В КАЗАХСТАНЕ НЕ БУДЕТ НИ ЭЛЛИНА, НИ ИУДЕЯ?

17
872

Противники национального государства, единого государственного языка начинают манипулировать цифрами, процентным соотношением представителей различных этносов в стране. На самом деле решение вопроса о государствообразующей нации, о государственном языке никак не связано с процентами! В момент приобретения независимости в Малайзии коренного народа было меньше, чем китайцев (соответственно, 44% и 45%). К тому же, малайцы не могли похвастаться такой же общепризнанной, великой культурой. Тем не менее, Махатхир Мохамад, не вставая поперек потока времени, утвердил малайцев государствообразующей нацией, а ее язык – единственным государственным! Результаты мудрой социально-экономической политики вызывает неподдельное восхищение во всем мире. Самим же народом  доктор Махатхир  признан как «отец нации» и потому его называют только по имени. А это дорогого стоит. Рядом с таким признанием меркнет даже Нобелевская премия мира. Поэтому искренне, от всего сердца желаю нашему Президенту стать таким же отцом нации!

Впрочем, что там малайцы с 44%! Ретороманцы вообще составляют  всего лишь 0,7%  (повторяю, – ноль целых семь десятых процента!) от общей численности населения Швейцарии, и все же, как коренной народ, признан государствообразующей нацией. Короче говоря, Казахстан с единственным коренным этносом – мононациональное государство. Недаром символы нашей государственности – флаг, герб, гимн – носят ярко выраженный национальный характер. Однако процесс национального строительства все еще далек от своей логической завершенности. Со скрипом продвигаются меры по расширению сферы активного использования казахского языка во всех сферах нашей жизни. Между тем именно степень замещения русского языка казахским служит итоговым, концентрированным выражением успехов или неудач в освобождении от пут колониального прошлого.

 

Межнациональное

согласие в Казахстане:

подлинное и мнимое

Вся уникальность так называемого межнационального согласия в Казахстане проистекает из еще более уникальной терпимости казахов к униженному положению своего языка на своей же земле. В этом отношении нас перещеголяли разве только белорусы. Ни разу не слышал белорусскую речь, даже в Минске! Практически он уже мертв. Сегодня на нем общается только узкий круг литераторов. Кстати, сами белорусы придумали замечательное слово, которым называют нынешний свой язык, – трясанка. Лучше не скажешь…

На самом деле подлинное межнациональное согласие строится совсем на другой основе. Такой основой может быть только признание того, что главный язык в Казахстане – казахский! Это не значит, что здесь нет места представителям других народов, их языкам и культурам. Это значит, что никакой другой язык и культура не соперничают на этой земле с языком и культурой коренного народа! Так же, как и наш язык не соперничает на земле русской, узбекской и любой другой с местными языками и культурами.

Это значит, что любая диаспора имеет все права и возможности для поддержания своих обычаев и традиций, языка и культуры. Что и делается сейчас в форме многочисленных национальных культурных центров по всему Казахстану. Но все это должно быть в той мере, в которой не мешает возрождению и укреплению казахского языка как единственного во всех сферах государственной и общественной жизни страны. Не надо строить иллюзий о перспективах двуязычия. “Двум медведям в одной берлоге не жить”. Это прекрасно осознают лучшие представители русской диаспоры. “Что благо для русского языка, то может обернуться смертью для казахского языка. Ареал существования казахского языка – только здесь, в Казахстане, иначе он погибнет”,  еще на заре нашей независимости предупреждал депутат Верховного Совета КазССР Александр Княгинин. Больше иных казахов за судьбу языка искренне переживают и борются настоящие патриоты Казахстана – азербайджанка Асылы Осман или немец Герольд Бельгер. «В родном государстве, на родной земле в данный момент горькие слезы проливают только казахи, – констатирует печальный и тревожный факт наш всенародно любимый писатель. – Хотел бы, чтобы это поняли представители других наций… Пока не будут защищены казахский язык, религия, культура, не будут поставлены и решены проблемы казахов, мы не достигнем намеченных высоких целей. Поэтому представители других национальностей должны в первую очередь думать о путях решения проблем казахов. Какой бы вопрос не рассматривался, необходимо его рассматривать с точки зрения полезности для казахов. Тогда и остальные вопросы решатся сами собой». Представитель другой  диаспоры –  курдов, академик Надир Надиров прямо заявляет: «Земля, язык, религия – все принадлежит казахам. Поэтому представители других национальностей должны с почитанием  и уважением относится к казахам, быть вечно благодарны этому народу».

