ОЛЖАС «УМЕР», ДА ЗДРАВСТВУЕТ АЛЖАС!

7
2044

«Если он не считает нас за народ,

мы не будем считать его за человека»

                                                       Саади

Кечуа? А кто это?

 

     Поэт, посол, общественный деятель Олжас Сулейменов сначала, в декабре прошлого года, дал интервью агентству «Интерфакс-Казахстан», а затем, 11 февраля нынешнего года, газете «Свобода слова». Первое называется «Толпе надо бы уже научиться отличать чистые помыслы политиков от политиканства». Ни больше, ни меньше! «Толпа» – это кто? По мнению Сулейменова это – поэты, артисты, доктора филологических наук. И «проблема, готовая вывести на площадь бунтующую интеллигенцию, порождена отсталостью казахского языкознания и беспомощностью политологии (здесь и далее подчеркнуто нами – авт.)». Всего лишь. Ох, как, оказывается, все просто! А наивный народ, простите – толпа, зря преувеличила опасность Доктрины, зря всполошилась. «Даже джунгарское нашествие, думаю, не породило таких панических настроений, как проект «Доктрина национального единства». Иронизирующий с космических высот Сулейменов, сам того не замечая, поставил точный диагноз. Да, Доктрина несоизмеримо опаснее, чем джунгары. Почему? Потому, что тогда враг был явный, а тут скрытный, невидимый. И война идет не с открытым врагом, а с самим собой, внутри нации. Власть, которая за 18 лет независимости успешно превратила казахский народ во главе с его интеллигенцией в покорную толпу, от действий которой ничего не зависит, представительную ветвь – в подручного мальчика, безропотно выполняющего ее волю то в виде «самороспуска Верховного Совета», то в виде внесения изменений в Конституцию за 15 минут без(?) обсуждения,  законы – в игрушку, оппозицию – как точно определил Жасарал Куанышалин, в «лжеоппозицию», выдавшую себя одной фразой в своем рупоре за подписью главного редактора: «А кто не берет взятки?», для себя, видимо, решила, что народ будет вечно «безмолвствовать», что бы ни с ним делали, и выпустила на свет божий ту самую пресловутую Доктрину.

Предварительно оговорив (сработал инстинкт самосохранения?), что ее надо сначала обсудить всем миром. И это «обсуждение» начало проходить, как всегда, в виде «одобрямс».

Но ведь инстинкт самосохранения есть и у народа! Он наконец-то увидел, что власть безгранично далека от его чаяний, что от принятия Доктрины до свертывания даже имитации «бурной деятельности» за развитие казахского языка, да и всего казахского, один шаг. Один шаг, после которого ты окажешься рядом с бурятами, хакасами, мордвинами, чувашами, удмуртами и т.д. Ты вроде бы как народ, как нация есть, но в то же время тебя на самом деле нет. Потому что нет твоего языка. Нет языка – нет литературы. Нет литературы – нет искусства. Нет языка, литературы, искусства – нет культуры. В итоге – нет всего твоего национального, самобытного духа. Осталась только твоя морда. Вот и пришел народ в движение, осознав подобную истину.

       С власть предержащими все понятно, но Олжас-то Омарович?! Как Брут, он тоже с ними? Впрочем, здесь нет ничего загадочного. Все дело в том, что после появления «Аз и Я» мы в Олжасе Сулейменове увидели самого настоящего казаха, хотя русскоязычного. Это даже еще выше поднимало его в наших глазах – душой-то он с нами! Мы, казахи, последние кочевники. Мы и есть последнее дитя природы. Мы донесли до наших времен, и еще несем в себе, первозданную чистоту этой природы. Мы до сих пор доверчивы как дети, точнее – как белые медведи, живущие на льдах Арктики и Антарктиды, ничего не подозревая подпускающие близко к себе очень редко встречающихся на их пути людей. Мы верили и верим до сих пор в Олжаса Сулейменова, хотя он раз за разом делает все, чтобы открылись наши глаза.

