Когда будет настоящая реформа образования?

0
2022

В своем Послании народу Казахстана «Казахстанский путь – 2050: Единая цель, единые интересы, единое будущее» Глава государства Н.А. Назарбаев остановился на необходимости модернизации всей цепочки образования. В частности, он отметил: «Все развитые страны фимеют уникальные качественные образовательные системы. Нам предстоит большая работа по улучшению качества всех звеньев национального образования».

Не все благополучно

Это обращение еще раз свидетельствует о том, что в образовательной сфере не все благополучно. В этой связи мы взяли интервью у доктора исторических наук, профессора, директора ОФ «Согласие народов» Зиябека Кабульдинова.
– Действительно, несмотря на небольшие позитивные изменения в сфере образования в Казахстане, начиная со средней школы и завершая поствузовской системой, у нас постепенно нарастает серьезный и системный кризис. К сожалению, за 23 года независимости мы так и не сумели вытащить образовательную сферу на тот уровень, на которую требует наша динамично развивающаяся страна.
– Зиябек Ермуханович, справедливости ради давайте все же начнем с небольших, но все же положительных сторон нашей «реформы».
– Да, Вы правы. Глава государства Н.А. Назарбаев практически с первых лет независимости обращает особое внимание и прилагает максимум усилий для коренной модернизации всей образовательной системы, особенно высшей школы, так как от его позитивного развития зависит успех почти всех остальных сторон жизни нашего общества. Открыт «Назарбаев университет», являющийся сегодня настоящим флагманом отечественной высшей школы.
К подготовке магистрантов и докторантов Ph.d привлекаются высококвалифицированные зарубежные профессоры в качестве соконсультантов из ведущих вузов мира. По президентской программе «Болашак» ежегодно десятки и сотни преподавателей повышают свою квалификацию, около трех тысяч молодых людей обучаются в зарубежной магистратуре и докторантуре. К концу каждого календарного года 200 лучших преподавателей вузов получают президентские гранты по 20 тысяч долларов США. Вводится практика двухдипломного обучения.
Студенческая молодежь стала мобильной силой, получившей возможность обучаться практически в любом уголке земного шара, набирая нужные для этого кредиты. Быстрыми темпами растут расходы на высшую школу и науку. По инициативе Главы государства Н.А.Назарбаева принята беспрецедентная программа «Студенческое жилье», призванная в корне улучшить ситуацию с острой нехваткой студенческих общежитий. Принят абсолютно новый, адаптированный под современную индустриально-инновационную программу, закон «О науке».
К сожалению, нам сегодня всего-то не хватает умелых менеджеров во всем, в том числе и в образовании…
– А теперь о каких «негативах» в средней общеобразовательной школе вы имеете в виду, не позволяющих нам сегодня вырваться в лидирующие позиции в мире?
– Да, если с формальной точки зрения нашим ведомством уже предпринят ряд мер, то внедрение содержательных сторон, осуществления глубинных реформ, конечно же, ждут своего окончательного разрешения до сих пор.
Для начала отметим, что сегодня учителя школ, особенно в городах, являются наиболее незащищенными работниками бюджетных организаций. Сельские учителя как-то выходят из положения, дополнительно подрабатывая на личном подсобном хозяйстве… Как может молодой учитель прожить на 35-40 тысяч тенге в Астане? Если к тому же у него нет, как правило, своего жилья.
Поэтому усредненный «портрет» среднего городского молодого учителя весьма удручающий и незавидный: преимущественно пол учителя – женский, так как честолюбивые наши мужчины за такие «гроши» на подобную работу не пойдут, возраст – 22-35 лет. Скорее всего, наш «герой» не имеет своего жилья, к тому же – он иногородний.

