ЯДЕРНАЯ «ЛОГИКА» КАТАСТРОФЫ

0
891

Авария на японской АЭС «Фукусима-1» после Чернобыля явилась вторым крупным экзаменом для человечества в плане выбора энергетики и своей безопасности. Бурно развивающаяся атомная энергетика после первого катаклизма на десятилетия приостановила свое «победное» шествие. Однако к своему 25-летию трагическое событие, случившееся 26 апреля 1986 года, стало постепенно забываться, в очередной раз доказывая, что у человечества короткая память и трагические уроки им не усваиваются. Ныне на наших глазах разворачивается японская авария на «Фукусиме-1», которая, по словам премьер-министра Японии Наото Канн, не внушает оптимизма, и его правительство находится в «состоянии максимальной тревоги».

«Мирный» атом
взрывает мир

После японского «Чернобыля» некоторые страны пересмотрели свои ядерные программы и внесли новые коррективы: ужесточение условий эксплуатации АЭС, закрытие старых и замораживание строительства новых станций. В частности, канцлер ФРГ Ангела Меркель распорядилась временно вывести из эксплуатации атомные электростанции, построенные до 1980 года. Также она заявила о возможности введения трехмесячного моратория на работу немецких атомных электростанций.
Другие же страны, в том числе и Россия, объявили о своей «принципиальной» приверженности курсу «мирного» атома, который отнюдь таковым не является. В Казахстане даже заговорили о «растущей радиофобии», которая не помешает планам правительства по строительству атомной электростанции. На этой волне у нас и в соседней стране появилось немало публикации о преувеличении масштаба аварий в Чернобыле и «Фукусуме»: мол, от этих аварий не было и нет большого вреда для населения и природы, да вообще нет альтернативы ядерной энергетике.
Такие публикации порождают соответствующие ненормальные вопросы. Сколько должно быть человеческих жертв от таких аварий – десятки тысяч, миллион, десятки миллионов, в каком радиусе территория должна быть заражена, какое число человек должно заболеть от радиации, чтобы признать ядерную энергетику потенциально опасной? При каких размерах катастроф надо признать АЭС опасными для человечества? Ведь те же 700 добровольцев, работающих непосредственно на аварийной японской АЭС, обречены на смерть. По логике лоббирующих строительство АЭС в Казахстане, их должно быть на порядок больше, а площадь заражения радиацией должна охватить весь остров Хонсю?
При этом уже во многих странах мира специалисты фиксируют повышение радиационного уровня, почти все страны наложили запрет на ввоз японских товаров, а посольства переезжают из Токио подальше от радиационного района. Недавно в Японии вскрылась новая страшная проблема – в закрытой зоне вокруг АЭС, как сообщила местная полиция, находится тысяча неубранных трупов людей, ставших жертвами цунами 11 марта. Уже после гибели их тела были сильно облучены. Собрать и вынести радиоактивные трупы крайне трудно – спасателям придется делать это в тяжелых защитных костюмах, сковывающих движения. Никто не знает, что потом делать с этими телами. Кремировать их по японскому обычаю – значит выбрасывать в воздух вместе с пеплом высокие дозы радиации. Хоронить в земле японские эксперты также не советуют, чтобы избежать заражения почвы.
В свое время советское правительство постаралось скрыть масштаб, количество человеческих жертв, опасность радиации для людей и природы, причины аварии на Чернобыльской атомной станции. В итоге до сих пор идет спор о причинах трагедии и ее масштабах, не говоря о человеческих жертвах.
Конечно, Японию трудно сравнивать в этом отношении с Советским Союзом, но и в этой стране в первые дни постарались скрыть характер аварии на АЭС, поэтому были потеряны несколько драгоценных дней.