Первый раз это было  в декабре 86-го. Многотысячная площадь скандировала: «Олжас! Олжас!» Отправляли даже делегацию к нему. Молодежь думала, что их любимый Поэт, Трибун встанет в один ряд с ними. Видела в нем свою Опору. Защиту. Предводителя.

Но Поэт, Трибун не оправдал их ожиданий. Не решился он на шаг: «Будь что будет! Я с вами! Не көрсем де, бірге көремін!» Выйди он тогда на площадь, кто знает, потянулись бы за ним и другие аксакалы, а не только Жубан Молдагалиев, Азербайжан Мамбетов и еще несколько человек. Может, видя такую когорту уважаемых и заслуженных людей, вставших грудью на защиту демократии, милиционеры не пошли бы на безоружную молодежь с  дубинкой и овчарками, а звероподобные солдаты – с саперными лопатками, не поливали бы людей в лютый мороз водой из брандспойта  и не окрасился бы белый снег в алый цвет крови. Увы…

Не оправдал он ожиданий уже не только молодежи, но и всего казахского народа и в начале 90-х годов, когда создавал вместе с Мухтаром Шахановым партию «Народный конгресс Казахстана». После триумфа антиядерного движения «Невада-Семипалатинск» казахи видели в нем истинно болеющего душой за народ человека, способного остановить растаскивание народного добра под видом реформ, способного остановить разгул дикого рынка. Но, увы, увы…

Вот что вспоминал покойный Алдан Айымбетов, журналист, профессор, создатель и главный редактор газеты «Казахская правда»:

«…Я, оказалось, занял место прямо напротив О.Сулейменова. За несколько дней до этого нам были розданы тезисы программы будущей партии. Мне достался национальный вопрос. Материал готовил очень серьезный, как мне казалось, не уступающий «Комманифесту» Маркса и Энгельса. Но когда дошел до тезиса «возрождение казахской нации», Сулейменов поднялся, немного полюбовался собою, затем директивным тоном потребовал убрать «возрождение казахской нации». Я впервые оказался в такой близости от «великого человека». Но преодолел робость и почти заорал на него: «Какого черта мы собираемся в партию?! Я буду бороться против антиказахской партии!» («Олжаса Сулейменова как антиказаха я раскусил сразу, еще тогда». Газета «Казахская правда», №17, сентябрь, 2005 г.)

Олжас Сулейменов и после этого, как только представлялся случай, выступал всегда против интересов казахского народа. С любых точек зрения. Обосновывая по-разному. И так «достал» он всех, что поэт Қазыбек ИСА в 2006 году, когда встал вопрос о переводе делопроизводства в г. Алматы на казахский язык вынужден был написать статью в газете «Жас қазақ үні» под названием «Мен орыстардың Олжасты неге Алжас дейтінін енді түсіндім» («Теперь я понимаю, почему Олжаса русские зовут Алжас». «Алжас» в переводе означает «выживший из ума»). И в вышеуказанном интервью Олжас Омарович недоумевает: «Доктрина национального единства» это – идеология государственного единства, единства всех национальностей Казахстана. Какие могут быть возражения у здравомыслящей аудитории, если правильно понимать смыслы терминов?» О Боже, на самом деле не понимает человек, что говорит, с упорством, достойным лучшего применения,  твердящий, что все дело всего лишь «в правильном понимании терминов» или только делает вид?

И далее он на вопрос корреспондента: «Где та «золотая середина», чтобы были учтены и интересы государствообразующей национальности и всех других?» отвечает: «Не заторопить процесс внедрения государственного языка, иначе чрезмерное ускорение станет реальной угрозой нашей юной государственности».

