КАК ОДИН ЧИНОВНИК ДВЕ СТРАНЫ ВСКОЛЫХНУЛ

0
2391

Казахстан – страна «парадоксов» и контрастов. Только у нас есть океанариум в степи(!), неуправляемый космический спутник, «лидер нации» и …внешний долг, равный ВВП республики. При огромных сельхозугодиях бывший союзный мясокомбинат и житница ныне обеспечивает себя продовольствием лишь наполовину(!).

Сегодня в республику завозится более 80% рыбы и рыбной продукции, 80% консервов, до 67% мяса птицы, около 40% молочной, 43% плодово-овощной и 29% мясной продукции. Растет импорт сахара, который двадцать лет назад Казахстан, наоборот, вывозил. Только в прошлом году его было закуплено почти полмиллиона тонн. Завозят даже картошку(!), мясо с Китая. И этот список очень длинный.

У нас принимаются грандиозные «прорывные» проекты, а в селе и провинциальных городках жизнь остановилась на уровне 70-80 гг. прошлого века. Но есть и тайные проекты по «возрождению» и «модернизации» народного хозяйства: провал многих программ требует постоянный поиск «креативного» выхода из тупика.

 

Секретный

рапский проект

 

 

Одним из таких планов и было предложение Китая о предоставлении 1 млн. га площади для выращивания сои и рапса как кормовых культур, которое озвучил президент Нурсултан Назарбаев 4 декабря 2009 года на заседании совета иностранных инвесторов. 

Это тайная договоренность. Первым это выдал посол Китая в Казахстане Чэн Гопин, который на пресс-конференции 9 декабря сообщил, что просьба Пекина о выделении миллиона гектаров казахских земель в аренду для него «стала новостью». «Но такое сотрудничество будет обязательно вестись под контролем двух правительств», – заявил посол КНР. Иными словами, о собственном предложении правительство Китая не имело официальной информации(!?).

Вслед за китайским послом раскрыли тайные карты и наши высшие чины: премьер-министр Карим Масимов, вице-министр сельского хозяйства Арман Евниев и другие. Речь, оказывается, шла не об аренде китайской стороной сельскохозяйственной земли, а о совместном ведении в РК производства рапса, кукурузы и сои при финансовой, технической, технологической, кадровой и иной помощи КНР, для чего в РК приедут китайские консультанты, технологи, техники и другие специалисты. Китай планирует ежегодно импортировать до 40 миллионов тонн сои. Китайские компании согласились инвестировать в этот проект и выкупать в течение 25 лет сою по биржевой цене. Следует отметить, что даже при СП китайцы имели возможность через хитроумные схемы стать владельцами выделяемых земель.

Как заявил Арман Евниев, «по большому счету, речь идет о создании еще одной, новой, подотрасли в агропромышленном комплексе южного региона. Первый этап – это соя на орошаемых землях. По мере освоения новых сортов мы сможем продвигать сою в центральные и северные регионы Казахстана. На следующих этапах можно будет говорить о рапсе (в северных регионах), поставка которого может осуществляться не только в Китай, но и в Европу, Турцию».

Рапсодию «Нью-Васюки» Евниева опроверг министр сельского хозяйства Акылбек Куришбаев: «Площади под сою и рапс давно имеют своих хозяев, которые не имеют права передавать участки в субаренду третьим лицам. Сейчас мы свою сою возделываем на площади 50 тысяч гектаров. При повышении спроса на сою мы можем максимум увеличить площади земель до 200 тысяч гектаров. Никакой речи о 500 тысяч или одном миллионе гектаров не может быть и речи. Это просто иллюзии».

Несмотря на явные нестыковки и волну возмущений и митингов в Казахстане, рапский проект вроде по-тихому начал продвигаться. Минсельхоз официально не отказалось от своих планов по созданию СП с Китаем. В частности, вице-министр Арман Евниев в онлайн-конференции от 23 апреля 2010 года в студии ИА BNews.kz остался на своей позиции.                             

Появились проблемы у отечественных производителей и переработчиков сои, которые выступили против этого проекта: соя нужна самим и членам Таможенного союза. По оценкам специалистов корпорации Vitasoy, производство сои в Казахстане составило около 80 тысяч тонн в 2009 году, а спрос превысил 200 тысяч тонн – остальное приходится пока импортировать. Поэтому вывоз сырья в Китай будет подрывать продовольственную безопасность страны. Ведь тот же соевый шрот, дефицит которого составляет несколько млн. тонн в России, Беларуси и Казахстане, завтра вернется к нам в виде китайских окорочков, соевого белка и других продуктов. К тому же развитие местных птицефабрик невозможно без надежного источника большого количества сои.

