Таможенный союз надежд не оправдал

1
836

 

Директор Группы оценки рисков Досым Сатпаев полагает: надежды и прогнозы наших властей на то, что ТС откроет для казахстанских предпринимателей 153-миллионный рынок сбыта, не оправдались

На IX Международной конференции по риск-менеджменту, которая проходит в Алматы 18-19 апреля, одним из самых интересных стало выступление директора Группы оценки рисков Досыма Сатпаева.  Он дал оценку  перспективам участия Казахстана в Таможенном и Евразийском союзах. Политолог отметил, что прежние надежды и прогнозы наших властей на то, что ТС откроет для казахстанских предпринимателей 153-миллионный рынок сбыта, не оправдались.

– Интересно отметить, что в последнее время даже на официальном уровне среди провластных политиков все чаще стали звучать тревожные нотки о том, что идет вытеснение казахстанской продукции с российского рынка, где используются нетарифные методы регулирования, – сказал Сатпаев. – Доля Казахстана в ТС в 2012 году составила чуть меньше 17%, в 2011 году эта доля была 20%. По заявлению министра финансов РК Болата Жамишева, казахстанский экспорт в страны ТС просел.

Согласно данным Агентства РК  по статистике, в 2012 году казахстанский экспорт в страны ТС снизился на 3,7%, в то время как импорт из России и Белоруссии в Казахстан вырос почти на 12%.  Казахстан по-прежнему активно продает России и Белоруссии сырье, а взамен получает готовую продукцию, которую в том числе из нашего сырья и делают. Cатпаев согласился с мнением вице-президента Независимой ассоциации предпринимателей Республики Казахстан Тимура Назханова, который заявлял: «То, что мы сейчас вывозим сырье в Россию и Беларусь, мы делали и раньше, без Таможенного союза. Поставки товара из Китая не уменьшились, а наоборот, увеличились за эти годы. Предпринимателю по-прежнему выгоднее ввозить товар из Китая, чем из России. Мы вошли в Таможенный союз неподготовленными, ни с точки зрения бизнеса, ни со стороны государственных норм, стандартов, которые на ходу начали отрабатываться. В результате страдает бизнес».

– Хотел бы подчеркнуть, что уровне руководства Казахстана акцент делается только на экономические взаимодействие, при попытке поднять вопрос о политической интеграции, который делают некоторые российские политики, здесь, в Казахстане, воспринимаются немножко раздраженно, – отметил эксперт. – Такие же настроения доминируют и в обществе. У власти страны не получилось мобилизовать общество вокруг этой идеи – тесного экономического взаимодействия со своими соседями.

По мнению Досыма Сатпаева, есть два основных политических риска, которые могут поставить крест на перспективах, как Таможенного союза, так и Евразийского, – это смена политической власти в Казахстане и Белоруссии.

– Естественно, внутри Казахстана многие задаются вопросом – как сложится судьба этих интеграционных проектов после ухода из политики действующего президента? (Думаю, в Белоруссии тоже такие вопросы задают). Сможет ли новый президент Казахстана обеспечить преемственность не только внешней, но и внутренней политики? – отметил политолог. –  Стопроцентных гарантий здесь никто не дает, тем более что негативное отношение к Евразийскому союзу внутри казахстанского общества все более нарастает.

Вторым риском является изменение демографической ситуации в республике. Согласно официальной статистике, в начале 2013 года, население Казахстана составило почти 17 млн человек. При этом наибольший удельный вес в общей численности населения занимают казахи –63%, русские – чуть более 23%, на долю других этнических групп приходится 12,2%.

– Естественно, усиление национал-патриотических настроений в Казахстане за последние годы – это закономерный процесс, связанный в том числе с демографическими изменениями. Сюда можно добавить и рост религиозных настроений, в том числе среди молодежи, составляющей27% от всего населения, – подчеркнул Сатпаев.

Он процитировал директора Центра интеграционных исследований Евразийского банка развития (ЕАБР) Евгения Винокурова, который считает, что успешность будущей евразийской интеграции находится в прямой зависимости от привлекательности этих процессов для сегодняшней молодежи. И что именно точка зрения нынешних 20-25-летних станет главенствующей в общественном мнении при смене поколений и элит.

Эксперт также отметил, что в процессе интеграции Казахстан и Россия изначально являлись неравноправными игроками и преследовали разные цели. Сегодня Россия пытается укрепить свое влияние на постсоветском пространстве через ОДКБ и Евразийский союз. И для нее создание этого союза – один из механизмов сдерживания экономической активности Китая в Центральной Азии. Казахстан же и Белоруссия выступают против быстрых интеграционных процессов и создания наднациональных органов и объединений.

– С точки зрения нейтрализации потенциальных угроз, считаю, что одним из приоритетов для Казахстана является более тесное взаимодействие со странами Центральной Азии, потому что рисков и угроз в нашем регионе намного больше. Они в ближайшие годы будут очень сильно ударять по экономической и национальной безопасности Казахстана, – подчеркнул Досым Сатпаев.

Досым Сатпаев согласен с точкой зрения доктора политических наук Константина Сыроежкина, который полагает, что, кроме ТС и Евразийского союза, для республики есть три альтернативных интеграционных проекта  – «Большая Центральная Азия», или «Новый Шелковый путь» под патронажем США; зона свободной торговли в рамках ШОС, лоббируемая Китаем, и «Новый османизм», или идея пантюркизма, которую пытается реализовать Турция.

Об авторе

Лариса Черненко
корреспондент портала Forbes.kz

1 Пікір

Пікір жазу

Пікіріңізді енгізіңіз!
мұнда сіздің атыңызды енгізіңіз