Опять двадцать пять! Все 19 лет независимости мы и от власти только и слышим, что нельзя торопиться! И когда я слышу такие разговоры, мне вспоминается история народа кечуа, единственных потомков могущественных некогда майя, доживших до конца 19-века, в, как сейчас принято говорить, конкурентоспособном виде, когда они освободились от испанского колониализма. Народу Всевышним была предоставлена великолепная возможность построить свое самобытное национальное государство. Но вот только возникла загвоздка – элита кечуа была обучена и воспитана на испанском языке. И эта элита под любым предлогом тянула переход на язык государствообразующей нации, вследствие чего сложилась абсолютно такая же ситуация, что сейчас у нас! Но почему элита не хотела переходить на свой родной язык? Только лишь потому, что жить ей на испанском языке было привычно. Комфортабельно. Элита все понимала, но не хотела менять себя. Это же такой адский труд! Зачем?! В итоге на политической карте мира появилось еще одно испаноязычное государство под названием – Перу. А кечуа кануло в Лету…

Ну не хочет в тысячу первый раз возрождающийся из пепла казахский народ повторить историю этого одного из самых несчастных в истории народов мира. Не хочет он упустить эту тысяча вторую и последнюю, неповторимую, единственную возможность построить свое национальное государство.  

 

Чем провинились

Абай и Каныш?

 

И в этом деле главную роль играет быстрейший переход на казахский, государственный язык. Мы и так потеряли целых 20 лет. Теперь каждый лишний день играет на руку только кечуанской – тфу! тфу! – казахской элите и против народа. В наше спрессованное время год нынешний равен целому десятилетию девяностых. И дальнейшее промедление – смерти подобно!

Любое конкретное дело, хоть малейшим образом способствующее внедрению казахского языка, да и вообще поднятию морального духа народа, должно немедленно получить одобрение и быть внедрено в жизнь. В том числе и в вопросе ономастики. Олжас Омарович опять недоумевает, «чем великий микробиолог провинился перед акиматом Алматы?», имея в виду переименование улицы Пастера в Макатаева. А чем провинился Каныш Сатпаев перед гормаслихатом Павлодара, когда депутаты в год его столетнего юбилея костьми легли, но не допустили переименования одной из центральных улиц города в имя своего великого земляка?! Чем провинился великий Абай, что его имя в этом городе носит улица, состоящая из десяти домов?  Чем провинился человек, ставший вторым именем казахского народа, перед устькаменогорцами, что планы нового руководства области и города  об установлении памятника Абаю встретило их яростное сопротивление?  И это в то время, когда руководство мудро «выстреливало дуплетом» – одновременно с Абаем было решено поставить памятник и Пушкину. Однако русская интеллигенция все равно почти в полном составе не пришла на открытие памятника Абаю, которое состоялось после пушкинского. Наивная казахская душа!

И такое положение наблюдается сплошь и рядом на востоке, севере и западе страны. За выступление казахов на стороне Емельяна Пугачева Екатерина II своим указом переименовала реку Жайык (в русской транскрипции – Яик) в Урал, а президент независимого Казахстана до сих пор восстановить справедливость не может. Но почему, уважаемый Олжас Омарович, такое положение дел не вызывает вашего недоумевания? Почему Вы никогда не выступаете против этого? Вы опять недоумеваете, что улица Крепость (а Вы не задумывались, почему казаки строили здесь крепость?), на которой вы родились, стала почему-то улицей Станиславского. «Хотя никакой привязанности этой улочки к великому режиссеру  не обнаружено». Режиссер-то хоть жил в годы войны в Алматы, а какую привязанность обнаружили Вы в случае с Пастером? Какую привязанность обнаруживаете в случае с Павлодаром и Петропавловском? Какую привязанность обнаруживаете многих улочек в северных городах Казахстана к людям, абсолютно не имеющим никакого отношения к казахской земле?

Через почти два месяца после декабрьского интервью Вы опять, с еще большим рвением, накинулись на национал-патриотов. «Главное достоинство доктрины ясно выражено в его названии». Так низко преклоняясь перед ней, Вы свысока, пренебрежительно отзываетесь о работе ее противников: «Да, он, кажется, называется «Концепция национальной политики». И даже успели вынести ей свой приговор: «Я бы мог проанализировать весь текст проекта, если бы существовала вероятность его принятия обществом». Вам заранее все ясно, Вы отвечаете за всех!

