Қазыбек ИСА. ПОЧЕМУ АБЛЯЗОВ ПРОТИВ КАЗАХСКОГО ЯЗЫКА ЗАОДНО С ВЛАСТЬЮ?

3
2715

                           НЕРЕШЕННОСТЬ СУДЬБЫ ГОСУДАРСТВЕННОГО                              

                                     ЯЗЫКА – НЕ ОБЕЗВРЕЖЕННАЯ МИНА

 

В то время, когда мы критикуем власть и отдельных представителей оппозиции за выступления против казахского языка, «издалека» присоединяется Аблязов к присказкам Ертысбаева, не скрывая своих помыслов. Как говорится, «в Самарканде есть у меня тетя – она вздорней, чем эта». Чтобы раскрыть Аблязова, приведем дословно отрывок из его обращения. Как будто подготовленный Ертысбаевым, повторяет заученный мотив власти за 20 лет: «Ваше требование обеспечить поддержку казахскому языку как государственному за счет отмены статуса русского языка как официального – прямой путь к обострению межнациональных отношений, усилению бегства русскоязычного населения из страны,  ухудшению имиджа нашей страны за рубежом». И дает всем известный ответ – обвиняет сегодняшнюю власть: «Вы этого хотите? Если нет, то задайтесь двумя вопросами – кто виноват в бедственном положении казахского языка и что нужно делать?».

Считающий себя опытным политиком, тем не менее, Аблязов противоречит себе. Он говорит, что в бедственном положении виновата власть. Конечно, это и без Аблязова все знают. Если не власть, то не Шаханов ведь виноват в том, что государственный язык не развивается. Несмотря на эту критику, Аблязов в своем обращении в зеркальном отражении повторяет позицию власти в языковой политике – «нельзя снижать положение русского языка, а с казахским языком – что будет, то будет».

Оказывается, если мы не будем знать государственный язык, не будем защищать национальные интересы, то за рубежом необычайно возрастет имидж нашей страны. А если будем требовать исполнения конституционной нормы – развития государственного языка, то авторитет государства сильно ухудшится… Что за насмешки?! Да пусть идут на все четыре стороны те страны, которые не уважают необходимость казахского языка на казахской земле. Как в любой развитой стране, мы говорим «скатертью дорога» тем, кто хочет уехать из страны, желающей знать государственный язык. В первую очередь как в России, которой мы стремимся подражать. Что за позор, господа Ертысбаев и Аблязов, подпевающие друг другу?

 

На два вопроса: «кто виноват в бедственном положении  казахского языка и что нужно делать?» в открытом письме 138-ми представителей интеллигенции дан исчерпывающий ответ. Виновата власть – ввела в Конституцию русский язык, ввела 2 пункт 7 статьи, который вводит страну в заблуждение. На вопрос «что нужно делать?» дан ответ: нужно убрать этот пункт! О, это хватающее за душу власти и оппозиции требование. Почему слова Ертысбаева и Аблязова не отличаются, как близнецы-братья? Почему Аблязов, обычно выступавший против власти, присоединился к ее бесчестной арии, а не к призыву национально ориентированной оппозиции? Отсюда вытекает заключение: если к власти придет русскоязычная оппозиция, то сегодняшнее положение языка, нации не изменится. Наоборот, есть опасность, что будем оплакивать сегодняшний «благоприятный» день…

Наша нынешняя критика политиков в связи с государственным языком не является оправданием их «адвокатов», которые нам не «старые противники». Мы немало винили в свое время Ергалиевых, которые кормились из рук Мухтара Аблязова, а как он оказался за границей, принялись за глаза чернить его. Может быть, поэтому Алмас Бекбердиев в статье «Тяжела и неказиста… Жизнь информационных холдингов Казахстана» («ЦентрАзия», 14.02.2011) в аналитическом обзоре многих наших СМИ написал: «Однако в последнее время газета «Жас қазақ үні» работает в интересах партии «Алға», а точнее, М. Аблязова», хотя до этого дал такую оценку: «По сравнению с другими изданиями газету «Жас қазақ үні» можно назвать поистине независимой. Владелец и главный редактор газеты – поэт Қазыбек Иса. Является членом политсовета партии «Ак жол». Несмотря на это, он не подпадает под полное влияние никакой партии или клана». А когда сегодня Мухтар Аблязов выступает в одной партии с властью против казахского языка, как может он расположить нас к себе… Или, когда после нашей критики Болат Абилов присоединился к защите казахского языка, был несколько раз номинантом «Человек года» газеты «Жас қазақ үні». Возможно, он об этом и не знал.

