Мухтара Джакишева и «Казатомпрома» в мировом урановом сообществе стал резко нарастать.
Несмотря на то, что в марте 2001 года была зафиксирована самая низкая цена на урановом рынке – 6,21 $/фунт, «Казатомпром» начал наращивание объемов добычи природного урана и заключал все новые и новые контракты на производимую продукцию. Первую продукцию в 2001 году выпустили новые Рудники подземного выщелачивания Южный Моинкум и Акдала. В 2002 году впервые применена ячеистая схема вскрытия рудных залежей. Произошла полная автоматизация всего технологического процесса добычи. «Казатомпромом» разработана математическая программа изменения концентрации урановой руды на рудниках, что позволило более эффективно использовать каждое месторождение. АО «Волковгеология» начала реализовывать программу по увеличению парка буровых станков и внедрению новых технологий сооружения скважин. Благодаря внедрению этой программы парк буровых станков с 17 в 2003 году увеличился до 63-х в 2007. В 2002 году создано предприятие Геотехнология для подготовки и переподготовки кадров для уранодобывающих предприятий Казахстана. В 2001 году Казатомпром впервые выходит на урановый рынок Китая, а в 2002 – на рынок Южной Кореи.
Пятнадцать тысяч… или доверие президенту компании..
Казалось бы, все трудности для «Казатомпрома» остались позади и можно было бы спокойно пожинать плоды своих трудов. Но характер Мухтара Джакишева не позволил останавливаться на достигнутом и он начал разработку программы «Пятнадцать тысяч», в соответствии с которой Казахстан к 2010 году должен был добывать более 15 000 тонн ежегодно и занять 1-е место в мире по добыче природного урана.
Когда в 2003 году эти планы были опубликованы, они произвели огромный резонанс в мировом урановом сообществе. Многие иностранные компании атомной отрасли говорили открытым текстом: «Если бы это заявил не «Казатомпром», то мы сказали бы, что это заявление из области разбушевавшейся фантазии, но не серьезные производственные планы. Поднять объем добычи с 3500 тонн до 15000 – это абсолютно нереально для уранодобывающей компании. Но так как об этом говорите вы, то, наверное, эти планы будут выполнены».
Так оно и произошло. Вся необходимая производственная инфраструктура уже подготовлена. К 2005 году, свыше 300 км автомобильных дорог были восстановлены и более 400 километров дорог – вновь проложены и сданы в эксплуатацию. В Шу-Сарысуйской и Сырдарьинской урановорудных провинциях построено 260 км высоковольтных линий электропередач. Для обеспечения основным реагентом рудников в 2006 году, после 10-летнего простоя, запущен в эксплуатацию сернокислотный завод в Степногорске.
Сформированы кадры и начата добыча урана на большей части из запланированных к вводу в эксплуатацию добычных предприятий. 8500 тонн природного урана было добыто в 2008 году, в 2009 году должно быть произведено 11800 тонн и 15000 – в 2010 году.

Стратег
Программа 15000 тонн возникла не на пустом месте, а из стратегического подхода Мухтара Джакишева к развитию мировой атомной отрасли. Дефицит природного урана мог стать серьезной помехой для строительства и ввода в действие новых атомных станций во всем мире. Из всех уранодобывающих стран Казахстан является единственным государством, которое в силу особого характера месторождений природного урана, пригодных к отработке методом подземного скважинного выщелачивания, могло быстро нарастить объемы добычи. Но даже при таком преимуществе Казахстана, столь резкое наращивание объемов добычи по плечу лишь столь одаренному топ-менеджеру, как Мухтар Джакишев.
Во всей своей деятельности Мухтар Джакишев всегда отличался ответственным государственным подходом к любым вопросам. Логическим продолжением развития атомной отрасли Казахстана для Мухтара Джакишева являлся переход от положения крупнейшей сырьевой урановой компании к производственной компании с высокотехнологичной продукцией, обладающей высокой добавленной стоимостью, оказывающей весь комплекс услуг в ядерно-топливном цикле. Глубокое стратегическое понимание положения в атомной отрасли позволило Мухтару Джакишеву спланировать и перестроить «Казатомпром» в компанию с полной вертикальной интеграцией в ядерно-топливном цикле. Практически, к концу 2008 года были заключены все необходимые договора, соглашения, превращающие «Казатомпром» «на бумаге» в компанию с полным ядерно-топливным циклом. В ближайшее десятилетие эти «бумаги» воплотились бы в эффективно действующие предприятия (конверсионный завод, завод по производству топливных сборок для атомных станций, центр по обогащению урана на территории России, атомные станции в Казахстане и других странах), приносящие Казахстану не только огромные прибыли, но и высокий международный авторитет.
С распадом СССР на территории Казахстана из полного ядерно-топливного цикла остались только добыча природного урана и производство топливных таблеток. Мухтару Джакишеву удалось в Казахстане создать то, что было по плечу только таким супердержавам, как СССР, США и Франция.
Атомная промышленность является единственной отраслью, через которую Казахстан может оказывать геополитическое влияние. Добывает ли Казахстан нефть, производит ли цветные или черные металлы, выращивает ли зерно – в целом для мирового сообщества не является критичным. Если Казахстан перестанет добывать уран и производить топливо для атомных электростанций, то вся мировая атомная энергетика окажется в кризисном состоянии.