Забеспокоились и имеющие долги фермеры в южных областях: могут расторгнуть договоры аренды и изъять участки в пользу залогодержателей. А также кызылординские рисоводы: орошаемые рисовые поля могут отвести под сою.

 

Пощечина

Минсельхозу РК

 

 

Чтобы скрыть развал сельского хозяйства и неэффективность его «реформирования», Казахстан хотел выйти из создавшегося тупика с помощью КНР под соусом совместных предприятий, что было крайне авантюрной идеей.

Минсельхоз РК не провело глубокий анализ причин этого развала, не переняло положительный опыт советских колхозов, агрофирм, советского планирования, не признало ошибочность программ развития сельского хозяйства за годы независимости. Большинство основных законов и программ, начиная с закона «О разгосударствлении и приватизации» от 1991 года и кончая «Земельным Кодексом» от 2003 года и «Стратегией территориального развития РК до 2015 года» от 2006 года были направлены против развития сельского хозяйства, особенно животноводства. 

Поэтому Минсельхоз создало абсурдную ситуацию: не сохранило и не развивало традиционные отрасли, животноводство, чтобы выйти из импортной продовольственной зависимости, и при этом необоснованно выступило за неизвестное и рискованное производство рапса и сои для КНР. У нас же в запасе 52,7 млрд. долларов – выгодней обойтись своими деньгами и своими силами наладить производство сои, кукурузы, пшеницы для продажи Китаю. Производство сои, кукурузы, даже рапса – это все-таки не космические технологии, чтобы быть столь беспомощными и надеяться на КНР: тот же Татарстан предлагает свои услуги по рапсу. 

Дело дошло до того, что Минсельхоз ратует за вытеснение единственной отрасли, которая в известной мере не растеряла прежние позиции – производства пшеницы. Как заявил Арман Евниев, «выращивание той же пшеницы на орошаемых землях, мягко говоря, нерационально, а грубо говоря – кощунство. Более того, мы не знаем, куда девать пшеницу, в то время как чувствуется явная необеспеченность той же соей и кукурузой. Заниматься выращиванием того, что не находит сбыта, – это попросту неэффективное использование ресурсов».

Странно, в советское время продукции растениеводства и животноводства в большем количестве, чем сейчас, находили сбыт, а ныне – кощунство? Это притом, что производство некогда рентабельных производств сельскохозяйственных культур (ячменя, овса, кукурузы, силоса и т.д.) из-за отсутствия спроса – развитого животноводства – пришло в упадок, а для переориентации на другие культуры и на внешний рынок даже не делалось попыток. Что же мешало Минсельхозу производить сою или кукурузу, производство которой в советское время было очень развито? Ведь в такие хозяйства, как агрофирма «40 лет Октября» Николая Головацкого, которая имела свой НИИ Кукурузы, приезжали зарубежные специалисты для перенимания опыта.

Реформировать старые производства, открывать новые способны лишь крупные предприятия, а мелкие частники лишь выживают. Поэтому старые элеваторы (их количество сократилось в 2-2,5 раза с советского времени), овощехранилища, система заготовок пришли в негодность. Минсельхоз не прорабатывает экспортную линию, а зерновые спекулянты ставят кабальные условия для крестьян. По этой причине в 2009 году немалая часть хорошего урожая из-за обильных дождей (а не из-за работы Минсельхоза) погибла под открытым небом. Это показатель не только ограничения развития отечественного производства – это провал сельского хозяйства. 

Если в советское время во всех хозяйствах имелись МТС – машинно-тракторные станции, то ныне сельчане пользуются остатками бывших МТС, нанимая тракториста, водителя машины, комбайнера. Что посильно коллективу, не по силам частнику: новая техника, ее обслуживание и эффективное использование. По этой причине техническая база на 60-70% изношена и сокращена: если в 1992 году было 22240 тракторов и 84100 комбайнов, то в 2006 году соответственно – 13479 и 44621.