Это значит, что представитель каждой диаспоры должен сделать трудный, но свой и добровольный выбор: либо погружаться в казахскоязычную среду и культуру с постепенной переориентацией своего национального самосознания на коренной народ, либо переезжать на свою историческую родину или в другое государство с более подходящими для себя условиями. Хочу подчеркнуть, что это не легковесное теоретическое построение и не благие советы другим. Через предложенную коллизию прошел я сам. Родился, учился и начал трудовую деятельность в России. Чтобы окончательно не обрусеть, мне пришлось еще в 1972 году, оставив всех близких и друзей, могилы предков, перебраться в Казахстан. И сейчас, когда оставшиеся в России родственники при встречах жалуются на размывание последних остатков национальных корней, я даю им тот же совет: либо смиритесь с неизбежным обрусением, либо переезжайте, чтобы сохранить себя на казахской земле.

 

Националист – это

звучит гордо!

В мире нет недостатка во всякого рода наднациональных или даже антинациональных идеологиях. Но до сих пор риторика панславянизма не смогла породить политической организации, которая добровольно объединила бы всех славян. Давно уже собранные под одной крышей славянские республики первыми подписали приговор СССР и мирно разбежались в разные стороны. Также разбежались по своим национальным квартирам чехи и словаки. А кровавые разборки славян Югославии пришлось останавливать всем миром. Ту же участь терпят идеи панарабизма и панисламизма. “У пролетария нет отечества!” – заявил Карл Маркс. Но, оправившись от шока первых дней войны, Иосиф Сталин в обращении к народу стал взывать не к идее пролетарского интернационализма, но к национальному духу русских. Даже идеи общечеловеческих ценностей, прав и свобод человека встречает активное неприятие у большей части населения планеты.

Если и можно назвать идеологию, победно шествующую по всем широтам и параллелям, так это национализм. Что и отметил еще в 1962 году такой серьезный исследователь, как Ганс Кон: “впервые люди и цивилизации по всей планете охвачены общей идеей, и это идея национализма”. “Национализм сегодня представляет собой легитимизирующий принцип политики и создания государств, никакой другой принцип не пользуется сопоставимой лояльностью человечества” – вторит ему английский историк Энтони Д. Смит.

Такая востребованность вполне объяснима. Желание жить в родной группе присуще человеку на уровне инстинкта. Развив инстинкт в национальное самосознание, он уже воспринимает судьбу своего народа как свою личную. Сила и суть национализма – в убежденности индивидуального и коллективного сознания людей в жизненной необходимости своего национального государства. Государство необходимо не ради удовлетворения чьего-то тщеславия, личных амбиций, но как средства защиты, сохранения и развития языка, культуры, особого образа жизни народа. Ведь национализм это ответная реакция на опасность ассимиляции другой, более крупной и сильной нацией. Борцам за национальные интересы людей приходится жертвовать многим, вплоть до жизни. Но в благодарной памяти народа они никогда не умирают. Поистине, националист – это звучит гордо! Поэтому ярлык националиста патриот воспринимает как награду. Но главная награда – достижение народом своей свободы и способности защищать ее на государственном уровне. Потому-то мы нацию определяем как этнос, защищенный своим национальным государством. Добившись своей независимости, казахи и реализовали себя как нацию (к сожалению, в большей мере пока еще формально). Международным признанием этого факта стало принятие нас в Организацию объединенных наций.

