ЯДЕРНЫЙ ФУТБОЛ: ИГРА В ОДНИ ВОРОТА

0
772

            

В начале апреля 2009 года президент Казахстана Нурсултан Назарбаев   заявил о том, что республика предлагает свою территорию для размещения  Международного банка ядерного топлива (МБЯТ). Это предложение ныне  вступает во вторую фазу. В своем выступлении на саммите по ядерной безопасности 13 апреля этого года в Вашингтоне и 27 апреля 2010 года в ходе Евразийского на медиафорума в Алматы президент Назарбаев подтвердил готовность Казахстана разместить своей территории МБЯТ под эгидой МАГАТЭ. О готовности Казахстана обеспечить условия для хранения исходного материала для производства 60 тонн ядерного топлива, принадлежащего  БЯТ, сообщил недавно и председатель комитета по атомной энергетике  РК Тимур Жантикин: «Местом размещения банка может стать Ульбинский  металлургический завод (УМЗ), принадлежащий НАК «Казатомпром», или  спецхранилище на Семипалатинском ядерном полигоне».

 

БАНК С ДВОЙНЫМ ДНОМ

            Одним из путей нераспространения ядерного оружия, предотвращения самостоятельного  обогащения урана отдельными  странами, по замыслу основателей пула и МАГАТЭ, является  создание Международного банка  ядерного топлива. Его размещение  планируется в одной или нескольких странах, имеющих для этого  все условия и возможности. МБЯТ – это место, где государства, которые отказываются от ядерного  оружия, могут купить расщепляющееся топливо для реакторов ядерной энергии, не развивая ядерные  мощности обогащения самостоятельно и не создавая рынок для  таких материалов. Страна, разместившая у себя этот Банк, по сути,  будет продавать ядерное топливо  для строящихся АЭС и следить за  тем, чтобы топливо не было использовано в военных целях.

              Сегодня проблема ядерного нераспространения сводится  к проблеме нераспространения  технологий. Необходимо обеспечить доступ всем заинтересованным странам к использованию  атомной энергии в мирных целях  и поставить заслон бесконтрольному распространению ядерных  материалов и технологий. Эти два  принципа легли в основу идеи создания МБЯТ. Основной его целью  является ограничение доступа развивающихся стран к чувствительным технологиям, прежде всего  обогащения, наравне с предоставлением мирного атома за разумное  вознаграждение. В качестве обязательного условия предоставления   услуг ядерного топливного цикла  в рамках GNEP предполагается  отказ развивающихся стран – импортеров от работ по обогащению  и  переработке.

              Не все страны готовы пойти  на такие уступки. Так, например,  ЮАР отказалась от предложения  США участвовать в их инициативе  по использованию ядерной энергии.     Также существуют предложения Великобритании и Японии,  представленные в качестве «дополнения» к инициативе шести  основных государств – поставщиков топлива, и предложение  Германии о создании международного центра по обогащению,  открытого для участия всех заинтересованных стран.

              Однако сам механизм работы  МБЯТ, цель его создания до конца  не ясны. Например, не понятны  перспективы создания коммерческой организации на рынке ядерного топлива. На данное время   страны, имеющие АЭС, и другие  потребители ядерного топлива  заключают долгосрочные договоры. МБЯТ вроде должен стать  монополистом, но на самом деле  является дублирующим звеном,  посредником, чья конкурентоспособность и возможности производить ядерное топливо не известны,  и потребитель волен пренебречь  его предложением. К тому же, по  требованиям МАГАТЭ, страна,  продающая готовое топливо для  АЭС, обязана забирать отработанное топливо. До сих пор в ядерной  энергетике безотходные технологии не внедрены: что будет делать  МБЯТ с отработанным ядерным  топливом (ОЯТ), т.е. с отходами?

          Ни один из многочисленных международных проектов, программ не решает вопрос ОЯТ, его переработки,  хранения и захоронения (в проекте  GNEP эта проблема озвучивается,  но решения, равно как и в других  проектах, она не находит).