Затем Олжеке коснулся вопроса мононациональности. И утверждает: «Даже Россия, где более трех четвертей населения – русские, конституционно является многонациональным государством». Правильно! Потому что, если даже удельный вес русских в России составит 99 процентов, она так и останется многонациональным государством, потому что она – федеративное государство! Это закреплено в самом ее названии! Там живут народы на исконных своих землях со своими государственными образованиями. Хотя по формальным признакам, по критериям ООН, и она могла бы считаться  мононациональным государством. Но не по существу.

Кстати, далее касаясь вопроса «государствообразующей нации», Вы, мягко говоря, опять допустили неточность, утверждая «неологизм «государствообразующая нация» создан буквально на днях по типу «градообразующее предприятие». Не верится, что такой знаток истории ничего не слышал о Вестфальском мирном договоре от 1648(!) года, когда по итогам 30-летней войны в Европе границы стран стали проходить по национальному признаку. И за три с половиной века все европейские, а вслед за ней вообще все западные страны успели построить свои национальные государства. Для них это настолько давно пройденный этап, что они теперь могут себе позволить говорить о построении гражданского общества. Вот почему у них слово «нация»  означает «гражданство». Они тождественны. Поэтому не надо вводить людей в заблуждение, пользуясь своим авторитетом. Это нечестный прием. А пользование нечестным приемом должно быть ниже Вашего достоинства. Как, впрочем, для любого человека.

А Ваше утверждение о том, что «время мононациональных государств проходит» – тоже ошибочно. Наоборот, перед угрозой глобализации даже такие великие страны, как Германия и Франция, принимают все защитные меры, чтобы жить единой нацией. Вам, наверное, больше половины своего времени проводящему в Париже, лучше других должно быть известно, что во Франции запрещено употребление какого бы то ни было другого языка, кроме французского. Одна нация – один язык. Вы пробовали обращаться к французам на английском  или любимом Вами русском языке? Если да, то Вам отвечали? То-то же. Еще не оштрафовали? Не беспокойтесь, обязательно оштрафуют. 

Вы сравнивали также мононациональность со стеклом-монокристаллом. Сравнение изящное, но в корне неверное. Мононациональность нельзя сравнивать даже с гранитом-поликристаллом. Потому что кристалл – вещь мертвая, а национальность – явление живое. Как их можно сравнивать? Тем более что, как говорит А.Айталы, «многонациональность – не предмет гордости, а предмет проблем

В самом деле, не будем трогать старушку Европу, хотя в Великобритании до сих пор не решена проблема ирландцев, в Испании – басков, а во Франции с каждым годом усиливается проблема арабов. Возьмем самые благополучные страны западного полушария – США и Канаду. Испаноязычное население США уже стало головной болью самой могущественной страны мира и видимо, недалек день, когда испаноязычный Техас (кстати, отторгнутый в свое время силой штат Мексики) объявит о своем суверенитете. В еще более благополучной стране – Канаде не знают, как быть с франкоязычным Квебеком, который в конце 90-х годов чуть не отделился от Канады. Но это, наверное, тоже дело времени…   

Ладно, Вы как хотите, но мы не будем далее вести разговоры о «мононациональности». Тем более, что для превращения в «государствообразующую нацию» проценты никакой роли не играют. Если даже удельный вес коренного народа составляет меньше половины населения страны, достаточно желания и воли титульной нации. Благо, когда это понимают ее руководители. Примеров сказанному можно привести массу. Возьмем хотя бы Швейцарию – здесь испокон веков живут четыре коренных народа и существует столько же государственных языков. Хотя удельный вес одного из них – ретороманцев составляет всего лишь 0,7 процента!

 

Сулейменовское толкование

Конституции

 

Вы также вводите в заблуждение людей, когда утверждаете, «что у нас конституционно закреплено официальное двуязычие». Это – ложь! В Конституции написано, что «государственным является казахский язык», а «в государственных организациях и органах местного самоуправления наравне с казахским официально употребляется русский язык». По поводу этой самой «официальности» в свое время Конституционный совет давал специальное разьяснение, что «официальный» не дает права быть вторым государственным. Вам это должно быть хорошо известно. 