В отличие от коммунизма, национализм совсем не призрак, и бродит он не только по Европе, но и по всему миру. Как уже отмечалось, если в начале ХХ века было всего 50 национальных государств, то к концу их стало порядка двухсот! То есть, “фактически все существующие государства являются национальными. Государства, не являющиеся национальными, считаются неполноценными. Они должны превратиться в национальные или исчезнуть” (“Глобалистика”. Энциклопедия. – М., 2003 г., с. 672, 678). Вот так, мы оказались позади планеты всей! Не просто позади, а бредем совсем в другую сторону. Все люди как люди, из многонациональных стран строят национальные государства. И только мы одни, на потеху всему миру, свое сугубо национальное государство стараемся представить многонациональной. Все руководители как руководители, даже зная язык коллеги из иной державы, разговаривают с ним на своем, государственном языке. И только наши  высокопоставленные лица, невзирая на свое официальное положение, продолжают изъясняться на языке прежней метрополии.

Это на руку некоторым представителям диаспор – нашим доморощенным шовинистам. В ответ на предложенную Концепцию национальной политики РК, они начинают разбрасываться хлесткими, ничем не обоснованными утверждениями, типа «Так зарождается фашизм». Любую идею при желании можно извратить до неузнаваемости. Это и произошло, к примеру, в гитлеровской Германии, где идею возрождения нации после поражения страны в Первой мировой войне идеологи фашизма  подменили  другой: «Германия, Германия превыше всего!»  Если суть национализма в возрождение своей нации, то суть нацизма – в официальной градации всех других наций по степени их “полноценности”. То есть, национализм и нацизм – это совершенно разные явления. Их нельзя отождествлять. Но красная Москва старалась отождествить их. Ведь национализм был страшен для имперского мышления как идея, стимулирующая  рост национального самосознания людей, от которой к идее независимости один шаг. Пользуясь неосведомленностью, неопытностью простого человека в национальном вопросе, люди с рецидивами такого мышления пускаются во все тяжкие. Например, один из комментаторов  Концепции, с претензией на знания филолога, стремится сбить с толку посетителей одного из сайтов,  заявляя: «Национализм (а не патриотизм, как зачастую неправильно механически переводят на русский язык) – последнее прибежище негодяев». Чтобы убедиться в грязности  приема, загляните в Википедию.  Афоризм был произнесен доктором Самуэлем Джонсоном еще в 1775 году: Patriotism is the last refuge of a scoundrel. Как видим, именно комментатор, во-первых, преднамеренно искажает перевод, заменяя патриотизм национализмом. Во-вторых, – и это главное, вырывает фразу из контекста.  Джеймс Босуэлл, опубликовавший ее, сообщает: «Патриотизм стал одним из общих мест в наших разговорах, и Джонсон неожиданно произнес, сильным и решительным тоном, афоризм, на который многие накинутся: „патриотизм — это последнее прибежище негодяя“. Но следует полагать, что он не подразумевал реальной и щедрой любви к нашей стране, но имел в виду тот патриотизм, который так многие, во все времена и во всех странах, делали прикрытием личных интересов». Какие могут быть у националистов Казахстана  «личные интересы», если власть угрожает им судебными преследованиями и уголовными статьями?

 

Кому и зачем?

«Зачем нам особо выделять коренную нацию, а остальных называть «поселившимися» в Казахстане?» – вопрошает господин Ертисбаев. Взамен он предлагает: «Наша идеология – это единое государство, проживание различных этнических групп на территории единого государства …». Так вот, в Концепции национальной политики  дана попытка выразить волю и стремление коренной нации не оказаться одной из этнических групп на своей же исконной территории. По словам Генерального директора ЮНЕСКО на планете в среднем за каждые две недели исчезает один язык! В этих условиях одних призывов академика Надирова уже недостаточно. О каком почитании и уважении к казахам может идти речь, если не выполняется самое элементарное и обязательное требование во всем цивилизованном мире – знание государственного языка. Более того, наблюдается откровенное его бойкотирование. Если оно будет продолжаться и дальше, то искусственно раздуваемый мыльный пузырь межнационального согласия неизбежно лопнет. Ведь даже уникальная терпимость казахского народа иссякнет по целому ряду объективных причин:

1). Раньше вынужденная терпимость диктовалась всей мощью репрессивного аппарата советской империи и преднамеренно созданным количественным перевесом русскоязычного населения над казахским. Сейчас все изменилось с точностью до наоборот. Почти весь аппарат власти и принуждения состоит из представителей коренного этноса, а по данным последней переписи численность  казахов достигло уже 67% всего населения Казахстана. В будущем удельный вес коренных будет только возрастать.