         «Планы по созданию международных топливных банков под эгидой МАГАТЭ не будут воплощены в  жизнь в обозримом будущем. Процесс обсуждения деталей планов  был заблокирован фракциями   Движения неприсоединения и  Группы 77 в совете управляющих  атомного агентства. Банки ядерного топлива должны стать средством последней надежды для  тех государств, которым по политическим причинам отказывают в поставках ядерного топлива.

              Предполагается, что в процедуре   поставок горючего из банков так  или иначе будет принимать участие МАГАТЭ. Конкретных предложений по созданию банков, или гарантийных запасов делящихся  материалов на данный момент выдвинуто два – инициатива России  по формированию такого резерва  в Ангарске и международная инициатива, исходно выдвинутая фондом NTI. Между тем, государств,  которые реально нуждались бы в  услугах топливных банков, в настоящее время не наблюдается.

                  Маловероятно и то, что они появятся в ближайшие годы» (Третий  мир заблокировал обсуждение в  МАГАТЭ инициатив по созданию  топливных банков. http://www.  atominfo.ru/archive_angarsk.htm).

                 Надо признать, что большинство инициатив ядерных держав  носит дискриминационный характер, поскольку в их основе лежит отказ стран от права на развитие  ядерных технологий, закрепленного статьей 4 ДНЯО, в том числе и технологии обогащения для  мирного использования атомной  энергии. Это негативно сказывается на привлекательности инициатив для неядерных государств.

                Инициативы России и Германии   подразумевают предоставление  услуг по обогащению урана. Будет ли организовано при этом производство готового топлива, до сих  пор неизвестно. МБЯТ с «двойными стандартами» может нанести  ущерб ядерному нераспространению. К тому же гарантии МАГАТЭ  уже долгое время неэффективны в  сфере нераспространения.

 

КАЗАХСТАН – ЧЕМПИОН  МИРА?

            А как среагировали наши ядерщики на идею создания МБЯТ  в Казахстане? В целом позиция  ученых сдержанная: отсутствует  научное обоснование необходимости такого Банка в нашей стране. По этой причине население не  информировано о МБЯТ.     Было  ощущение неясности отношения  ядерных институтовк этой новой  проблеме, мало публикации по  данной теме. Даже выступления  председателя комитета по атомной энергетике РК Тимура Жантикина, мягко говоря, вызывало недоумение.

           «Хранение ядерного топлива  безопасно. Более того, Казахстан  занимается этим более 50 лет на  Ульбинском металлургическом  за воде, на котором производятся топливные таблетки. За это время  не было случаев, чтобы были выбросы, пострадало населе ние или  экология. Именно поэтому мы и  решили обратиться в пул держав, которые намерены со здать такой  банк. При этом банк топлива предполагает хранение незначительного объема – это примерно около  60 контейнеров. А УМЗ еже годно перемалывает на порядок больше.

              В Казахстане существует бо лее   грамотное и менее грамотное население. Те, которые хоть в чем-то  немного разбираются, знают, что  не стоит поддаваться таким фобиям» (Тимур Жантикин).  Т.е. по мнению главы комитета  по ядерной энергетике, безопасность хранения ядерного сырья  является достаточным основанием  для вхождения в этот сомнительный проект! А все участие нашей  страны в БМЯТ, по Жантикину, заключается лишь в хранении и  выдаче ядерного полуфабриката,  притом «незначительного объема». Неужели это и есть участие в  Банке, который по замыслу устроителей, должен привлечь потребителей топлива для своих АЭС и объемы хранимого топлива (скорее всего, готового) должны быть  очень большие?  Хранение ядерного топлива  – это радиация. Недаром Усть- Каменогорск является одним из самых грязных городов мира. В  УМЗ идет только переработка гексофторида урана, который сам по себе не очень радиоактивен, но что  будет дальше? В России, например, с началом работы по БМЯТ  ангарчане просто боятся, многие  уезжают. А в Иркутске горожане  бунтуют, регулярно собираются на митинги и акции протеста.

            Но в случае пожара в УМЗ эти 60  контейнеров вместе со «старыми»  запасами могут взрываться и разлететься на большие расстояния.

