Именно в период пандемии информация должна быть на казахском языке!

0
2167

«Госслужащие, не умеющие вести дискуссию и диалог на государственном языке в Парламенте или на пресс-конференциях, должны стать анахронизмом».
Президент РК Қ.Тоқаев

После назначения министром здравоохранения Цоя А.В. facebook пестрел радостными постами и комментариями, в которых подспудно звучала мысль, что наконец-то назначили министром неказаха и вот теперь мы заживем, теперь-то коронавирусу точно каюк!
При этом эти радующиеся в эйфории забыли, что в новейшей истории РК было немало министров – неказахов, причем ни слова не знавших по-казахски, в том числе министры здравоохранения Василий Девятко и Анатолий Дерновой. И никакого прорыва в медицине страны не случилось, а случился лишь скандал с ФОМС, вынудивший уйти в отставку г-на Девятко.
Также можно вспомнить неграмотно пишущего даже на родном языке министра по ЧС, ныне торгующего курочками-рябами и золотыми яйцами Владимира Божко, который если что-то и сделал полезного за 7 лет поста, то только для своих соплеменников, которые благодаря ему имеют численный перевес в службе ЧС, причем также не владея госязыком.
Божко же запомнился лишь оскорблениями в адрес общественного деятеля Украины Ирины Фарион, которую обозвал «ш*лавой» и своим ставшим афоризмом выражением «ставить в стойло» недовольных госполитикой РК.
Если говорить о перспективе Цоя как министра, то мне сразу приходит мысль, а чем же он занимался с 2017 по 2019 год в качестве вице-министра здравоохранения Казахстана, почему тогда не наступил прорыв в медицине, если уж он действительно такой прорывной, как сейчас его характеризуют сторонники?
И главный для меня вопрос, почему Цой десятилетиями занимая руководящие посты в государственных органах и организациях, не владеет госязыком? Некоторые наивные поклонники Цоя отсылают к сайту, где написано, что он владеет разговорным казахским. Во-первых, что значит – госчиновник владеет госязыком на разговорном уровне – разве он не должен владеть им на профессиональном уровне, иначе как он работает с документами на казахском языке или все-таки он пользуется в работе только русским?
Скорее всего, верно последнее, а это значит, что Минздрав вопреки логике, Конституции РК и языковому законодательству страны, до сих пор вместо казахского пользуется русским языком как основным рабочим, лишь переводя документы на госязык для отвода глаз. Отсюда перекос в пользу русского и языковая дискриминация пациентов – казахов в регионах, в частности в ВКО.
Во-вторых, то, что написано где-либо в наших условиях, вовсе не означает, что написанному можно верить. Например, на сайте областной больницы ВКО написано, что его руководители все сплошь полиглоты, владеющие тремя языками, но достоверно знаю, что ни Галич Б.В., ни Цедейко А.С. не владеют казахским. Поэтому полагаю, что Цой также не владеет хотя бы разговорным казахским, т.к. ни разу не видела его интервью на нем.
Если я ошибаюсь, пусть г-н Цой даст интервью казахоязычным журналистам в режиме онлайн. Некоторые даже казахи пишут, что сейчас владение министром казахским не главное, т.к. приоритетны его профессиональные качества для победы над коронавирусом, и их не смущают некоторые нестыковки в биографии министра Цоя. Как, например, его вездесущесть – согласно официальным данным, г-н Цой успевал беспрерывно очно обучаться в магистратурах и докторантурах и одновременно работать на руководящих должностях.
И потом, неужели Вы верите, что человек, за свою жизнь не пожелавший выучить язык страны гражданства, язык народа, на земле которого он родился, живет и благоденствует, получая зарплату из казны государства этого народа, является патриотом, уважает и ценит этот народ? Если так, то наивности вашей нет предела.
Полагаю, что именно сейчас в период пандемии очень важно, чтобы высшие руководители страны полноценно владели казахским языком, т.к. необходимо оперативно разрабатывать документы в быстро меняющихся условиях и доводить их до сведения населения, 80 % которого казахоязычны (75%казахов + 5% представителей диаспор, обучавшихся на казахском языке).
Даже если казахи составляли бы не 75%, а 7%, все равно правительство должно быть казахоязычным, т.к. РК – государство казахов. А у нас ни правительство, ни министр здравоохранения, ни главный санитарный врач не владеют госязыком, как же они собираются разъяснять казахам свои стратегию, тактику и планы борьбы с особо опасной инфекцией, коей является COVID-19?
Или собираются по-прежнему осуществлять это через переводчиков? А ведь при переводе искажения информации неизбежны, что уже происходит, если читать речи чиновников на казахском и русском языках, да еще узнала из комментариев, что даже протоколы лечения COVID-19 на двух языках разнятся, вполне допускаю такое.
Честно, лично я пока ничего прорывного, нового кроме английского слова «lockdown» в предложениях новоявленного министра здравоохранения Цоя А.В. не увидела. И это не удивительно, ведь он из команды предшественника, приснопамятного Елжана Биртанова, страстно желавшего увидеть, как функционируют органы его соотечественников в телах иностранных реципиентов, что и было самым прорывным в его деятельности на посту министра.


«И Цой не нравится, и Биртанов не тот, так кого Вы хотите видеть на этом посту?» – спросите вы. Эти постом я хочу сказать, что способности, таланты человека не зависят от его этнической принадлежности, тому доказательство две Кореи – нищая Северная и процветающая Южная.
Поэтому нужно казахам прекратить заниматься мазохизмом и научиться ценить себя, свои язык, культуру и историю, требовать от правительства и сограждан неукоснительного соблюдения своих прав на получение информации и услуг на казахском языке. Особенно в сфере медицины, особенно от министра здравоохранения и главного санитарного врача, и именно сейчас в период пандемии, ибо от этого зависят здоровье и жизни миллионов казахов, проживающих на своей земле.
И поэтому госчиновники, не владеющие казахским, – это действительно анахронизм, как сказал президент Токаев. Но он сам тут же забыл об этом при назначении Цоя А.В. министром здравоохранения.
Но мы, казахи, не должны об этом забывать, т.к. от того, как донесут до нас информацию медицинского характера, зависит, будут ли здоровы и живы наши родители, дети, внуки и наш народ в целом.
Так почему же мы, спустя 30 лет со дня восстановления нашей независимости, все еще позволяем власти попирать наши права? Если мы сейчас, когда наши жизни висят на волоске, не проснемся, то разве завтра не будет поздно и уже некому будет бороться за наш язык, за наши жизни?
Поэтому благополучия и процветания, т.е. «корейского чуда» в РК не случится до тех пор, пока наш родной язык не станет единственным официально используемым. Что должно произойти еще, чтобы казахи, наконец, это поняли?

Жулдызай ФОРТ,

Қазақ үні

Пікір жазу

Пікіріңізді енгізіңіз!
мұнда сіздің атыңызды енгізіңіз