А настоящий характер лживой оппозиции разоблачил ее вздор о «национал-патриотах, выполняющих задание власти», ответ которому мы дали в прошлом номере газеты «Жас қазақ үні» в статье «Овладеть языком, не меняя Конституцию – это то же самое, что обучать плаванию, не заходя в воду…» (www.qazaquni.kz). Вроде известный политик, Аблязов не смог выйти из аульского стереотипа и выдал: Обращение интеллигенции «было сделано с подачи администрации президента», что можно оценить как маскировку его взглядов против национальных интересов. Если Аблязов не видел на покровительствуемом им самим канале «k+» мое интервью журналисту Касыму Аманжолу, где доступно объяснил, как дорогу слепому, что это «не задание власти» или он не понимает по-казахски, то специально для него можно привести отрывок из упомянутой статьи. «Когда перед страной прилюдно раскрылись их настоящие помыслы против национальных интересов, называющие себя оппозиционерами привычным путем прояснили, как следует замаскироваться. К несогласным с ними «оппозиционеры» применили старый прием и обвинили: «они выполняют задание власти». Эту клевету подхватили и некоторые представители интеллигенции. «Группа Шаханова, выполняя задание власти, выступили со своим обращением о языке, чтобы отвлечь внимание общества от сложных проблем, забастовки нефтяников Мангыстау и других событий». А также использовались другие различные сплетни. Даже некоторые старые политики с пожелтевшими от политики зубами не подписали обращение со словами «я думаю так», когда я лично обращался к ним. Значит, для них интересы государственного языка, интересы государства, судьба единой нации и ее честь на втором, третьем месте, в общем, не самое важное… За такие слова политиков (хоть во власти, хоть в оппозиции) об одном из главных символов Независимости – государственном языке, который каждый должен уважать, в другой стране, например, в Узбекистане, натравили бы собак…

Начиная с Касыма Аманжола, основной вопрос журналистов ко мне – это о «задании власти». Я удивился этому. Как всемирно известный поэт Мухтар Шаханов, всю жизнь поднимающий проблемы языка, нации, мог выполнять задание власти, если к нему с предложением Обращения обратился первым я? Я позвонил по телефону: «Из-за критики на русском языке в 2-3 изданиях Министерство культуры убрало основной пункт языкового законопроекта. Чтобы восстановить его, давайте мы подадим голос по этой «обжигающей» проблеме». Мұқаң, сославшись на усталость, попросил: «Тогда сам напиши текст, потом обсудим и попросим подписать интеллигенцию». Так начиналась инициатива написания Обращения. В редакции журнала «Жалын» собралась группа интеллигенции и обсудила текст обращения. Были добавлены проблемы, которые посчитали важными. Вот и все, что было. Чтобы меня не приняли за «власть», могу дать гарантий, что не было никакого образца Обращения «сверху». Если бы власть дала задание, разве выступили бы против Обращения, начиная от советника Президента и кончая последним «пером»? Вам хорошо известно, что появилось множество различных инсинуаций в адрес Шаханова. Лишь был бы повод, а обман найдется. Однако Мухтар Шаханов – не тот всем известный поэт, чтобы выполнять чье-то задание».

ВОПРОС ОБ ИЗМЕНЕНИИ КОНСТИТУЦИИ – ЭТО ЛАКМУСОВАЯ БУМАЖКА, КОТОРАЯ ПОКАЗЫВАЕТ КТО ЕСТЬ КТО

По-моему, подобострастных (рабских) сторонников языка хозяина с этого времени можно называть «орысқұл» («русораб», «русофил»). Разве смысл этого нового слова не прочитывается предельно ясно: «человек с «клеймом», который не смог расстаться с рабской психологией времен колониализма, поэтому охраняющий язык хозяина – русский язык и разговаривающий, думающий, живущий по-русски»? Поэтому на кончике языка будет появляться это слово, когда речь зайдет о таких деятелях, как Ертысбаев, Мами, Мухамеджанов, Алдамжаров, Аблязов, Абилов, Ж. Куанышалин, Ж.Мамай, М.Тиникеев, Бахыт Сыздыкова, Бибигуль Тулегенова, Дуйсенбек Накипов, А.Омарова и др., которые выступают против казахского языка и готовы умереть за русский язык. Близким по значению, синонимом «орысқұл» можно считать слово «манкурт».