Хотя, как раз та самая «официальность» и не дает развернуться казахскому языку, вяжет его по рукам и ногам. Об этом столько лет пишут и говорят национал-патриоты, что Вам и это должно быть прекрасно известно. Но Вы опять идете против очевидных вещей и утверждаете: «Статусы казахского и русского языков так долго и подробно обсуждались специалистами, прежде чем попасть в основной закон и отдельные законы, что, думаю, недоработанных моментов в статьях попросту не осталось». На самом же деле их – уйма! 

А Ваши слова: «Сейчас пытаются ускоренно наращивать массу выражений новых понятий и реалий современной мировой цивилизации. Но люди, чтобы не отстать в конкурентной борьбе, вынуждены активней использовать языки, более приспособленные к требованиям современных профессий». Да, мы ускоренно наращиваем, потому что хотим идти в ногу со временем. А Вы бы очень хотели, чтобы мы не развивали свой язык? Дескать, «зачем, вот же он, более приспособленный и готовенький язык». Вам, Олжас Омарович, фамилия Ломоносов ничего не говорит? Да, тот самый Ломоносов, который яростно боролся против засилья немецкого языка и делал все возможное и невозможное для того, чтобы русские не пользовались готовыми, «более приспособленными языками», а сделали свой – русский язык тоже конкурентоспособным. И добились этого. Поэтому нам тоже предстоит пройти этот путь. Но Вам уже, увы, точно не быть казахским Ломоносовым!

Более того, Вы говорите о каких-то попытках искусственно ускорить победу казахского языка в соревновании с русским и приводите в пример действия чиновников Северо-Казахстанской области. Но мы ни с кем не соревнуемся, мы просто заняты своим делом и развиваем казахскую терминологию. Хотя Вы тоже вроде говорили о том же, но, начав за здравие, кончили за упокой, ударившись опять в искусственное и нечестное смешивание понятий.

Еще большей ложью является Ваше утверждение о том, что «никогда название «Казахская Республика» не существовало». Существовало, Олжас Омарович! И Вы сами родились в этой республике! Хотя с определяющим «Советская Социалистическая». А определяющее, как Вы сами понимаете, не главное. И мы имели в виду именно это, когда в «Концепции национальной политики» писали: «Республике Казахстан возвращается первоначальное ее наименование – Казахская Республика». А Вы что, хотите вместе с водой выплеснуть и «ребенка»? Может, Вы будете отрицать существование и нынешней Китайской Республики? Она ведь называется Китайская Народная Республика. И Ирана? Он называется Исламская Республика Иран. И Ливии, которая имеет длинное название Ливийская Социалистическая Народная Джамихирия? Право, Ваши попытки отрицания всего казахского становятся уже до того неуклюжими, что становится даже жалко Вас…

Ниже Вашего достоинства должны быть также такие дешевые утверждения типа: «Шум-гам (какое выражение! – авт.) затих  после декабрьского выступления президента. Он объяснил, что термин «национальное единство» не предусматривает слияния всех национальностей в единую, а речь идет о единстве народа Казахстана. И ұлт-патриоты сразу  поняли то, что было давно понятно большинству. Меня очень беспокоит то, как интеллигенция легко поддается на явные провокации. И впечатляет глубина ее прозрения после объяснения сверху».

Во-первых, до этого вы обвиняли нас, национал-патриотов,  в карьеризме. Теперь мы такие непонятливые недотепы. Непонятливые недотепы, но в то же время еще и провокаторы.

Во-вторых, «прозревших», т.е. взявших обратно свои подписи, было всего лишь двое. И этих «прозревших» народ уже презирает…

Также нечестно выглядит ваша ссылка на Финляндию, где шведов хотя всего 6 процентов, названия улиц и городов обозначаются на двух языках. Но ведь финскому языку шведский язык ничем не угрожает, тогда как угроза превращения Казахстана в русскоязычное государство очень даже реальная!  С Вашей помощью, кстати.

 

«Что важнее для определения

«настоящего казаха»?

