ЛЕБЕДИНАЯ ПЕСНЯ ГЛОБИЛИЗАЦИИ

2
1195

Известный культуролог и общественный деятель Мурат Ауэзов дал пространное интервью газете «Свобода слова» (Не им, бандерлогам, править бал! 18.03.2010). Ауэзов затронул узловые темы нашей страны: доктрины, китайской экспансии, национальной истории и др. Метод экстраполяции, сравнительно-сопоставительного анализа дает возможность раскрыть глубинную семантику обсуждаемых проблем.

 

ОСОБЕННОСТИ

НАЦИОНАЛЬНОГО ТЕАТРА

            Самая ценная часть интервью – это ответы Мурата Ауэзова о китайской экспансии, необходимости специального института для научного изучения и осмысления национальной истории в контексте взаимоотношений с Китаем, Россией и США, джунгарском жупеле, заслугах деятелей партии «Алаш», о недостатке аналитической оценки узловых процессов истории. Многие из мыслей Ауэзова можно было бы использовать в будущем документе национальной политики.

           «Дух свободы, суверенитета, независимости до сих пор еще не вышел в качестве главной энергии нашего общества». Действительно, «преодоление реликтов тоталитарного режима, преодоление зависимости от метропольно-окраинной психологии – одна из актуальных задач нашего общества» (Мурат Ауэзов).

         Вся проблема в том, что реликты тоталитарного режима к тому же «органично» дополнились  усиленным внедрением глобализационных прожектов в общественной жизни. Если в советское время Казахстан называли «лабораторией дружбы народов» в рамках одной страны, то ныне нашу республику смело можно определить «экспериментальной мировой площадкой», где апробируются многие глобализационные «проекты». Хотя республика по Конституции является светской, только в Казахстане на постоянной основе проводятся Съезды лидеров мировых религий по созданию «религиозной ООН», «мировой этики», а Конституционный совет РК даже вынес антиконституционное постановление о том, что будто по Конституции республики – абсолютная(!) свобода вероисповедания.

         Вместо триязычного образования, которое есть в некоторых странах на основе государственного языка, у нас – антиконституционная программа «Триединство языков», т.е. полное сходство, равенство уже трех языков. Ведь мировые языки имеют государственную поддержку мирового уровня, а у нас нет даже стандартного англо-казахского словаря, книг, особенно переводных, для детей, юношества, да и для взрослых, обычной концепции развития казахского языка, не говоря об Институте казахского языка, социолингвистики, Центра перевода с мировых языков и т.д.

          Государственную национальную  политику определяет не государство, а Ассамблея народа Казахстана, которая представляет этнические группы. Опять антиконституционно. Поэтому неудивительно, что АНК создает некую «химерическую» нивелированную общность из «140 казахстанских этносов» без исторических корней, национальных ценностей, идеи, культуры по американскому образцу. Копирование даже в экономической, политической сфере редко венчается успехом, а здесь – душа и миссия народа!

          Один из серьезных исследователей деятельности казахской интеллигенции 30-х годов Турсынбек Какишев отметил одну нелицеприятную особенность: в ее среде не было единства (даже перед угрозой физического  уничтожения). Нечто подобное происходит сейчас, но теперь уже из-за возможной потери национальной идентичности.

           Мурат Ауэзов, обладающий знаниями и историзмом мышления и вроде остро критикующий доктрину АНК, говорит о «группе Шаханова», великоватой шапке национал-патриотизма, ярмарочных шутах, защите Олжаса Сулейменова от бандерлогов и т.п. В итоге основной удар критики приходится по «группе Шаханова», национал-патриотам.

             Однако цена единства страны, нации, определения вектора ее развития слишком высока, чтобы выяснять, кто боролся за свободу и независимость Казахстана, а кто нет, кто настоящий патриот, а кто псевдо-патриот. В данной ситуации выяснение отношений – тупиковый путь.

           Если уж сравнивать с театром, то это не «ярмарочная свита шутовской пробы», – это продолжающаяся с 30-х годов историческая драма казахской интеллигенции, казахского языка, литературы, выбора национального ориентира. И появление «митинговой» демократии – это ее кульминация. У нас дело дошло до того, что надо проводить акции в поддержку(!) государственного языка.

 

 

 

 

ПИГМЕЙ  РОДИЛ ГОРУ

             Оценивая дискуссию вокруг доктрины АНК, Мурат Ауэзов отмечает: «Только правда ситуации в том, что это не доктрина, а проект доктрины. Ссылки противников доктрины на то, что власть решила поставить общество перед свершившимся фактом, – в данном случае неточный диагноз».