Скажем, даже если кое-кого будет душить желчь: прямое значение двуличного, обманчивого «правила» власти и многочисленных «русорабов» в оппозиции «мы не против казахского языка, его надо развивать, но положение, авторитет русского языка не должен снижаться» является «мы против казахского языка, пусть умирает, а русский язык пусть здравствует». Говорящие такие слова, а также «для полного перехода на государственный язык нужно время», тем самым приравнивающие себя к ишаку Кожанасыра, «который выучит язык за тридцать лет», – это противники государственного языка и государства. Это – болтовня «русорабов», изменивших Родине! Ведь казахи не глупцы, чтобы это не понимать. Ибо невозможно равновесие на языковых весах. Чтобы казахский язык развивался и занял свое конституционное место, которое антиконституционно занято русским языком в течение 20 лет, русский язык должен уменьшиться «в весе». Это природное явление, исторический и научный закон. Без этого – одного увеличивая, другого уменьшая, невозможно идти против 100% закона весов. Это не обман страны, а обман самого себя. Страна не такая безграмотная, чтобы обмануться, особенно в наше время.

Наше требование об исключении 2 пункта 7 статьи Конституции о русском языке – это лакмусовая бумажка, которая показывает кто есть кто. Потому что разоблачает двуличие тех, кто во власти или в оппозиции плачет в жилетку «моя страна, мой язык». Вопрос «Поддерживаете ли требование национальной интеллигенции в Обращении об исключении 2 пункта 7 статьи Конституции о русском языке?» является для наших политических и общественных деятелей, представителей культуры и искусства, в целом для интеллигенции пострашнее любого привидения, монстра, снежного человека. Поэтому неудивительно избегание нашего «беспокойного» телефона, уклонение от ответа со словами «сам сообщу потом», отсутствие ответов по электронной почте, даже на sms-сообщения…

Подающий надежды молодой политик Жанболат Мамай показал свое двуличие, зеркально повторив слова Аблязова и Ертысбаевых против казахского языка. Он с «гордостью» сообщил аблязовскому порталу «Республика. инфо», знаменосцу, авангарду фронта против казахского языка, что подписал «письмо 138-ми» не читая, а если бы знал его содержание, то никогда не поставил бы свою подпись. «Моя позиция остается прежней: государственный язык развивать нужно, но не в ущерб другим языкам. Я также считаю преждевременным влезать в Конституцию и лишать русский язык официального статуса». То есть, это то самое, о чем мы сказали выше: «прямое значение двуличного, обманчивого «правила» власти и многочисленных «русорабов» в оппозиции «мы не против казахского языка, его надо развивать, но положение, авторитет русского языка не должен снижаться» является «мы против казахского языка, пусть умирает, а русский язык пусть здравствует». Безграмотность и односторонность суждений Жанболата показал его ответ на вопрос журналистки «Республики», которая «водила» его как теленка за нос: «Много раз писались подобные письма, но никогда не было такой реакции. В связи с этим можно предположить, что инициаторы письма не сами его «организовали», а стали инструментами политичес­ких спекуляций». Конечно, нельзя ведь отклоняться от «определения» вождя – Аблязова… Но, разве раньше в многочисленных открытых письмах было требование об исключении 2 пункта 7 статьи Конституции, хватающее за «самое живое место» власти и оппозиции? Это, во-первых. Во-вторых, у Жанболата, опасающегося казахских острословов, не возникает вопросов по поводу хорошо организованной атаки 5000 русскоязычных пользователей сети против казахского языка. Почему? Кроме этого, льет из пустого в порожное, повторяя ничего нестоящую, вводящую народ в заблуждение болтовню вроде «старого противника» «орысқұл» Айгуль Омаровой, ежедневную болтовню в государственных СМИ: «Вместо изменения Конституции, необходимо выпускать на казахском языке учебники, словари». Рассуждающим таким образом неужели невдомек: пока не уберут 2 пункт 7 статьи Конституции, не будет необходимости в учебниках, словарях по-казахски? Оправдывая свой хлеб, Ж.Мамай в конце концов успокоился, призвав: «Все должны присоединиться к «Народному фронту». Если Аблязов, возглавляющий «Народный фронт», превосходит своим выступлением против казахского языка власть и оппозицию, кто присоединится к фронту? Таким образом, не ставящие государственный язык на первое место, «русорабы» стремятся оправдать свое противодействие казахскому языку самым легким, бесплодно дешевым приемом: «сейчас нужно бороться с режимом». И так, наш Мамай, который не смог выйти за рамки «напева» журналистки Маргариты, в итоге оказался в плену ее «песнопений».