Пилюли в ядерной
упаковке

Как бы в пику аварии на японской АЭС 30 марта была подписана комплексная программа казахстанско-российского сотрудничества в области мирного использования атомной энергии. «Комплексная программа сотрудничества включает разработку ТЭО (технико-экономического обоснования) и подготовку проекта по возможному сооружению АЭС на территории Казахстана, но это будет только тогда, когда с экономической точки зрения будет целесообразно», – сказал глава российского государственного концерна по атомной энергии «Росатом» Сергей Кириенко после церемонии подписания. «Мы еще раз подтверждаем, что если такое решение будет принято Казахстаном, мы готовы оказать содействие в создании первой станции. Проект, который рассматривается – это на сегодняшний день самый безопасный проект в мире», – заявил он.
Если раскрыть скупые слова протокола, то выясняется типичная картина наших взаимоотношений: Россия экспериментирует в нашей стране на наши деньги новые образцы, новые проекты или «пропихивает» устарелые варианты, разработки, как это случилось с «легендарным» спутником «Kazsat». А некомпетентный и несамостоятельный Казахстан в очередной раз обреченно проглатывает дорогую российскую «упаковку», не желая знать, что в ней может находиться яд – ядерная опасность.
В самом деле, это не апробированная модель АЭС, а новый проект: тип реактора, который будет установлен на казахстанской АЭС – это водяной блочный энергетический реактор мощностью 300 мегаватт (ВБЭР – 300), используемых на атомных ледоколах. Как такой проект может быть самым безопасным в мире(?), когда он не существует реально, а лишь на бумаге? Почему бы не вспомнить в этой связи, что реально существовавшая Чернобыльская АЭС в свое время считалась самой безопасной.
Как могут заявлять чиновники от ядерной энергетики России о «самом безопасном проекте в мире», когда только в прошлом году пожары оказались в опасной близости от ядерных объектов РФ? Не говоря о Чернобыле. В эпоху природных катаклизмов не приходится говорить о «самом безопасном»: природа самым причудливым образом разрушает самые надежные сооружения, построенные на века. Саяно-Шушенская ГЭС была занесена в Книгу рекордов Гиннеса как самое надежное гидротехническое сооружение данного типа, а ее катастрофическое разрушение ввергло физиков в ужас: по физическим законам этого не должно быть, когда многотонные агрегаты летали как пушинки.
Даже в словах Кириенко сквозит неуверенность в целесообразности этого проекта с экономической точки зрения. Ведь опасные АЭС вынуждены строить в густонаселенных странах с ограниченными энергетическими ресурсами, к которым Казахстан не относится. Западный Казахстан не только малонаселен, но и богат нефтью и газом. К примеру, в Европе хотят строить новые АЭС, чтобы уменьшить зависимость от российского газа и нефти.

Легкий радиационный испуг

К тому же атомная энергетика взаимосвязана с ядерным оружием. Как только человечество освободится от груза смертоносного оружия (а по этому сценарию оно медленно, но продвигается), многие страны, за исключением отдельных государств, будут отказываться от энергетики, принесшей человечеству и экологии огромный вред. Такие государства, как Германия, Бельгия и Швеция, наложили запрет на строительство новых атомных станций. Развивают же ядерную энергетику те страны, которые имеют ядерное оружие или испытывают острую нехватку в энергоресурсах: Франция, США, Япония, Англия, Россия, Китай и некоторые др. Несмотря на немалое количество аварий на своих ядерных объектах, США, Россия, Англия, Франция строят АЭС не только у себя, но и по миру, ибо идет борьба за монополию на рынке «мирного» атома.
В США легкая паника – радиация от японской АЭС, которую строили американцы(!), может достичь родины создателей этой станции. Ныне у американцев повышенным спросом пользуются средства защиты от радиации и дозиметры. Однако, как всегда, строители АЭС, вероятно, отделаются лишь легким испугом – ведь проектировщики допустили те недостатки строительства «Фукусима-1», которые стали теперь причиной трагедии.
В самой Японии прошли многотысячные митинги против функционирования в стране АЭС, и уже раздаются голоса некоторых политиков и ученых за отказ от ядерной энергетики в пользу альтернативной: ветряной, солнечной, «газовой», гидроэнергетики.
В нашей же стране с богатыми природными ресурсами не должна стоять проблема строительства АЭС. Отказ Казахстана от ядерного оружия должен привести к логическому запрету строительства АЭС и размещения на его территории т.н. Международного банка ядерного топлива.
Наши ядерщики никак не могут или не хотят осознать всю опасность атомной энергетики, хотя чернобыльская катастрофа показала, на что способна эта черная энергия, не говоря о семипалатинской трагедии. Повторение чернобыльской трагедии невозможно, поскольку технологии на АЭС все последние годы после той трагедии по всему миру совершенствовались, особенно в плане безопасности, считают отечественные ядерщики. Однако насколько призрачны прогнозы ученых, выявила небывалая авария на Саяно-Шушенской ГЭС, а ныне в Японии. Японская АЭС оказалась бессильной против наводнения. От природных катаклизмов, которые увеличились в последние десятилетия, не застрахована даже самая современная технология.
Авария в Мексиканском заливе показала, что технология глубоководного бурения есть, а вот технологии устранения возможных аварий – нет. То же самое случилось и с японской АЭС – не была учтена авария при цунами огромной высоты, и соответственно отсутствовала технология ее ликвидации. Атомная энергетика со времен Чернобыля до сих пор не восстановила прежние темпы роста. Все объясняется просто: когда в цене продукции стали учитывать возможные убытки от аварии, «атомный киловатт» перестал быть самым дешевым.
И в будущем человечество будет ориентироваться на экологически чистые и безопасные источники энергии, возможно, и не столь эффективные, как ядерная энергетика, которая уйдет в прошлое как чрезвычайно опасная для человечества и планеты.

 

Дастан
Ельдесов,
[email protected]

Пікір жазу

Пікіріңізді енгізіңіз!
мұнда сіздің атыңызды енгізіңіз