Поэтому неудивительно, что 4 июня 2010 года на сельскохозяйственном горизонте РК появилась «долгожданная» китайская помощь. Китайская инвестиционная корпорация готова направить капитал и технологии в сельское хозяйство Казахстана и обеспечить доступ сельхозпродукции на китайский рынок, сообщило ИА «Новости-Казахстан». Как заявил глава компании Лоу Цзивей (Lou Jiwei), «Казахстан имеет очень большое количество сельхозземель и являлся житницей СССР, а сейчас большое количество этих земель не используется. Мы обычно выступаем миноритарными инвесторами и наша доля не превышает 49 процентов». Развал сельс­кого хозяйства РК без всякой дипломатии подчеркнул и китайский инвестор.

 

Криминальная

РАПСодия

 

 

Самое интересное, китайцы предложили инвестиции и технологии в то время, когда Казахстан уже объявил о невозможности предоставить в аренду земли под создание совместного производства с Китаем. Как сообщил заместитель председателя Агентства РК по управлению земельными ресурсами Каналбек Райымбеков, «у нас всего в республике 2,4 млн. орошаемых земель, все они находятся в пользовании наших граждан. Перед тем, как кому-то предоставить, надо будет изъять у них. Естественно, этого никто не будет делать. У нас отсутствует обязательство перед КНР о предоставлении земель сельхозназначения» (19 апреля. Kazakhstan Today).

Так был ли вообще-то мальчик? Была ли договоренность между нашими странами? Ведь не «по зову души», не на пустом же месте пришел китайский инвестор вложить деньги и наладить сельскохозяйственное производство в нашей стране. По сведениям газеты «Голос республики», «мальчик» все-таки был, но с криминальной рапсодией.

В скандальной истории с выделением Китаю млн. га казахстанской земли под «соевой проект» замешан… советник премьер-министра Карима Масимова, бывший заместитель председателя НЭПК «Союз «Атамекен» Биржан Мураталиев. И якобы для того, чтобы выполнить свою РАПСодию, Мураталиев пытается уничтожить бизнес конкурентов – АО VITA, единственное предприятие в Казахстане, занимающееся переработкой сои. И привлечением инвестиций в казахстанско-китайский проект занимался как раз Биржан Мураталиев. Об этом рассказал газете генеральный директор компании «VITA» Петр Потапов, добавив, что советника разыскивает КНБ. 

«Насколько я знаю, его разыскивают в связи с возбуждением уголовного дела по факту превышения должностных полномочий, – поделился шокирующей информацией Потапов. – Он от имени Казахстана подписал меморандум с китайской стороной о реализации этого казахстанско-китайского «соевого проекта» в нарушение процедуры, прописанной в законе «О международных договорах РК» (Людмила Слободская. Советник премьера Масимова помогал китайцам? 09.07.2010).

Официальной же информации и оценки действий чиновника, который всколыхнул две страны, не имеется. Поэтому непонятно, являются ли заявления Каналбека Райымбекова и возбуждение уголовного дела по отношению Биржана Мураталиева, как сообщил Петр Потапов, основой для закрытия «соевого проекта» и привлечения к ответственности некоторых чиновников, причастных к РАПСодии или это отвлекающий маневр, призванный изменить стратегию и тактику сотрудничества в сельском хозяйстве двух стран? Ведь сельское хозяйство упоминается в официальных документах о привлечении китайских инвестиций в экономику Казахстана.

В любом случае, «соевой проект» выявил некомпетентность правительства Масимова, отсутствие стратегии развития и полноценного финансирования сельского хозяйства. Например, в Белоруссии на сельское хозяйство выделяются средства в объеме 13% от ВВП, у нас – 1%. Кстати, противоречия в этой отрасли будут нарастать в Таможенном союзе: Казахстан не выдержит уже конкуренции сельхозпроизводителей Беларуси, которая сохранила свои колхозы и совхозы, и России, чья сельхозпродукция и до ТС завладела казахстанским рынком.

У

 нас преобладает примитивное натуральное хозяйство мелких производителей. В Беларуси же давно выбрали оптимальный вариант, взяв курс преимущественно на крупные коллективные формы хозяйствования, которые оправдали во всем мире. В Беларуси провели организационно-экономическое укрепление колхозов и совхозов, сельскохозяйственных кооперативов, агрокомбинатов и агрофирм, оснастив их современной техникой и технологией.

Только на основе крупнотоварного производства можно выйти из кризиса, создать эффективное, конкурентоспособное производство, спасти село от разрухи, а это потребует пересмотра многих программ и законов.    

 

                                                                                                                                          Дастан   ЕЛЬДЕСОВ

 

Пікір жазу

Пікіріңізді енгізіңіз!
мұнда сіздің атыңызды енгізіңіз