2). Дальнейшее увеличение казахских групп в детсадах, средних и высших школах приведет к увеличению числа полноценных носителей казахского языка и культуры. Естественно, что они будут все настойчивее добиваться полноценного использования своего языка во всех сферах нашей жизни.

3). В периоды социально-экономических потрясений на первом плане у людей стояла проблема физического выживания. С выходом страны из кризиса и улучшения экономических условий внимание коренного населения вновь переключается на свое национальное самочувствие. Его все больше задевает и раздражает ненормальное, задвинутое на периферию жизни положение своего языка и культуры. Пустые, осуществляемые большей частью на словах и бумаге для победных реляций, меры по восстановлению казахской языковой и культурной среды не могут и не удовлетворяют людей Те же, кто продолжает оставаться на обочине жизни – подметают улицы, толкают тележки на базарах, ютятся во времянках на окраинах городов или прозябают в аулах, – превращаются в сухой порох, ждущей своей искры. Им терять нечего!

Пора и власть

употребить!

Если рассматривать государство вообще, то суть его – в принуждении. Правда, в принуждении узаконенном, легитимном. Этим государство и отличается от религиозной организации или преступной группировки. Для этого и создается аппарат принуждения: сама властная структура, армия, полиция, тюрьмы. То, что  Казахстан – страна казахов, нехотя, сквозь зубы,  признают  даже  противники национального государства. Даже сама власть не может  игнорировать этот факт. На Евразийском медиафоруме Марат Тажин, в ходе дискуссии о ситуации в Центральной Азии,  постоянно пользовался термином «национальные государства региона», не отделяя от них Казахстан. В самом деле, если бы наша страна в действительности была бы не моно-, а многонациональной, то ее, следуя логике  и здравому смыслу, следует называть  «Полиэтностаном»! Но такое, надеюсь, никому в голову не взбредет. Раз так, то приоритет  интересов казахской нации необходимо не только провозгласить открыто, но и при недостаточности других, ненасильственных методов, претворять  в жизнь всем государственным аппаратом принуждения. Можно только выразить чувства признательности тем представителям русской и других диаспор, которые добровольно, без принуждения уже освоили или учатся казахскому языку, отдают своих детей в казахские садики и школы. Они ничего не потеряли, но многое приобрели.

Знать государственный язык – это такая же обязанность гражданина Республики Казахстан, как, например, платить налоги или служить в армии. Не потому ли во всем цивилизованном и нецивилизованном мире первое условие получения гражданства – сдача экзамена на государственный язык. Поэтому те, кто, ностальгируя по колониальному прошлому, упорно бойкотируют казахский язык, должны подвергаться мерам принуждения. Без знания государственного языка не принимать таких людей на работу в общественных местах: транспорте, магазинах, банках, больницах, учебных заведениях и т.д. Тем более, что для овладения бытовым казахским языком совсем не обязательны специальные курсы, безупречные учебники, методички, на нехватку или низкое качество которых любят ссылаться. Главное – желание! В российской  школе меня перевели из первого класса во второй с условием, что за лето подтяну русский язык. Что и сделал я, в буквальном смысле играючи с русскими детьми. Моя неграмотная мать, переехав в город в возрасте далеко за сорок, без особого труда освоила русский язык также в общении с другими.  

Откровенное бойкотирование проблем коренного населения теми, кого существующее положение устраивает, толкает людей на ответную реакцию. Чтобы предотвратить это, исправить взрывоопасную ситуацию пока не поздно, казахская интеллигенция (далеко не глупые люди) предложила свое видение национальной политики в стране. В разработке Концепции я участия не принимал, но, при всех ее недоработках, решительно поддерживаю!

 

Кайырбек Нагуманов

[email protected]

 

Пікір жазу

Пікіріңізді енгізіңіз!
мұнда сіздің атыңызды енгізіңіз