           Гексофторид – это очень сильный  яд как химическое соединение, плюс радиоактивность. В случае  авиакатастрофы, воспламенения или пожара на складе этого топлива возможно образование радиоактивного, токсичного облака.

            Это потенциальная радиационная  опасность, риски которой будут  только расти с увеличением объемов этого вещества.

           Не говоря о «подарке» от МБЯТ  для Казахстана – о ядерных отходах, о которых наши ядерщики не  говорят. Ясное дело, участником  БМЯТ должен быть тот, кто может переработать это сырье, кто располагает свободными мощностями для этого. А у Казахстана таких  технологических возможностей  нет, ведь тот же «Казатомпром» добывает уран, но не обогащает его.

              «Кроме того, мы стараемся,   что бы в Казахстане на предприятиях этого сектора коррупции было  поменьше. Но ядерный сектор  наименее под вержен этому влиянию». Это «интересное» заявление  Жантикина: ведь коррупционные преступления в Казахстане отмечаются во всех без исключения  ведомствах, включая и военное, и  космическое, и ядерное, что проявился в суде над бывшим главой  «Казатомпрома», одним из обвинений которого были именно коррупционные деяния.

         «Между тем, желающих разместить у себя банк топлива много.  Например, Россия уже разместила  такой банк на сво ей территории.

          Германия пода ла заявку. Поэтому  сейчас буд то чемпионат мира проходит, все борются за то, чтобы этот  банк был у них. И Казахстан лишь  один из многих, и согла сится ли  пул держав, создаю щих этот банк,  отдать его нам – еще большой вопрос» (Тимур Жантикин, председатель Комитета по ядерной  энергетике РК: За банк борются, как на чемпионате по футболу.  28.01.2009).

           Такие рассуждения на уровне футбольного фаната только  запутывают «менее грамотное  население»: никакого «банковского» чемпионата нет, изъявили  желание разместить у себя МБЯТ  только две страны – Россия и Казахстан. Германия же впервые озвучила идею о создании МБЯТ в 2006   году с условием размещения его на территории третьего государства.

            Да, есть предложение Германии о  создании международного центра  повестно), но Германия этим занималась и до этого.  Банк ядерного топлива и международные гарантии на поставки   этого топлива рассматриваются как приемлемая альтернатива  строительству установок по обогащению урана в Иране и других  странах. Эта большая геополитическая игра ядерных держав, в которую хотят вклиниться «любители-футболистыс низшей лиги» Казахстана, что чревато не только экологической опасностью и социальным  напряжением.

          Ученые Национального ядерного центра РК и глава комитета  по ядерной энергетике считают,  что с созданием МБЯТ на территории Казахстана любое покушение на суверенитет республики будет  расцениваться во всем мире, как  угроза международной ядерной  безопасности, что повышает степень защищенности нашей страны. Иными словами, с созданием у  нас Банка топлива будет основание  для появления военных баз ядерных  государств на нашей территории.

 

 

ЯДЕРНАЯ ИГРА В ОДНИ   ВОРОТА

          Как заявил Тимур Жантикин:  «Что касается экономической прибыли – то ее нет. Это шаг подтверждает политические заявления, сделанные нашим государством, и дает нам участие в пуле  стран. Размещение в Казахстане  МБЯТ – проект имиджевый, а не коммерческий». Такое признание  сделано вслед за российскими экспертами, которые сомневаются  в экономической выгоде МБЯТ в  России. Однако ядерные ведомства РФ проталкивают этот проект  в надежде расширения российских услуг, в том числе строительства  АЭС за рубежом. Вполне возможно, что МБЯТ в Ангарске может потерпеть неудачу.

             «Подписание соглашения о  создании на территории России гарантийного запаса низкообогащенного урана (НОУ) – это один  из возможных путей снижения риска распространения ядерных материалов, – заявил вице-президент  РНЦ «Курчатовский институт»  Николай Пономарев-Степной.

– Странам предлагают реальный  выход вместо того, чтобы заводить трудоемкое топливное производство – условно говоря, добычу  урана, переработку руды, а потом и обогащение, то есть освоение  полного цикла. Ведь это потянут в материальном плане очень немного стран, так как это очень дорогое  удовольствие. И его окупаемость возможна лишь в том случае, если  в стране большая атомная энергетика, в других случаях заводить такое производство по экономическим  условиям – нерационально».