             «Казахстанская нация» время от времени появлялась в политическом лексиконе власти, но лишь в последнее время заговорили о юридическом оформлении идеи безликой нации. В частности, президент Нурсултан Назарбаев на 15 сессии Ассамблеи 26 октября 2009 года заявил: «Сегодня надо создать специальную рабочую комиссию, которая доработает Доктрину и подготовит проект моего Указа… Надо шире распространять мировую известность казахстанской модели межэтнических и межконфессиональных отношений. С этой целью важно использовать предстоящее председательство Казахстана в ОБСЕ, ключевым приоритетом которого избрана тема межэтнической и межконфессиональной толерантности».

           Формально – да, это проект доктрины, однако почти все проекты у нас принимались, несмотря на критикуобщества. И доктрину с незначительными дополнениями приняли бы в короткие сроки, чтобы продемонстрировать казахстанскую модель в ОБСЕ, после чего было бы поздно что-либо изменить. Такому сценарию помешало… объявление голодовки Шахановым, которое не только поддержала оппозиция, но поставило власть перед дилеммой: действовать по-своему или принять условия национал-патриотов.

           «Голодовка – слишком сильный инструмент для достижения поставленных политических целей, чтобы задействовать именно ее против пигмея, каковым является проект доктрины», – сказал Мурат Ауэзов в интервью «Литеру» (10.12.2009). Можно по-разному относиться к идее голодовки, к личности ШаханоШаханова, но именно шахановская постановка ребром явилась торпедой, которая пробила небывалый случай – власть пошла на диалог для рассмотрения альтернативного проекта и ряда условий патриотов.

          Возможная голодовка явилась сильным аргументом – ведь речь шла об определении вектора развития нации, ее будущего.

            Проект доктрины никак не является пигмеем – это один из глобализационных проектов, коих поле битвы – сердца людей Казахстана.

           Если же упростить «доктринерскую» тему, то многое упирается в название страны, предложенное в свое время в парламенте в числе некоторых депутатов и Муратом Ауэзовым. Сейчас можно определенно сказать: изменение названия республики было необходимо для последующего изменения имени народа  Ведь уже в 1994 году прозвучала идея «казахстанская нация». В конституции 1995 года нет упоминания о казахской нации, казахском народе. Ныне в новых удостоверениях личности нет графы, обозначающей национальность, так же как в загранпаспортах – есть гражданство. Теперь осталось с помощью доктрины узаконить новую нацию.

          Когда в 1994 году идея «казахстанская нация» была впервые озвучена устами группы бизнесменов, одним из последовательных оппонентов выступил Мухтар Шаханов. Хотя тогда не было и речи как-то оформить эту идею, уже в то время «был нанесен сокрушительный удар по проекту доктрины» – общество было подготовлено к его неприятию выступлениями интеллигенции во главе с Шахановым, а не в Шымкенте в декабре 2009 года, как отмечает Ауэзов.

             Несомненно, несуразная «казахстанская нация» противоречит «Декларации о государственном суверенитете КазССР» (от 25.10.1990) и «Конституционному закону РК» (от 16.12.1991). В них оговорено: «Возрождение и развитие культуры, традиций и языка, укрепление национального достоинства казахской нации и представителей других национальностей, проживающих в Казахстане, являются одной из важнейших обязанностей государства (важнейших задач государственности КазССР)».

 

               Это фундаментальные документы государственности Казахстана: «Статья 18. Настоящий Закон наряду с Декларацией о государственном суверенитете Казахской ССР служит основой для разработки новой Конституции  Республики». На этой базе строилась независимость республики, и граждане страны жили все прошедшее время на этой основе. Юридическое разрешение «доктринерской» ситуации – это обращение к этим основополагающим документам независимости государства. Поэтому-то и зародилось из противостояния «пигмею» движение «В защиту независимости», которое ныне на внушительной общественной платформе поднимает проблемы национальной политики, аренды земли Китаем, выхода из Таможенного союза и др.

              Что же касается названия страны, то в нем явственно обнаруживается повторение терминов, тавтология. Тавтология (греч. tauto – то же самое и logos – слово) – сочетание или повторение одних и тех же слов или близких по смыслу слов. Смысловое дублирование особенно не допустимо в терминах, наименованиях, тем более в названии страны. В географическом названии «Казахстан» уже присутствует политическая организация общества – «Государство казахов». Смысловое содержание обозначения «Республика Казахстан» – «Республика Государства казахов». Республика и есть государство (с выбранными на определенный  срок органами власти). Это дублирование особенно заметно в измененном варианте: «Казахстанская Республика».

