Как можно развивать язык без науки?

1
1699

         Митинги и акции в поддержку государственного языка, проводимые в последние годы его сторонниками во главе с Мухтаром Шахановым, выявили интересную особенность. Во-первых, в этих акциях не участвовали казахские лингвисты, ученые языковеды, во-вторых, в Обращении (резолюции) участников не звучали чисто лингвистические, научные проблемы. В силу разных причин научная основа языка осталась не только неразвитой (с советских времен) – ее современные проблемы малоизвестны обществу. В казахской лингвистике серьезно не исследованы не только фундаментальные вопросы, но самые насущные, повседневные проблемы языка.

Без статуса языка
нет его корпуса и наоборот
С приданием казахскому языку статуса государственного языка его роль в рес­публике значительно повысилась, обес­печивая законодательным правом ис­пользоваться во всех функциях и сферах общения. «Язык государственный – язык, использование которого законодательно предписано в официальных сферах об­ще­ния» (Краткий этнологический словарь. Под ред. Н.П. Пищулина. Москва: ИНПО, 1993). Казахский язык становится одним из государственных символов и средством государственной и национальной иден­тификации.
Статусному положению языка, полити­ческим и законодательным мерам должно быть соответственное сугубо лингвис­ти­ческое наполнение, и в этом плане появи­лась проблема корпусного планирова-­
ния – попытки стандартизировать, упорядочить и систематизировать язык. Т.е. статус языка предполагает соот­вет­ствующий корпус языка.
Под корпусом языка понимается «сте­пень кодифицированности, наличия или отсутствия письменности и литературной нормы, включая нормы устной и пись­менной речи – орфоэпические, орфо­гра­фические, грамматические, уровень меж­диалектной консолидированности, фак­тор литературной, фольклорной и линг­вокультурной традиции» (Словарь линг­вистических терминов. Назрань: Изд-во «Пилигрим». Т.В.Жеребило. 2010). В пос­леднее время под корпусом языка по­ни­мается и информационно-справочная система, основанная на собрании текстов на некотором языке (в электронной фор­ме). Туда попадает то, что считается харак­терным для данного языка. Должны быть представлены все жанры: художественные, нехудожественные тексты, юридические, публицистические и т.д. Если нужно се­рьезно изучать язык, то для этого нужен корпус.
Другими словами, это реальное сос­тояние и функционирование языка в жизни общества, государства, его функ­циональные возможности. Формирование национального корпуса языка стала проб­лемой во многих республиках после рас­пада Советского Союза, потому что госу­дарственному статусу языка могут соот­ветствовать лишь кодифицированные (нор­мированные) языки.
Национальный корпус создается линг­вистами (специалистами по так назы­вае­мой корпусной лингвистике, быстро раз­вивающейся современной области язы­ко­знания) для развития языка, науч­ных ис­следований и обучения языку. Боль­шинство крупных языков мира уже имеет свои национальные корпуса (разли­чаю­щиеся по полноте и уровню научной об­работки текстов). Общепризнанным об­разцом является, в частности, Британский национальный корпус (BNC).
Создание национального корпуса на­прямую зависит от функциональности языка. Это можно проиллюстрировать на примере советского периода, когда посте­пенное сокращение функций казахского языка, снижение его статусного положения привело к ухудшению корпуса языка, сни­жению возможностей корпусного пла­нирования.
С приходом советской власти казах­скому языку был придан статус государ­ственного языка. Декретом КирЦИКа от 22 ноября 1923 года «О введении дело­производства на киргизском языке» органам на местах предлагалось ввести
с 1 января 1924 года казахский язык в делопроизводство учреждений уездов и волостей, населенных преимущественно казахами. В смешанных по национальному составу уездах и губерниях ведение дело­производства предусматривалось на русском и казахском. Именно в этот пе­риод наблюдались расцвет казахской литературы, развитие лингвистки, обога­щение словарного фонда языка, функ­ционального, стилевого разнообразия и т.д. В принятой в 1937 году Конституции КазССР уже не было статьи о государ­ствен­ном языке, ибо де-факто им стал русский язык.