Как столица осталась без педвуза

– А наши чиновники от образования радостно рапортуют о том, что мы чуть ли не входим в «десятку» самых лучших стран по итогам международных школьных олимпиад…
– Это, скорее всего, исключение из правил. Это могут быть талантливые дети с сильных школ, которых весьма мало и недостаточно не только в стране, но и даже в столице. В столице складывается очень нехорошая тенденция, когда скоро мы вообще не найдем хороших школ и хороших учителей, за исключением, пожалуй, школы для одаренных детей «Зерде», казахско-турецких лицеев, НИШов…
– Вы хотите сказать, что слабеют и средние общеобразовательные школы в самом центре Евразии…
– Совершенно верно. Сегодня дорабатывают последние учителя – выпускники советских педагогических институтов, а также идет мизерный приток талантливых учителей с регионов, а дальше – полнейший «швах»!
Дело в том, что в 1962 году в Целинограде, где численность горожан составляла 128 тысяч человек, был своевременно открыт Целиноградский педагогический институт, в 1967 году названный в честь С.Сейфуллина.
К середине 90-х годов минувшего века был ликвидирован этот флагман и «кузница» подготовки педкадров с высшим образованием, когда он слился с Целиноградским инженерно-строительным институтом, образовав Евразийский национальный университет. А дальше история понятна – значительная часть педагогических специальностей была также ликвидирована в составе уже ЕНУ. Этого требовал взятый курс на создание классического и элитного университета и тогда, конечно же, пожертвовали педагогическими специальностями…
Сегодня численность столичных жителей уже составляет почти без малого 900 тысяч человек – увеличение астанчан за эти годы произошло почти в 6 раз! А Пединститута в Астане как не было, так и нет, хотя таких учебных заведений по логике должно быть аж …шесть! В любой уважающей себя столице мира есть свои педагогические институты или университеты…
– И кто же тогда обучает наших детей? Каким же образом идет комплектование учителями столичных школ?
– На наш взгляд, существует ряд каналов по …хаотичному и бессистемному формированию и пополнению корпуса столичных школ.
Первый канал поступления школьных учителей – это когда к нам идет выпускник-заочник, подготовка которого в стране стала «притчей во языцех» и оставляет желать лучшего да так, что с 2007 года, например, Евразийский университет был вынужден закрыть эту форму подготовки как весьма не эффективную.
Второй канал «поставки» «сеющих доброе и вечное» – это выпускники частных вузов. Не хотелось бы все частные вузы мазать одной краской, но, в целом, подготовка выпускников в частных вузах находится на весьма неудовлетворительном уровне. Мы еще помним, что прежний министр образования и науки Б.Жумагулов развернул самую настоящую войну по закрытию или сокращению частных вузов ввиду их неэффективности. Зачастую там и слабая материальная база, низкая заработная плата, куча сторонних «подработчиков» с разных государственных и национальных вузов, преподающих «галопом по Европе», «конвейером». Самое интересное: там обучается, как правило, слабый выпускник школы.
Третий канал прихода в столичную школу «народных просветителей» – это выпускники региональных педвузов, которые априори со слабой подготовкой, потому что они поступали в эти вузы зачастую из-за «корочки». Сюда они шли со слабым проходным баллом на ЕНТ, установленным из-за того, что сильные абитуриенты сюда, как правило, не идут из-за непрестижной профессии учителя.
Четвертый канал – это выпускники педагогических специальностей региональных и столичных вузов, обучавшихся на платной основе. Этот контингент тоже изначально слабый.
Пятый канал – это выпускники отечественных университетов, получивших специальности «научного» направления – физики, химики, биологи, историки, математики, которые не имеют достаточной педагогической подготовки. В их учебных планах мало часов по методике обучения, практически нет достаточного количества педагогической практики…
Поэтому кого много в Астане, так это репетиторов. Школы постепенно теряют доверие наших граждан. Что греха таить: я тоже был вынужден нанимать репетиторов по целому ряду дисциплин для своих детей. Существует острая нехватка квалифицированных учителей рисования, пения, истории… В Астане только 12 % учителей умеют пользоваться персональным компьютером и Интернетом…
А общий итог с качеством обучения в столичной школе и не только – не совсем радостный и радужный.