            Эту простую лингвистическую погрешность – тавтологию – в упор не хотят видеть сторонники доктрины во главе с Олжасом Сулейменовым и Ермухаметом Ертысбаевым. Они «удачно» ушли от вопроса о переименовании: что, мол, вас не устраивает в названии Казахстан – оно означает «Государство казахов», а названия Казахская Республика не существовало, более развернутое обозначение – КазССР и т.д.

            Да, название «Казахстан» использовалось и в советское время, но как географическое. С обретением независимости из юридического названия республики «Казахская ССР» убрали бы определения уходящего союзного государства – «Советская Социалистическая» и оставили бы определение республики – «Казахская Республика». Ибо это грамотное написание по сравнению «Республика Казахстан». Если соблюдать преемственность – государственную, историческую, законодательную, то, несомненно, это должно быть отражено в названии страны, прежде всего, как Республика казахов, казахская.

И как грамотное наименование в соответствии с международной терминологией могло быть основой для обозначения гражданской казахской нации.

            Раз в названии страны присутствует тавтология, то выводимое из него обозначение гражданства «казахстанская нация» является неграмотным и по языковым нормам, и по законам логики, который гласит: вывод из неверного посыла является неверным. К тому же в фундаментальных документах страны юридически оформлено понятие «казахская  нация».

 

 

 

 ЛЕБЕДИНАЯ ПЕСНЯ ГЛОБАЛИЗАЦИИ

            Вообще-то, Олжас Сулейменов в данной ситуации не нуждается в защите, используя терминологию Ауэзова, от бандерлогов. Не одно поколение выросло на его книге «Аз и Я» с незабываемой защитой Степи «Я выступаю как осуждаемый кочевник, который требует права последнего слова  после приговора, вынесенного историками». И ныне не одно поколение в соответствии с ней требует последнего слова после приговора, вынесенного «доктринерами».

             Если быть объективным, то против Мухтара Шаханова на «доктринерской» волне звучат обвинения, которые граничат с разжиганием межэтнической розни. Одни названия статей чего стоят: «Чьей крови жаждите Вы, господин Шаханов?», «Как зарождается фашизм (о проблеме силового внедрения казахского языка)» и т.п. Эти люди должны бы знать (для сравнения), что в советское время простым Распоряжением Совмина КазССР в 1955 году освободили от изучения казахского языка в русских школах, а в целом до 1986 года были закрыты около 600 казахских школ.

              Позиция Сулейменова имеет глобализационный характер, которая определилась не сегодня и не вчера, поэтому ограничиться ответом Ауэзова «по ряду вопросов я не согласен с Олжасом» никак нельзя. Нужно дойти до сути позиции. К тому же больше всех о доктрине высказался и теоретически ее обосновал представитель республики в ЮНЕСКО.

              Свое кредо поэт выразил в «формуле пути деколонизированных народов, провозглашенной в конце 70-х: от веков колониальной зависимости > через период независимости > к эпохе осознанной взаимозависимости. Закон всеобщей взаимозависимости действует в природе изначально. Проявляется он и в жизни любого общества» (Литер, 04.09.2008).

              Однако с первых лет независимости Казахстана поэт начал противоречит собственной формуле: всей мощью своего таланта начал работать против ее  среднего звена – периода независимости, стремясь изъять этот период, втиснув его в месяцы(!), а не в десятилетия или века.

            «Глобальный» натиск начался с 1992 года, когда Олжас Сулейменов стал усиленно продвигать «евразийскую идею», «Евразийскую конфедерацию» и т.п. «Идея стала постепенно реализовываться.

           Уже работают ЕврАзЭС, ШОС, СВМДА и другие проекты. Будущее человечества формируется механизмами интеграции, а не распада, и когда-нибудь, может быть, к середине XXI века, обязательно сложится Евразийский союз государств от Атлантики до Тихого океана на Востоке и до Индийского океана на Юге. И этот Союз будет действовать на конфедеративной основе, то есть – каждое государство осуществляет собственную внутреннюю и внешнюю политику, но осознавая свою взаимозависимость с другими. Примерно в таких конфедеративных отношениях с ближайшими соседями по СНГ мы находимся уже сейчас. С Россией в том числе» (Олжас Сулейменов).

            Пожалуй, с РФ у нас не конфедеративные, а скорее федеративные отношения с центром в Москве, которые узакониваются ныне в Таможенном Союзе. «Евразийская идея», «Евразийская конфедерация» Сулейменова дошла до своего логического конца в виде ТС, который при ближайшем знакомстве является осознанной зависимостью от РФ, возрождением неоколониализма.