Пестрота как основной
признак языка

Внимательное отслеживание языковой компетенции представителей разных со­циальных слоев, которых мы слышим на улице, с экрана телевизора, в учебной аудитории, в государственных органах и т.д. оставляет удручающее впечатление. Сложилась парадоксальная ситуация: при росте носителей языка идет снижение его качества, что противоречит статусу языка.
К кодифицированным формам языка относятся литературный язык, термино­логия. Основным признаком литератур­ного языка является нормативность. А у нас порой даже языковеды, переводчики испытывают затруднения при написании не только терминов, но и «обычных» слов, специализированного текста на казахском языке. Дело дошло до того, что из-за нека­чественного перевода не ратифицируются законопроекты!
При попытке расширения функций казахского языка, в частности в законо­да­тельной сфере, в парламенте испыты­вается нехватка профессиональных юрис­тов, переводчиков, языковедов, потому что имеются затруднения при написании терминов, стилистического оформления текста на казахском языке. По этой причи­не нередко не ратифицируются законо­проекты из-за некачественного перевода.
В связи с данной проблемой увеличи­вается количество не вступивших в силу меж­дународных до­говоров, поскольку до их ратификации нео­бходимо внести изме­­нения в тексты между­народных до­говоров путем обмена нот с договари­вающейся стороной. Речь здесь идет о переводе. Написание первоначального оригинала на государственном языке породило бы еще большие трудности, поэтому на казахском языке приняты мало законов. «Настало время готовить законы на государственном языке, начиная с под­готовки их кон­цеп­ции. Мне горько, что я являюсь членом межведомственной зако­нотворческой комиссии Министерства юстиции! Я соб­ственными глазами вижу, что все плат­формы и заключения обсуж­даются на русском языке. Ни один зако­нопроект не обсуждался на государ­ствен­ном языке!», – сказал сенатор Серик Акыл­бай (Законо­проекты не ратифици­руются из-за пере­вод­чиков. www.altyn-orda.kz, 06.04.2012).
Этот пример свидетельствует о слабости процесса формирования корпуса языка, который не соответствует его статусному положению: корпусное и статусное пла­нирование должно иметь дос­та­точный уровень синхронизации. Отсутствие единой литературной нормы, стан­­дар­тизации говорит о необходимости разра­бот­ки корпусного планирования, систе­матизации терминов, концепции языко­вой реформы, расширения теоретической базы казахского языка соответственно его статуса.