           Если даже Россия с ее полным  ядерным циклом и строительствами АЭС сомневается в успехе Банка, то что значит Казахстан с его  60 контейнерами полуфабрикатов  для этого проекта? Естественно,  главное – имидж. Кстати, это не впервые. Совсем недавно Казахстан очень хотел стать космической державой. В итоге «отечественный» спутник «KazSat» превратился в космический памятник  нашей неграмотности, а ракетноавиационный комплекс «Ишим»  стал коррупционным скандалом  космического уровня.

         Есть конкретные условия при   отборе страны-кандидата для создания МБЯТ. 1. Безопасность  хранения ядерных материалов. 2. Внешняя политика страны, международное влияние страны, доверие к этой стране со стороны всех  стран членов и «акционеров» Банка. 3. Географическое положение  страны. 4. Политическая стабиль- ность внутри страны-кандидата. 5.  Низкий уровень криминала и коррупции. 6. Наличие собственного  производства топлива. 7. Наличие  обученных кадров и системы образования (Зинетулла Инсепов, сотрудник Аргонской Национальной  Лаборатории, США). Казахстан не  отвечает по 1, 5, 6, 7 пунктам условий. Даже Россия с ее мощными  силовыми структурами опасается за  безопасность МБЯТ на своей терри-  тории из-за возможности терактов.

          Не говоря о недопустимости  «возрождения» Семипалатинского ядерного полигона путем размещения в нем Банка. Недаром  некоторые из числа «более грамотного населения» предлагают  пересмотреть методику определения уровня ущерба, нанесенного  деятельностью Семипалатинского  полигона территориям и населению ВКО. «Методика будет основана на  уровне полученного радиационного заражения конкретным жителем  региона. Абсолютно уверен, что таких людей мы найдем около тысячи. Тогда не надо будет объявлять  пострадавшим огромный регион» (генеральный директор НЯЦ Кайрат Кадыржанов). Видимо, наши  ядерщики хотят «забыть» о существовании в советское время т.н.

  4 противобруцеллезного диспансера в Семипалатинске, который  вел комплексное медицинское наблюдение за тысячами «полигонными» людьми. Ранее пострадавшими от деятельности Семипалатинского полигона были объявлены  около 1 млн. жителей Казахстана.

          Однако до сих пор(!) не было проведено даже медицинское обследование всего населения пострадавших  районов. А как мы «спишем» распространенность пьянства, алкоголизма, наркомании, суицида и т.п. социальных болезней в ВКО – ведь  это последствия ядерных испытаний. Даже рождение детей с различными аномалиями сейчас стремятся  отнести к «естественным мутациям», а не к результатам ядерных  взрывов – у нас нет ни методики их определения,ни масштабной государственной помощи по ликвидации  последствий испытаний.

         Возникает резонный вопрос:  а почему не размещают у себя МБЯТ США, Франция, Великобритания или другая страна с развитой ядерной энергетикой, с достаточно большими вооруженными силами? Надо помнить, что от  деятельности такого Банка будут  отходы. От размещения у себя отработанных ядерных отходов стараются избавиться без исключения все  страны, ибо это не только опасно,  но требует больших средств.

           Как говорит гендиректор ОАО  «Международный центр по обогащению урана» (МЦОУ) Алексей  Лебедев: «Две самые чувствительные темы – обогащение и обращение с облученным ядерным топливом (ОЯТ). Так что после МЦОУ  может быть последуют центры по  обращению с ОЯТ. Правда в вопросе ОЯТ пока у стран нет консолидированного мнения о том, что  с ним делать: захоронивать или  перерабатывать».

           МБЯТ в условиях Казахстана  больше напоминает Банк ядерных отходов, от которого дружно  отказываются все страны, кроме  нашей страны.

 

Дастан  ЕЛЬДЕСОВ

Пікір жазу

Пікіріңізді енгізіңіз!
мұнда сіздің атыңызды енгізіңіз