Противостояние Акорды и Мухтара Аблязова вошло в новую фазу

2
1737

 

 

 

 

Мое мнение

 

Болат АБИЛОВ

Не все в порядке в королевстве

«НҰРСҰЛТАНАТ»

 

Они уже много лет, словно персонажи весёлого и комичного мультфильма Том и Джерри, настойчиво преследуют друг друга и уже не могут жить порознь.

А если серьёзно – то всё это очень печально. Разве можно представить себе такую ситуацию, если бы Казахстан развивался демократическим путём, происходила бы смена власти, и права собственности были бы незыблемы. В нашей ситуации, когда 23 года один человек не желает никому отдавать власть и хочет контролировать всё и вся. Их отношения с Мухтаром Аблязовым пережили несколько фаз развития: от сотрудничества, партнёрства и дружбы до ожесточённого противостояния.

Я думаю, что противостояние началось осенью 2001 года, когда Рахат Алиев, согласовав свои агрессивные действия «наверху», пытался отобрать «Туран Алем Банк» у Аблязова. Власть всегда раздражало независимое поведение предпринимателей и банкиров, которые сами себя сделали в лихие девяностые. Мухтар был одним из них.

Сложилась парадоксальная ситуация, когда власть не могла обойтись без новых, прогрессивных людей, но в то же время боялась их. Она настойчиво желала подчинять всех, но вызовы времени требовали определённой свободы и перемен.

К десятилетию Независимости в 2001 году такая противоречивая ситуация привела к созданию ДВК. Президент упорно не хотел прислушиваться к мнению общества и вместо диалога, компромисса, поиска каких-то возможных разумных действий, вместо того чтобы выслушать какие-то предложения, развязал репрессии.

Глава государства постоянно твердил о честных выборах, о свободных СМИ, о демократизации в Казахстане. Но все эти слова повисли в воздухе, начались жёсткие действия власти, аресты оппонентов. Галымжана Жакиянова и Мухтара Аблязова заключили под стражу, инкриминировав какие-то жуткие уголовные деяния. Их обвиняли в преступлениях, которые он якобы совершили в девяностых годах. Тогда возникает закономерный вопрос: позвольте, что же вы делали до 2002 года, ждали удобного момента?

Ясное дело, что всё было сфабриковано и высосано из пальца, а Галымжан и Мухтар получили реальные сроки.

Отсидев год, Мухтар вышел на условиях, что диктовала ему Акорда. Выйдя из заключения, он остался ни с чем, не получил назад свой бизнес. Долей, которая была у него в банке, завладели люди из Астаны. Ему не вернули ничего, более того, его лишили возможности заниматься предпринимательством.

Он мне рассказывал, что в Алматы Имангали Тасмагамбетов ему всё перекрыл, сказав: «Ты там, в книге плохо про меня написал, я теперь в Алматы тебя не пущу, и ни одного проекта осуществить не дам».

С Ержаном Татишевым у него отношения тоже не заладились, и он был вынужден уехать в Москву и там заниматься какими-то проектами.

Весной 2005 года Аблязов, договорившись с президентом, вернулся в «Туран Алем банк» и начал активно его раскручивать. Несмотря на видимое благополучие, у него оставались сложные и напряжённые отношения с главой государства.

Я думаю, что они оба хорошо понимали ситуацию и оба друг другу не доверяли. Мухтар не мог простить Назарбаеву того, через что он прошёл: наказания, унижения, тюрьмы. И власть, разумеется, понимала, что Аблязов всё это держит в голове. Это было временное перемирие, и ничего друг другу они не собирались прощать.

Само собой Мухтар занимался политикой, поддерживал и финансировал «ДВК – Алгу», оппозиционные газеты своего холдинга.

В те годы мы не раз с ним беседовали, обсуждая варианты объединения партий, но, к сожалению, ни к чему это не привело.

Власть, априори невзлюбившая независимые финансовые структуры и свободных людей, при каждом удобном моменте не упускала возможности «наклонить» неугодных, показать им «кто в доме хозяин». И такой момент наступил, когда грянул кризис 2008-2009 годов.

Что касается БТА, то борьба за «лакомый кусок» не прекращалась. «Большие люди» с Акорды требовали у Мухтара долю, чтобы он был на коротком поводке и всё время «отмечался». Я думаю, что это его не устраивало, он уже почувствовал вкус к большой политике и желал, чтобы в Казахстане она была адекватной.