Почему ректоры и деканы убегают от занятий

– А как обстоит дело со школами в ведущих странах мира?
– Самое главное, у них весьма высокая заработная плата и этим все сказано. Поэтому-то там учителями школ работают преимущественно мужчины. Кстати, учитывая высочайший статус школьного учителя в Европе, Уинстон Черчилль говорил: «Школьные учителя обладают властью, о которой премьер-министры могут только мечтать». Кстати, в той же России, «объятой» зарубежными экономическими санкциями, до сих пор сохранился ранний выход учителей на пенсию в возрасте 42-45 лет при условии наработки стажа работы в 25 лет. Все еще существует полный соцпакет в виде оплаты государством коммунальных услуг.
– Почему с каждым годом растет число молодых людей, пожелавших получить высшее образование за рубежом. Например, тысячи и десятки тысяч наших абитуриентов почему-то выбирают не отечественные, а российские, малазийские, турецкие вузы…
– Безусловно, накопившие проблемы в сфере отечественного образования и науки не перестают волновать каждого представителя отечественной школы и высшего образования, неравнодушного к судьбе Отечества. Не перестаю об этом думать и я, получивший образование в одном из российских вузов и побывавший в ведущих университетах почти 10 стран мира и прошедший почти все ступени работника высшей школы.
Действительно, клубок проблем, накопившихся в школе, автоматически и «рикошетом» бьет по системе высшего образования. Две стороны главной цепи – школа – вуз – с каждым «оборотом» и шагом оказывают негативное влияние друг на друга. Слабый выпускник школы идет в вуз, слабый выпускник вуза идет в школу, производство, систему государственного управления, социальную сферу, здравоохранение и культуру…
Что касается поиска путей и механизмов улучшения качества работы отечественных вузов, то, на мой взгляд, необходимо быстро предпринять несколько экстренных шагов, способных быстро вывести его на передовые рубежи.
Первый шаг. Как и в большинстве ведущих европейских, американских и азиатских вузов необходимо ввести почти полную автономию управления. Эта мера обеспечит свободную траекторию поступательного движения в выборе наиболее оптимальных путей качественной подготовки специалистов в условиях рыночной экономики, когда выживает и побеждает наиболее сильные и самостоятельные вузы, сумевшие легко и быстро адаптироваться к региональным и мировым спросам на квалифицированных специалистов. Максимум самостоятельности и свободы выбора во всем. Но при высокой степени ответственности перед коллективом вуза, обществом и государством. Без кучи бумажной рутины. Без диктата научно-образовательного ведомства.
Второй шаг. С целью лучшего управления вузами необходимо срочно ввести элементы выборности ряда ключевых должностных лиц, куда обязательно должны быть включены такие субъекты высшей школы, как заведующие кафедрами, деканы, проректоры и ректоры: первых выбирает профессорско-преподавательский состав кафедры, вторых – весь факультет, третьих – все университетское научное сообщество путем тайного голосования с альтернативными кандидатурами. Эта мера позволит обеспечить стабильность, устойчивость, формирование собственных традиций, финансовую и другую прозрачность в деятельности того или иного вуза, исключив любые возможности для коррупционных и иных нарушений. А сегодня значительная часть всех этих «важных» субъектов вузов – лица неавторитетные и не пользующиеся уважением своих коллективов. А этот фактор весьма негативно влияет на морально-психологическую атмосферу и климат в вузах.
Третий шаг. Сегодня в отечественных вузах годовая нагрузка у ППС, особенно простых преподавателей и старших преподавателей составляет до 600 часов. В таких условиях трудно обеспечить высокое качество обучения. Педагогу высшей школы не хватает времени на нормальную подготовку к учебным занятиям. Ему недостает времени для занятия наукой, подготовку статей и монографии, проведения научных экспериментов, подготовки своей научной школы. В существующих условиях ему некогда издавать учебные пособия и учебники, которых в больших количествах не хватает нашим студентам, особенно в казахских группах обучения.
Поэтому-то значительная часть докторов наук, профессоров, академиков пытаются перейти к внеаудиторным занятиям, к руководству одними магистрантами и докторантами. «Убегают» от проведения занятий и ректоры с проректорами. Не отстают от них и деканы. Лично я сам тоже не изъявляю особого желания на проведение учебных занятий на такую зарплату и с такой адской аудиторной нагрузкой. Я думаю, что не выдержал бы этой «нагрузки» и наш министр, если когда-то решится на проведение открытых лекции на доцентскую или профессорскую зарплату и нагрузку. И в итоге значительную часть лекции ведут неостепененные старшие преподаватели и молодые кандидаты наук и доктора философии.
К примеру, в Болгарии, которую мы в советское время не считали «заграницей», в Софийском госуниверситете им. Св. Климента Охридского годовая нагрузка профессора составляет всего лишь 180 часов, а в соседнем частном Новоболгарском университете, который считается самым ведущим вузом этой страны – 120! Такая же ситуация и в большинстве европейских вузов, в частности, в Кардифском университете Великобритании годовая учебная нагрузка составляет всего около 100 часов в год. При этом они имеют отдельные и просторные кабинеты и по одному ассистенту.
Здесь «зарыта собака качества». Поэтому экстренно необходимо уменьшить годовую нагрузку ППС наших вузов в 2-3 раза.