Строительство атомных станций…
Наверное, самой значимой частью стратегии развития компании, разработанной под руководством Мухтара Джакишева является участие «Казатомпрома» в строительстве атомных станций. «Казатомпром» приобрел у японской компании Toshiba 10% акций американской компании Westinghouse, специализирующейся на строительстве атомных электростанций.
На сегодняшний день самыми лучшими дизайнами атомных станций поколения 3+ обладают французская компания Areva и американская компания Westinghouse. О потенциале атомных станций по дизайну компании Westinghouse, говорит то, что из запланированных к строительству во всем мире более 450-и атомных станций, более 260-и будет построено по дизайну компании Westinghouse. Сам факт покупки казахстанской компанией 10%-го пакета акций американской компании, работающей в секторе атомной энергетики, уже является прецедентом.
Предыстория этой сделки такова. После покупки компанией Toshiba 100% акций Westinghouse за 5,5 миллиардов долларов, акции Toshiba на фондовых рынках начали снижаться, т.е., участники рынка оценили эту сделку негативно, посчитав цену слишком высокой. Для минимизации потерь Toshiba объявила о выходе из сделки с уплатой штрафных санкций. Мухтар Джакишев встретился с президентом Toshiba Atsutoshi Nishida и разъяснил свое видение стратегических преимуществ обладанием компанией Westinghouse. После этих переговоров Toshiba объявила о том, что она остается в сделке при условии участия в этой сделке «Казатомпрома».
Что дает «Казатомпрому» и Казахстану участие в долях Westinghouse? Минимальная стоимость строительства одной атомной станции 5 миллиардов долларов США. Умножив эту цифру на 260 станций, получаем сумму в 1 триллион 300 миллиардов долларов США. «Казатомпром» мог бы получить дивиденды с 10% от этой суммы. С арестом Мухтара Джакишева возникает большой вопрос по сохранению альянса Toshiba – «Казатомпром» – Westinghouse.
Кроме этого, «Казатомпром» на паритетных началах с «Росатомпромом» разрабатывает проект строительства атомной станции нового типа, так называемого реактора средней и малой мощности. После принятия решения правительством Казахстана о строительстве атомной станции в городе Актау, «Казатомпром» начал изучать технические возможности реализации этого проекта. В процессе работы выяснилось, что энергосистема Казахстана не может включать в себя реакторы существующих дизайнов из-за специфики Казахстана (большие расстояния и низкая плотность населения). В связи с этим обстоятельством было принято решение в стратегическом партнерстве с Россией разработать и построить атомную электростанцию нового типа. После завершения строительства Казахстан с Россией станут единственными обладателями «ноу-хау» в мире по строительству подобного типа реакторов. Потребности в такого типа реакторах существуют не только у Казахстана и России, но и у других стран, обладающих схожими условиями (большие территории, низкая плотность населения).
В июне 2009 года должно было быть подписано соглашение с Китаем об участии «Казатомпрома» в совместном предприятии по строительству атомных электростанций в Китае.
Таким образом, Мухтар Джакишев хотел сделать из «Казатомпрома» компанию, основным источником доходов которой была бы не продажа природных ресурсов и даже не продажа высокотехнологичной продукции, произведенной из этих ресурсов, а продажа ноу-хау – знаний, которые являются неисчерпаемым ресурсом. В результате, деятельность «Казатомпрома» перешла бы в наиболее эффективный сегмент во всей практике мирового бизнеса. Для Казахстана это было бы переходом из разряда развивающейся страны с сырьевой направленностью экономики в разряд стран, обладающих самыми передовыми технологиями в мире.
Стран, обладающих атомной энергетикой меньше двух десятков. Страны, обладающие технологиями по строительству атомных станций, можно пересчитать по пальцам одной руки. Благодаря работе Мухтара Джакишева Казахстан должен был войти в число этих стран.