             Вместо того чтобы развивать собственную экономику, свое производство, Казахстан все эти годы стремился к всевозможным интеграционным союзам, многовекторным отношениям. В итоге остался без традиционных отраслей, без сельского хозяйства, прежде всего животноводства, но сырьевым «придатком» развитых экономик мира.

             В силу этого ныне не может выступать как самостоятельный игрок. Дело не в том, что тесная интеграция не нужна. Однако на примере Таможенного Союза воочию можно убедиться в ее несправедливой основе, при практическом осуществлении которого Казахстан потеряет экономическую, отсюда и политическую независимость.

            В качестве примера успешной интеграции – взаимозависимости – Сулейменов неоднократно приводил Европейский Союз. Подготовленный в течение 50 лет, основанный, казалось бы, на демократических ценностях Европейский Союз как великий интеграционный проект ныне показывает первые признаки будущего распада. Европейская «Вавилонская башня» с 23 официальными языками из «доноров» и «аутсайдеров», богатых и бедных, западных и восточных, проамериканских и антиамериканских стран, которые сейчас в прямом и переносном смысле не понимают друг друга. К тому же появился ряд стран, тянущий других в омут дефолта.

         Увы, ЕСГ, как и ЕС, ТС, не будет в ближайшей перспективе по очень простой причине: несправедливая основа нынешней цивилизации не способна создать такого рода Союзы, ибо порождает лишь осознанную зависимость слабого от сильного. Именно несправедливое основание, право сильного явится причиной краха Таможенного Союза, который распадется, не начав работать в полную силу. К этому способствует усиливающееся протестное движение «В защиту независимости  »  Истинные причины краха интеграции – в «теневых ценностях» современной цивилизации, которые не афишируются, но являются определяющими. И, в конце концов, по «законам джунглей» они не только разрушат эти конфедерации, но и ее составляющие. Эти «ценности»  всем известны: войны, насилие, право сильного, коррупция, продажность, ссудный процент, проституция, безнравственность и т.п. Например, как можно говорить о справедливой основе, если многие страны ЕС участвуют в войнах в составе коалиционных войск? Или зачем нужны Казахстану российские военные конфликты, войны и теракты?

              А закон всеобщей взаимозависимости в природе является ее основой существования. О резком изменении климата в Европе, в частности, о ежедневных наводнениях, говорит и Олжас Сулейменов. Стихийные катаклизмы являются реакцией на нарушение человечеством законов взаимозависимости, в том числе и с природой.

            Изначальное отсутствие этого закона в человеческом обществе установило совершенно другие правила – «закон джунглей», закон всеобщей зависимости от сильного. Вся всемирная история состоит из войн, захватов чужих территорий, геноцида, колонизаций, репатриаций, восстаний и т.д. В новейшей истории не было дня, чтобы где-то на Земле не шла война.

 

ЗАКЛИНАНИЯ  БЕЛОЙ ПТИЦЫ

          Доктрину разработчики представили как документ гражданского единства, гражданской идентичности, хотя в ней нет главного определения – «граждане Республики Казахстан», а есть «140 этносов Казахстана». Однако основная цель проекта – изменить имя народа вслед за изменением названия страны в 1991 году. Если в Казахстане приняли бы гражданскую казахскую нацию или не приняли бы  вообще никакой доктрины, то не последовало бы санкции ООН – все это внутреннее дело каждой страны.

          Одна соседняя страна стала называться Кыргызская Республика, а другая – Республика Узбекистан. В том же Узбекистане почти не используется «узбекистанский народ», а о «узбекистанской нации» даже не слышали: только «узбекский народ», «узбекская нация», реже – «народ Узбекистана» (по Конституции).

          Если мы входим в глобальный контекст развития и есть необходимость перенимания западной терминологии, то надо, в первую очередь, принять грамотное название страны на базе «Декларации о государственном суверенитете  КазССР». Как можно входить в глобальный процесс, не имея своей экономики, культуры, языка, имени?

          Все размышления Олжаса Сулейменова о Грузии, Молдове, африканских странах с их националистическими установками нужны лишь для утверждения: нашей стране никак не обойтись без России. Однако казахи – не грузины, не молдаване, тем более не африканцы, и сумеют по-своему выстроить свою независимость.