 

Но  самые шокирующие мысли свои Вы обнародовали, касаясь вопроса национального самосознания. Вы, как всегда, «оригинальны». И как всегда категоричны: «Аул воспитывает родоплеменное сознание», а только город дает «национальное и вместе с тем интернациональное». Неужели это слова умудренного опытом политика, а не бред больного человека с воспаленной психологией? Жилы Вы хотя бы один год в ауле? Возможно, тогда Вы наверняка не стали бы вот так бредить наяву, к тому же столь безапелляционно!

Значит, весь цвет казахской нации, начиная с Ахмета Байтурсынова, которого еще при жизни величали не иначе как «рухани көсем», и кончая Мухтаром Ауезовым, уважаемый Олжас Омарович, был воспитан таким вот образом? Ведь все они вышли из аула. И только приехав в город учиться, оказывается, они «приобретали национальное и интернациональное самосознание, в меру затухающим родоплеменным?» Л.Толстой говорил: «Ум у ребенка формируется уже к 5 годам, а дальше он приобретает только опыт». Действительно, 5-летний малыш не даст Вам себя обмануть! К тому же из аула приезжают учиться в совершеннолетнем возрасте, и к 17-18 годам он уж точно состоится как человек. Особенно его национальное, а не аульное самосознание, как ошибочно утверждаете Вы, проведший всю свою жизнь в городе. Вы спрашиваете, «что важнее для определения «настоящего казаха» – уровень знаний языка (пусть даже будет уровень знания вообще – авт.) или национального сознанияКонечно же, второе, если это Вам до сих пор неясно. И это главное. Вот потому-то «образованный» город дал нам всего лишь двух выдающихся личностей – Вас, у которого уровень знаний оказался намного выше уровня национального самосознания, и Д.Кунаева. (Да простит меня дух Динмухамеда Ахметовича за то, что не бился он не на жизнь, а на смерть за интересы казахского народа, как Жумабек Ташенов, только безумная храбрость которого, заявившего прямо в лицо Хрущеву: «Тогда я подниму народ!», спасла северные 5 областей от присоединения к России, известно ведь всем. И это стоило ему карьеры – от 45 лет до выходя на пенсию он просидел на должности 4-го заместителя(!) председателя облисполкома. И это после постов Председателя Президиума Верховного Совета и Председателя Совета Министров КазССР! Вот кто действительно погорел за народ! А почему Димаш Ахметович после 1964 года не захотел помочь своему верному соратнику, таким образом восстановив справедливость, известно только ему одному…)

Да, в городе уровень знаний выше. И «аульные», отставая на старте, после окончания вузов, как правило, уходили далеко вперед. Так что, уважаемый Олжас Омарович, аульные казахи были самыми что ни на есть конкурентоспособными. Так было вплоть до 90-годов. В 1991 году, как говорили в «Малиновке», власть поменялась – вместо народной, советской социалистической пришла капиталистическая, дикая рыночная.  А такой власти народ не нужен. Причем в первую очередь ей не нужен казахский народ, особенно единый, сплоченный казахский народ. Потому и бросила она его на произвол судьбы и с 1991 года твердит: «Выживайте сами и забудьте, что правительство будет о вас заботиться. То время прошло. Мы дали вам свободу, что вы еще хотите?!» Спасибо хоть за откровенность такую…

Власть добилась своего – из народа сделали, выражаясь вашим языком, «толпу», которой легче управлять и которая с 1991 года ведет отчаянную битву за выживание. У нее нет ни желания, ни времени на что-то другое. Но даже в таких условиях он, «толпа-народ», не терял надежду, что, решив вопрос с экономикой, как и обещала, власть наша повернется наконец-то к ней лицом, что она возьмется за национальные проблемы, за казахский язык и т.д. Но получил вместо этого сюрприз в виде «Доктрины». И все те, у которых, по-вашему мнению, знание ниже, зато национальное самосознание несоизмеримо выше, пришло в движение. Кстати говоря, вопросов, как вы утверждаете, наподобие того, «что важнее для определения кто «настоящий казах» – уровень знания языка или национального сознания?», в молодежной среде не возникает. Она не противопоставляет, как Вы, одно другому. Она знает, что знание только повышает национальное самосознание и стремится к нему, несмотря на несметные трудности в виде ежегодного повышения платы за обучение (по гранту учатся только 15 процентов студентов).   