Все дороги ведут к науке
Такого же мнения и сами казахские линг­висты. О проблемах научной основы языка и переводов говорит старший науч­ный сот­рудник Института языко­знания им. А.Бай­турсынова Га­лым­жан Ермекбай: «Принимаемые меры, мероприятия языко­вой политики за годы независи­мос­ти в государственных органах, об­ществен­ных организациях не дают ожи­даемого ре­зультата. Основная причина лишь одна – эти меры не прошли научной экспертизы, нет научного обоснования, что они нужны именно в это время, в та­ком порядке, в таком объеме. Мы не хотим понимать, почему наши меры не дают результата, чтобы все усилия пустить на развитие науки. В данном случае – это упущенное драгоценное время и бро­шенные на ветер бюджетные деньги. В первую очередь необходимо открыть научно-исследовательский центр для исследований языковых проблем, прев­ратить казахский в язык науки, экономики и т.д., разработать и совершенствовать термины, издать разнообразные словари, определиться с основным лексическим составом. Только после этого то, о чем мы много говорим: обучение, школа, азбука и административные меры. Известно, хороший перевод делает подготовленный переводчик. Сегодня лишь небольшой процент переводчиков – хорошие спе­циалисты. Хотя переводчик близок по специальности к филологу, однако без соответствующей подготовки трудно стать хорошим специалистом. У нас нет базы для подготовки переводчиков – научной теории перевода, нет учебников, даже нет материалов для прочтения полного курса лек­-
ционных занятий. Иными словами, нет знаний о прямом переводе» (Тіл: барлық жол ғылымға апарады. www.aikyn.kz, 19.06.2010, вольный перевод – Д.Е.).
По этой причине государственные программы развития языков не достигают своих целей и результатов. При обсуждении последней программы исследователь социолингвистических процессов в Казахстане, профессор Ба­хытжан Хасанов заявил о том, что этот документ не прошел социолингвис­ти­ческую экспертизу, не изучен лингвистами. Иными словами, и эта программа так и останется программой, а не руководством к практическому ее осуществлению.
У нас отсутствуют большие исследо­вания о последствиях советской языковой политики, двойной смены графической основы казахского языка, о проблемах русских заимствований в казахском языке и научного их разрешения, о путях выхода из языкового кризиса. По этой причине нет ответа на простой вопрос: нужна ли языковая реформа, если да, то какая, в каком направлении, в каком объеме, в какие сроки? Языковеды, зная причины болезней языка, не предлагают реальные ре­цепты их лечения, не говорят о необ­ходи­мости языковой реформы.
Отсутствие единой литературной нор­мы говорит о слабой научной базе языка. Корпус языка определяют, прежде всего, лингвисты. Казахский язык с его тяжелым грузом прошлого остался не только без ре­формирования. Отсутствует его основа – концепция языковой реформы, теоре­тическая база оздоровления языка. За 20 лет независимости казахская лингвистика не предложила какие-либо заметные нововведения, кроме определенного количества новых слов и терминов.
На данном этапе необходима целена­правленная и продуманная работа по корпусному планированию казахского языка для достижения соответствия юри­дичес­кого статуса языка, реального функ­цио­нирования во многих сферах. Кор­пусное планирование языка охватывает множество лингвистических мер – это разработка новых терминов, понятий, поддержание норм казахского языка (культура речи), разработка юридического, медицинского, технического и др. текста, достижение научных способов заимст­во­ваний. Кроме этого еще преодоление последствий структурного проникновения («языковой интервенции») русского языка, структурное обогащение языка, его стилей, проблема стандартизации, адап­тации его к новым более широким комму­никативным потребностям, социальным функциям и др.
Дастан ЕЛЬДЕС 
[email protected]

1 Пікір

  1. Дастан! Мен сенің жазған-сызғандарыңды оқып жүрем. Рас айтасың, ғылым тілін дамытпайынша, тіліміз толықтай мемлекеттік тіл бола алмайды. Бірақ сен айтқандай, бұл бағыт бойынша түк істелмей қалған жоқ, керісінше қазақша ғылым тілін дамыту үшін тәуелсіздігіміздің алғашқы жалдарынан бері біршама іс атқарылды. Алайда 70 жыл бойы сіңірілген құлдық сана нақты ғылымдар мен жаратылыстану және медицина сияқты ғылымдардың қазақша дамып, өріс алып кетуіне зор кедергі болып келеді. Күні бүгінге дейін аталған ғылымдардың 90%-дан астам диссертациясы орысша жазылып, орысша қорғалып келеді. Қайсыбір орысша жазатын ақын-жазушыларымыз секілді қазақ ғалымдары да өз еңбектерін орысша жазып, өз әлеуетін (потенциялян) орыс тілін дамытуға арнап жүр. Сөйтіп өздерінің орыстардың «рухани құл» болып жүргендерін сезер емес.Қысқасы қазақша жазылған ғылыми мәтіндер көбеймейінше, ғылым тілінің өз бетімен дамып кетуі мүмкін емес. Ал сөздіктердегі сөздер (қазақша ғылыми терминдер) әйтеуір бер ғылыми мәтінде қолданылып, ғылыми айналысқа түспесе, өлі дүние болып қала береді.

Пікір жазу

Пікіріңізді енгізіңіз!
мұнда сіздің атыңызды енгізіңіз