           При этом представитель республики в ЮНЕСКО делит казахов на националистов и интернационалистов, аульных и городских. Приводит в качестве доводов Абая: «Говоря современными терминами, он был прогрессивным человеком, интернационалистом».     Возможно, поэтому Абай предупреждал:

«Орыстың ғылымы, өнері – дүниенің кілті, оны білгенге дүние арзанырақ түседі. Бірақ осы күнде орыс ғылымын баласына үйреткен жандар соның қаруымен тағы қазақты аңдысам екен дейді» («Русская наука, искусство – ключ к Вселенной, владение которым облегчает путь к ее познанию. Однако в наши дни казахи, обучившие своих детей по-русски, этой наукой-орудием хотят еще раз пленить казахов»).

           Самое крупное экономическое поражение государства развал сельского хозяйства, поэт описывает как процесс завершения …кочевничества(?): «Эпоха кочевничества, кажется, окончательно завершилась. Мы переживаем этап урбанизации. Этому способствовала неожиданная деколлективизация. Совхозы и колхозы разогнали, аулы опустели.

          В течение полутора десятка лет в городах нарастало сословие «аульных» казахов, которые конкурентно уступало «городским» (Свобода слова, 11.02.2010).

         «Аульные» казахи не могут соперничать не в силу худшего владения русским языком, а по социальным причинам – безработицы, низкого дохода сельских жителей: из-за коммерциализации образования их дети не имеют доступа к образованию и профессиям.            Поэтому-то в советское время с развитым сельским хозяйством, справедливой социальной основой появилось поколение во главе с президентом из села, а сейчас – поколение «социальных аутсайдеров».

         Олжас Сулейменов идет даже на «изменение» основ независимости: «В Конституционном законе РК от 16 декабря 1991 года № 1007-XII «О государственной независимости Республики Казахстан» ст. 6, на мой взгляд, допущена текстовая и терминологическая неточность, на которую ссылаются теперь сторонники положения о «государствообразующей нации»: «Граждане Республики всех национальностей, объединенные общностью исторической судьбы с казахской нацией, составляют вместе с ней единый народ Казахстана…». Уже тогда, если бы было время для обсуждения, напрашивалась редакция, которая бы прозвучала как манифест единения, рассчитанный на всех: «Граждане Республики всех национальностей, объединенные общностью исторических судеб, составляют вместе единый народ Казахстана!» В этой редакции казахская национальность как основная часть гражданского населения выделяется уже тем, что имя ее впечатано в название государства» (Литер, 20.02.2010).

          Иными словами, будь воля нашего поэта, под предлогом устранения устаревших понятий убрали бы упоминание о казахской нации и из Конституционного закона.

В какой стране возможны такие идеи, мысли о пересмотре фундаментальных документов (хотя бы в условной форме)? В Великобритании Конституция составлена из исторических документов прошедших веков, во Францииосновываются на Декларации времен Французской революции, так же как в США на Декларации независимости 1776 года и т.д. У нас же Конституционный закон «устаревает» в течение каких-то двух десятков лет! К этому добавьте очередную именную легенду: вопреки распространенному утверждению в названии государства отсутствует имя народа, ибо на самом деле из-за тавтологии в нем присутствует имя страны. Имя народа есть в обозначениях «Казахская Республика», «Казахстан», а в названии «Республика Казахстан» Казахстан – это имя страны, а не народа. Такой незаметной подменой понятий в нашей стране усилиями поэта, депутатов, разработчиков доктрины выводится имя народа.

…И летит «белая птица, некогда возникшая из белого платка» Великой Матери, рядом со степняком, крича ему: «Вспомни, чей ты! Как твое имя? Вспомни имя свое!».

 

 

Дастан  ЕЛЬДЕСОВ

2 ПІКІРЛЕР

  1. дін ала құла тіл шала шарпы, мәдениет алапес, ұлт көмескі, болашақ бұлыңғыр, жан жағым толған экспансионер мен миссионер. Ал қазақ пионер. «қашан кетер біздің елден балалық»

  2. қазақ сорлы жахандаанудан өзіне қажетті нәрсені таңдап ала да алмайды. ондай қабілет дамымаған онда ол мәңгі тұтынушы болып қала береді. билік, саясат солай құрылған. жұтыласыңдар ұтыласыңдар ақырзаман жуықтап қалғанда осылай тоғышар болып өткендерің жақсы дейді билік ертең дарға асылатын ұлт қиналмасын деген жолы бұл. ханның басында қырық кісінің ақылы бар дейді сол білетін шығар бірдеңені. Мен тек қана тілімді тістеп көніп, көндігіп отыра берем. Менде мен жоқ Ол ғана бар. Бұл тағдырға деген мойынсұнушылық.

Пікір жазу

Пікіріңізді енгізіңіз!
мұнда сіздің атыңызды енгізіңіз