То, что Россия пытается держать Казахстан в сфере своего влияния, понять можно. Это правильно с ее точки зрения. Россия – имперская страна, а имперское мышление – именно оно, а не «племенное сознание», как воображаете Вы, – не испаряется так скоро. Особенно когда оно всеми силами раздувается нынешней властью.

Я называю это «эффектом Наймушина» по имени знаменитого гидростроителя советских времен. Он, не заканчивая одну ГЭС, начинал возводить другую на сибирских реках. Чтобы даром не терять времени на бюрократические согласовывания в коридорах власти. И Москве ничего не оставалось, как только принять его волю. Колонизаторы действуют точно по такому же принципу: сначала создают нужную им среду, после чего другой стороне приходится мириться с реальностью. На это и расчет. Пять северных областей Казахстана при Хрущеве хотели присоединить к России, но это не удалось. Зато этот план удался в другой стране – точно таким образом был оторван кусок Молдовы. Теперь Россия пытается повторить этот прием с Украиной. Недавно «Комсомолка» вышла с заголовком: «Война за Украину: и проиграть нельзя, и выиграть невозможно». Слово «война» написано без кавычек… Да, России эту войну не выиграть. Но она не теряет надежды. Зато вполне может выиграть войну за Казахстан. Опять-таки с помощью многочисленных олжасов.

Воистину, неисповедимы пути Господни! Олжабай батыр, один из полководцев Абылай хана, всю жизнь боровшийся за независимость Казахстана, защищая его от внешних врагов, перед смертью прорицал: «Мой потомок  в седьмом колене ославит мое имя на весь мир!»

Но ему, разумеется, и в голову не могло прийти, что этот его знаменитый потомок, названный в честь предка Олжабаем (Олжас – уменьшительно-ласковое слово от него), будет так яростно бороться против всего казахского, начиная с переименования улиц и кончая «Концепцией национальной политики». Казахская мудрость гласит: «Құдайға жазсаң жаз, әруаққа жазба!» В переводе: «Можешь прогневать Бога, но не смей прогневать духов предков!»

Олжеке! Никогда предавший интересы своей нации человек не находил себя в рядах другой. Одумайтесь. Пока еще есть время.

 

До того момента, когда слово «умер» в отношении Вас придется писать уже без кавычек.

 

Впрочем, это касается не только Сулейменова Олжаса, но и вообще всех других олжасов…

 

Өмірзақ АҚЖІГІТ.

 

7 ПІКІРЛЕР

  1. кешіресіз Алла оны жұмаққа қабылдадыма және ұлы қазақ жері оны қоинына алды мекен білмеисіңдерме ағайндар :aaa:

  2. Окып отырып жылагым келди. Авторга рахмет. Коркыныштысы сол ондай Алжастарга соз отпейди гой. Бул майданда улт жанашырлары тагы да женилип калмаса екен. Кайран тилим…кор болдын-ау :oilanu:

  3. Мені іріктің шірікке айналғаны қатты қынжылтады. Сонау жылдары Түркі халықтарының Евразия әлеміне әсері жоғары болғанын дәлелдеп, сілкініс тудырған Олжастың бүйтіп азарын кім білген?!

  4. Дұрыс! Өте дұрыс! Бірақ НӘН барда Олжас сарай ақыны болып қала береді. Тіпті НӘНсіз қалса да, ол енді оңала қоймас. Жүз миллиондап доллар жинап берген семейліктер «Невад- Семипалатинск» Ашық қоғамын жемқорлардың ордасына айналдыған, ал зардап шеккен халыққа бір цент те бермеген оған қарғыс айтып отыр. Бұл ақын шіркін шынында рухани алжып жүр.Әй, ем қонбас оған. Өкінішті. Мақалаға пікір қосамын.

Пікір жазу

Пікіріңізді енгізіңіз!
мұнда сіздің атыңызды енгізіңіз