А вот Кыдырали Болманова, казалось бы, с казахской душой, всемерно поддерживаем за его казахские игрушки. Однако очень жаль, что создатель игрушек Кыдырали сам превратился в игрушку власти…

В 2004 году газета «Жас қазақ үні» всколыхнула общество, составив черный список депутатов Парламента и «срывая с них маску». Многие издания стали наперегонки перепечатывать этот список. Знаменитый писатель Шерхан Муртаза в издании «Егемен Қазақстан» бросил клич: «Если хочешь знать, кто есть кто, читай газету «Жас қазақ үні». Известный писатель Бексултан Нуржекеев на страницах этой главной газеты страны написал председателю партии «Ауыл» Гани Калиеву: «Не могу быть в рядах партии после того, как прочитал в газете «Жас қазақ үні» о Вашем выступлении против казахского языка» и вернул партийный билет… Газета «Қазақ әдебиеті» написала: «Газета «Жас қазақ үні» лишь одной статьей разбудила общество». И вот опять пришел период, зародив час критики, чтобы знать, кто есть кто. Еще раз зародилась большая «встряска»… опять трудная судьба казахского языка.

По сути, в незнании государственного языка гражданами Казахстана нет их вины. Потому что никто в роли государства не требует от них знания государственного языка… В этой ситуации основная вина – власти. Ведь в первые годы обретения Независимости большинство представителей других национальностей, соглашаясь с требованиями языкового закона, стали посещать курсы изучения языка, начали отдавать детей в казахские детские сады… Хорошо начатую такую тенденцию приостановила сама власть. Во время руководства правительством Карамановым в законе о языке появилось черное пятно – вышло одно постановление, снижающее роль государственного языка, что расслабило народ. А все испортил 2 пункт 7 статьи Конституции…

Есть очень хорошая пословица «Скрывающий болезнь – умрет». Скрывать, будто нет мины – она все равно взорвется. Ее нужно обезвредить. Есть только один путь – в казахской стране сделать только один казахский язык государственным! Язык межнационального общения, официальный язык – все эти функции только государственного языка. Большинство представителей других национальностей не против этого. Против только свои орысқұл-казахи во власти и оппозиции, которые не смогли овладеть государственным – материнским языком. Хватит власти обманывать страну в течение 20 лет! Нерешенность судьбы государственного языка – это не обезвреженная мина. Если ее не обезвредить, то час опасности будет приближаться. Пожертвовавшие ради чести жизнью казахи вышли на площадь во время Декабрьского восстания не с лозунгом «Мы голодны», а со словами «Мы потеряли свою честь – пострадали язык, национальные интересы». Для понимания этой простой истины для власти предержащих не надо иметь семи пядей во лбу. И для избавления от рабского характера нужна только честь и воля. Не слушая «азбуки» Аблязова, говорим представителям других национальностей: «Мы просим у вас прощения за то, что незаконно отделили вас за 20 лет от обязательного изучения государственного языка». И навстречу 20-летию Независимости необходимо сделать основной шаг. Разве с таким начинанием государство – не есть государство?! Если наша страна действительно Независимая страна, то мы должны действовать только таким образом!

                                                                                            Перевод с казахского языка

 

 

 

3 ПІКІРЛЕР

  1. Бұл әлі қызықтың басы. Қызықтың көкесі қазақша білмейтін бір мәңгүрт президент болғанда көресіңдер. Үміткерлердің ішінде қазақша сөйлей алатын бір адам жоқ.

  2. Біздің еліміздің тәуелсіздігіне 20 жыл толса да тіл мәртебесі өз дәрежесінде емес.Біздің тілге қызығушылық қазақтан басқа ұлтта басым! Тілге қарсы шығушылардың көпшілігі – өзіміздің орыстілді шенеуніктеріміз бен шала қазақтарымыз.Артық айтсақ айыпқа бұйырмаңыз Ақиқатты жасыру қиын екен!

Пікір жазу

Пікіріңізді енгізіңіз!
мұнда сіздің атыңызды енгізіңіз