«Хромающая методика» как языковой парадокс

1
1287

 

В настоящее время в Казахстане можно наблюдать языковой парадокс. В последнее десятилетие увеличивалось не только количество школ на государственном языке, но и значительно возросло количество часов казахского языка в русской школе, достигнув в средних классах пяти уроков в неделю против двух-трех русского и английского. Ни один из школьных предметов не получал столь мощного допинга, как казахский язык и литература. Несмотря на такой количественный перевес, наша молодежь не заговорила на казахском языке. 

 Три кита методики


Все желающие изучать казахский язык сталкиваются с тремя основными проб­лемами. Первая – нет учебников, адре­со­ванных изучающим казахский как второй язык. Исключение, пожалуй, составляют учебники профессора Бектурова, которые нашли свою определенную аудиторию. Вторая проблема – это словари. До сих пор нет профессионально составленных словарей.
Эта проблема тянется с советских вре­мен. Например, с середины прошлого века издается научно составленный кыргызско-русский словарь К.Юдахина с послови­ца­ми, поговорками, удачными текстами – такого уровня наша лексикография не достигла и за двадцать лет независимости. Современная практическая лексико­гра­фия описывает слова на основе огромного корпуса языка, собранного из разных ис­точников. А у нас пока издаются словари на основе устаревшего словаря Х.Мах­му­дова, Г.Мусабаева середины прошлого века с дополнениями, где многие опреде­ления до сих пор иллюстрируют советскую языковую идеологию. Эта картина харак­теризует низкий уровень развития данного направления языкознания. И третья проб­лема: отсутствие адаптированной для русско­язычного читателя литературы на казахском языке.
Иными словами, в стране отсутствует четко сформулированная языковая по­литика и государственное планирование языковой политики – что и как нужно де­лать, сколько это стоит, а также слабая науч­­ная база языка и отсутствие совре­мен­ной методической базы преподавания ка­захского языка как иностранного или второго.
Для большинства населения казахский язык не является родным, несмотря на эт­ни­ческую принадлежность. Ведь родным языком является тот, на котором человек думает, говорит и пишет, а таких у нас мень­шинство. Если у обучающегося проб­лемы в базовых знаниях языка, то надо признать казахский язык для него вре­мен­но иностранным и обучать его как ино­странному. Для ясности и сравнения: возь­мите методику преподавания англий­ского и казахского языка – ее сопостав­ление и выявит все недостатки нашей не­систематичной и непоследовательной ме­тодики.
У нас ведь готова оговорка при «бук­совке» изучения языка у обучающихся: «намысы жоқ», «мәңгүрт», и далее раз­го­вор сводится к отсутствию национальной идентичности. Если бы казахская фило­лого-лингвистическая практика была тес­но связана со многими иностранными язы­ками и ориентирована на поли­лин­гвизм, мы бы давно имели высокопро­фессиональные учебники, словари, адап­тированную литературу. Наши же уче­ные-филологи владеют максимум дву­мя языками помимо казахского язы­ка, поэтому отсутствие словарей и эффективной методики является след­ствием такой ситуации.
Проблема методики обучения казах­скому языку является основной и в Цен­трах по обучению государственному язы­ку, в которых различна не только методика, но и электронные, учебные пособия, сло­вари и т.д. Отсутствие научно выверенной единой методики и качественных сло­варей, учебников, предназначенных для некоренного населения, для казахов, сла­бо владеющих языком – основная причина неэффективности этих Центров.
Низкий уровень знания казахского языка остается в самих казахских школах, о причинах которых можно лишь дога­ды­ваться – нет социолингвистических иссле­дований. Удручающее положение ка­зах­ского языка в дошкольных учреждениях: до сих пор в них нет ни стандарта, ни ме­тодики обучения языку, ибо сама методика воспитания и обучения языкам не изме­нилась с советских времен. Поэтому дети не знают казахских песен, стихов, сказок, мультфильмов, острый дефицит которых всем известен. Как и подготовленных кадров.