Планируя будущее
Чтобы составить более полную картину о Мухтаре Джакишеве как руководителе мирового уровня со стратегическим подходом к бизнесу, нельзя не упомянуть о планах, которые еще не были воплощены даже в виде договоров, соглашений и меморандумов.
Мухтар Джакишев вел переговоры с руководством компании Toshiba о совместной разработке реакторов 4 поколения. На сегодняшний день основной проблемой атомной энергетики является накопление большого количества высокорадиоактивных отходов, которые не могут быть утилизированы методом захоронения. В процессе работы ядерного реактора из-за ядерных процессов в нем накапливаются радиоактивные элементы с различными, в том числе и длительными периодами полураспада – от нескольких суток до миллионов лет и более. Современные технологии предполагают бессрочное хранение этих высокоактивных отходов в специальных хранилищах, где они находятся под постоянным мониторингом. Это порождает дополнительные существенные издержки, как финансового, так и экологического характера. Реактора четвертого поколения, используя технологии реакторов на быстрых нейтронах, позволят утилизировать отработавшее ядерное топливо и накопившиеся высокорадиоактивные отходы. Это решит основную проблему современной атомной энергетики – накопления отработавшего ядерного топлива и высокоактивных отходов. Казатомпром совместно с Toshiba стали бы мировыми лидерами в этой области технологий.
Еще одним направлением совместных высокотехнологичных разработок с Toshiba являлось создание производства литиевых аккумуляторов с потенциалом рынка в сотни миллиардов долларов.
Планировалось открытие в Казахстане филиала Токийского технологического университета, который наряду с Массачусетским технологическим институтом считается мировым лидером в области подготовки специалистов с высшим техническим образованием.
В 2007 году президент Национальной Атомной Компании «Казатомпром» Мухтар Джакишев, за выдающиеся заслуги перед отечеством, награжден орденом «Кұрмет».
Оценивая то, что сделал Мухтар Джакишев за 10 лет работы в должности президента «Казатомпрома» можно сделать вывод, что эти планы были бы стопроцентно реализованы. Арест Мухтара Джакишева и других топ-менеджеров, не оставляет «Казатомпрому» шансов на реализацию стратегических планов, разработанных Мухтаром Джакишевым, поскольку бизнес, особенно в атомной сфере – это не только четко выстроенные планы, а и энергия, интеллект и человеческие качества первого руководителя и его окружения, а также доверие партнеров по бизнесу и коллектива предприятия.
На сегодняшний день в Казахстане нет человека, который мог бы полноценно заменить Мухтара Джакишева в «Казатомпроме». Интересам Казахстана нанесен огромный ущерб. Вопрос – «кому это было выгодно?» – пока остается открытым. Пока.

Мухтар –
замечательный друг
Умение быть замечательным другом – это один из редких талантов. Все, кто знает близко Мухтара, могут подтвердить, что он – один из немногих, на сегодняшнее прагматичное время, для кого истинные ценности в жизни являются определяющими в поступках. Дружит Мухтар по-настоящему. Ему никогда не нравилось и не нравится известное выражение: «Извини, братан, ничего личного – бизнес», которое многим в щепетильных жизненных ситуациях бывают на руку.
Он дружит так, как пацаны в чистую детскую пору, где ясны поступки и четки их определения: это плохо, а это хорошо, это белое, а это черное. Дружба обязывает, и Мухтар не тяготится этим. Мы дружим с Мухтаром со школы. Веселый, добрый, любознательный и очень общительный, Мухтар в разных детско-юношеских переделках был надежным товарищем, который не сбежит, не предаст и не струсит.
Люди могут меняться с годами. Но Мухтар из тех, кто остался верен себе в самых главных вещах, именно тех, которые подвергаются у многих людей, обремененных деньгами ли, властью ли, принадлежностью ли к элите, всяким метаморфозам. Близкие знают, как Мухтар заботится о своих друзьях. И приглашенные им на работу в «Казатомпром» из «ближнего» зарубежья Малхаз Цоцория, Дима Парфенов и другие, всегда чувствовали себя защищенными в чужой стране. Благодаря Мухтару и его семье, они обрели вторую родину с кругом друзей – друзья Мухтара стали их друзьями.
Не секрет, что Мухтар не отказался от дружбы со своим другом со студенческих лет – Мухтаром Аблязовым, когда перед ним поставили выбор: либо ты отрекаешься от Аблязова, либо теряешь очень теплое место, на которое Джакишева готовили в то время. Думаю, что далеко не многие на месте Мухтара Джакишева выбрали бы первое. Это Поступок, который до сих некоторые не могут переварить… Мухтар Аблязов из этой же породы людей, умеющих дружить.
У Мухтара счастливый характер, и он – счастливчик. Возможно, именно это и то, что Мухтар позволяет себе роскошь оставаться самим собой, не изменяя своим принципам и повлекло недовольство некоторых у власти. Таких не любят, таких стараются укротить.

Галым Назаров,
бывший вице-президент
Казатомпрома

Пікір жазу

Пікіріңізді енгізіңіз!
мұнда сіздің атыңызды енгізіңіз