Тогда в 2008 году Мухтар понимал, что банк у него в любой момент могут отнять, и он был готов к компромиссам.

Но люди, которые окружали президента и влияли на его решения – Марченко, Келимбетов, Масимов, были весьма негативно настроены по отношению к Аблязову.

Когда возникла кризисная ситуация, вместо того чтобы сесть с ним за стол переговоров и обсудить положение, убедить его, что выведенные активы надо возвращать, что банк у него никто не отберёт, власть предпочла конфронтацию и решила наказать его.

Мухтар говорил мне: «Я знаю, что они мне не доверяют, наступит момент, они снова заберут у меня банк, но это мой банк, я его создавал».

Я не адвокат Аблязова, но необходимо признать, что ошибки имели место и были выведены большие капиталы.

Но когда власть твердит, что Аблязов «увёл» деньги, хочется воскликнуть: «Кто бы говорил!» Каждый год из Казахстана «уходило» около десяти миллиардов долларов (!!!) Получается, что за годы Независимости, за двадцать с лишним лет, из Казахстана было выведено более двухсот миллиардов!

Если вспомнить 1991–95-е годы, то Казахстан набрал кредитов на четыре миллиарда долларов. Все эти деньги были банально разворованы. Люди, которые брали эти средства, их не вернули, более того, они спокойно живут и работают в Астане и Алматы. Никто из них не пострадал. Расплачивалось государство, то есть мы с вами.

Тогда в начале девяностых это были совсем другие деньги! Доллар тогда и сегодня –это большая разница, как минимум, один к пяти. Те разворованные четыре миллиарда сегодня тянут на все двадцать. Но никто за это не понёс ответственности, никого не осудили.

Сегодня мало кого интересует экономическая составляющая конфликта Аблязов vs. Акорды, она ушла на второй план, противостояние перешло в затяжную политическую стадию, и борьба идёт не на жизнь, а на смерть.

 Акорда совершает одну за другой роковые ошибки, в ярости переходя все мыслимые границы. Вот и Алму Аблязову с дочерью, похитив, привезли в Казахстан. В четыре утра приезжают тридцать или пятьдесят карабинеров в надежде задержать Мухтара. Но очевидно, он вовремя был предупреждён или просто не оказался дома.

Давайте подумаем, сколько правительство тратит денег на судебные издержки в разных странах, борясь с Аблязовым. По самым скромным подсчётам в год – около $ 200 000 000. Пятый год сутяжничества – почти $ 1 000 000 000!

Ничего хорошего это противостояние Казахстану не принесёт. Не все спокойно в «датском королевстве», постоянно разгораются скандалы, сотрясающие международные суды. Страдает имидж страны.

Посмотрите, какой абсурд – президент Казахстана судится со своим зятем. Рахат Алиев подозревается в заказных убийствах и обвиняется в рейдерстве.

Президент и Казахстан судится с Виктором Храпуновым. Тоже деньги увёл.

Чтобы была какая-то видимость «позитивчика», в Казахстане один за другим проводят помпезные PR-кампании: Евразийский медиафорум, постоянные саммиты, выставки и съезды. И вся эта пропагандистская трескотня предназначена для возвеличивания одного человека!

Тогда что за страну и систему выстроил глава государства, из которой бежит его зять, аким южной столицы, один из крупнейших банкиров, и все становятся его заклятыми врагами.

Нет, не всё в порядке в королевстве под названием «Нұрсұлтанат Аман – Есен».

«Общественная позиция» (проект «DAT» № 23 (199) от 20 июня 2013 г.

2 ПІКІРЛЕР

  1. я не политик, но Н.А.Н. прекрасно зная,что убегут дает возможность «побега» и увода денег из страны, а потом машет руками.совсем не понятно.Мне кажется, что и Мухтар,и Храпунов и Алиев перевели деньги с разрешения «самого» и выехали получив «зеленый коридор», ведь хоть плохо работают,но есть же у нас КНБ.А теперь все»плохие мальчики», очередное обман народа.

Пікір жазу

Пікіріңізді енгізіңіз!
мұнда сіздің атыңызды енгізіңіз