«Насилие» вызывает отторжение от языка


Средства, выделяемые на развитие ка­захского языка – на разработки словарей, учебников, методик, на научные иссле­до­вания и т.д. крайне малы. Зато много рас­ходуются на языковые мероприятия с их солидными премиями, на работу всевоз­можных Центров казахского языка и воскресных школ по изу­че­нию языков этнических групп, не оправдавших себя. Сколько людей прошло обучение в них и сколько из них загово­ри­ло на казахском языке? Результатов не видно.
Деньги нужно вкла­дывать в под­готовку кадров, эф­фективных учебников, сов­ременных словарей, казахское книго­издательство. Нужно разрабатывать язы­ковые программы, рассчитанные на раз­личные возрастные и этнические группы. Нужно серьезно заняться подготовкой учителей. Самое главное – к этому делу нужно привлекать молодых профессио­налов, а не «советских» кадров со старой методикой.
А как изучают казахский язык в русской школе? Фонетика, алфавит, множествен­ное число, закон сингармонизма, грам­матика, и сразу начинают «душить» сти­хами казахских классиков: задавать стихи наизусть со словами и оборотами, которых дети не изучали и самостоятельно не могут понять их смысл. Школьники механически заучивают и правила грамматики, а о раз­витии устной речи, о налаживании обще­ния, диалога между детьми заботятся еди­ницы. Т.е. должен быть коммуникативный метод. Этот метод не исключает объяс­не­ние грамматики, но грамматика препод­носится больше как инструмент состав­ления фраз и предложений, а не услож­ненные и многословные правила. А каков психологический фон занятий? Многие учителя не предлагают, а принуждают школьников учить государственный язык, периодически упрекая их в невежестве, в нежелании овладеть им. В итоге это вы­зывает отторжение от языка.
Существующие отечественные мето­ди­ки пока не являются эффективными – это зачастую большой объем информации, который трудно использовать в повсед­невной жизни, причем изложенный не самим доступным способом. И это скорее отпугивает тех, кто серьезно задумывается о том, чтобы начать изучение языка. Сов­ременные методики должны вовлекать в процесс обучения, быть яркими, удоб­ными в использовании по принципу лег­кости и игровой ситуации. И для разных возрастных и этнических групп разная, в том числе для иностранцев. Разница в ви­дении казахского языка всеми этими целе­выми группами существенная. Однако все методики должны иметь какие-то объе­диняющие звенья, которые в комплексе можно было бы обозначить как «рабо­таю­щий метод».
Для закрепления начальных знаний в языке необходимо чтобы обучающийся сам читал тексты, притом адаптирован­ные. Методологическая ошибка – это ис­поль­зование неживой лексики и старых текстов из истории или из биографий зна­менитостей. Большая часть обучающих материалов состоит из стандартных, не имеющих отношения к реальной жизни текстов из истории, неактуальных текстов писателей прошлого века, сложных сти­хотворений и т.д. Язык – это средство общения: вначале надо научить говорить на казахском языке, потом можно за­гру­жать культурной информацией в целях улучшения отдельных навыков. Боль­шин­ство людей у нас с европеизированным мышлением, и они с удовольствием про­читали бы на казахском что-то знакомое, например, небольшие рассказы из Чехова, Конан Дойля, О.Генри и т.д. Для детей: сказки Андерсена, братьев Гримм, Льюиса Кэрролла, Маршака и т.д. А после них можно и казахские сказки, фильм «Менің атым Қожа» и т.д.
Однако этот вопрос упирается в другую большую проблему – неразвитость кни­гоиздательства, детской литературы, от­сутствия реформы языка. Почему казах­ская литература для детей очень слаба? По банальной причине: из-за бедной лексики. Ибо специфика детской литературы – в знакомстве, назывании окружающего мира, а здесь очень много русизмов. На­при­мер, дома: ванна, телевизор, компью­тер, радио и т.д. На улице: троллейбус, мо­тоцикл, подъезд, тротуар и т.д. Одежда: пальто, куртка, кроссовки, туфли и т.д. Игры: большинство спортивной лекси­ки – русизмы. А они почти не используются в стихах как чужеродные языковые эле­менты.
 Не надо изобретать велосипед

Методика преподавания казахского языка в русской аудитории явно устарелая и консервативная. Современная методика обучения языкам очень развита и имеет специфику в разных странах. Однако это не мешает перенимать удачные готовые опыты, не изобретая велосипед. В част­ности, успешной и универсальной являет­ся методика обучения английскому языку.
Стандарты преподавания любого языка имеют шесть уровней сложности, начиная от начального и заканчивая свободным владением. Методики преподавания ка­зах­ского языка подразумевают весьма условное деление лишь на три уровня: на­чинающий, средний и продвинутый, без учета промежуточных вариантов знания языка. А это – нарушение логики обучения языку. В английском языке, например, в наличии учебники с адаптированными текстами пяти уровней. Первый включает в себя 400 самых часто употребляемых слов, второй – 800, третий – 1200 и т.д. Т.е. поэтапная, пошаговая система обучения.
При анализе оксфордских учебников для детей выявляется ряд фундаментальных характеристик методики обучения. Это непринужденная игровая ситуация с ис­пользованием красочных иллюстраций, «картинная», образная подача значений слов, несложные диалоговые конструкции, простые и интересные ребусы, заучивание легких стихотворений в основном в пе­сен­ной форме, творческий подход в изучении слов, интересные жизненные ситуации в маленьких рассказах и т.д. Даже грам­ма­тика отчасти подается в игровой, иллюс­трированной форме.
Если взять за основу учебников казах­ского языка оксфордские оригиналы, а некоторые конструкции из них даже ско­пировать, подтянуть к работе детских писателей, переводчиков, высокопро­фес­сиональных лингвистов, методистов, то можно снять проблему «хромающей мето­дики» и языкового парадокса. Заодно разрешить проблему с обучающими мате­риалами с привлечением современных писателей и поэтов для составления текс­тов и стихотворений по темам из нашей повседневной жизни, адаптированных для европеизированного восприятия.
Дастан ЕЛЬДЕСОВ,
[email protected]

1 Пікір

Пікір жазу

Пікіріңізді енгізіңіз!
мұнда сіздің атыңызды енгізіңіз