Наши беды: учебники, зарплата и лишние предметы

Четвертый шаг. Мы перешли к одиннадцатилетке и планируем в ближайшие годы сделать очередной шаг в сторону двенадцатилетнего обучения. Но не совсем поняли чем, какими новыми дисциплинами заполнить дополнительно появившееся у них на последнем году школьного обучения время. Нынешний одиннадцатый класс преимущественно занимается подготовкой к ЕНТ. А не лучше ли это время заполнить теми общественно-политическими и общеобразовательными дисциплинами, которыми мы не совсем эффективно заполнили и перезагрузили практически весь 1 год обучения в вузе. Более того, ряд дисциплин в высшей школе дублируют предметы общеобразовательной школы.
К тому же, в расписаниях вузов Европы и Америки нет предмета «физвоспитание», которым загружен у нас 1, 2 и 3 годы обучения. Там любой, желающий вести здоровый образ жизни, записывается в многочисленные спортивные секции или занимается физической культурой и спортом самостоятельно, для чего у них в избытке имеется необходимая спортивная инфраструктура: бассейны, спортивные залы, теннисные столы, огороженные спортивные площадки, корты, квалифицированные тренеры и т.д.
Не совсем выдерживает критики и на наличие в классических университетах военных кафедр, которые, в свою очередь, также «забирают» у студентов лишний день в неделю на 1,2 и 3 курсах в течение двух с половиной лет. Не секрет, что значительная часть студентов этих «кузниц военных кадров» используют военную кафедру для того, чтобы «увильнуть» от армии и в войска абсолютное их большинство не попадают. Не трудно это проверить. По данным независимых экспертов, в Министерстве обороны закрепляются и доходят до пенсии не более 5 % «сержантов и офицеров», вышедших из подолов военных кафедр.
Поэтому следует разгрузить 1 курс вуза, особенно классические университеты, от непрофильных, общеобразовательных и дублирующихся дисциплин, а также физвоспитания и возможно – военной кафедры и при этом все высвобожденное время заполнить дисциплинами, нужными для освоения выбранной специальности. Тогда мы сможем получить более квалифицированного специалиста.
Пятый шаг. Нужно поднять заработную плату преподавателей вузов в несколько раз. В институтах и университетах имеется немало квалифицированых професоров, которых мы можем скоро потерять, заработная плата которых при одной ставке сегодня едва доходит до 700 долларов. Например, в Турции зарплата профессора составляет не менее 2000 долларов США. В Иордании, у которой почти нет своих полезных ископаемых и даже воды, профессор получает до 4000 долларов.
Эта мера будет стимулировать приток в страну лучших профессоров из стран СНГ, «болашаковцев», которые пока не хотят работать в этой сфере из-за очень низкой заработной платы, а также опытных педагогов – пенсионеров из государств с развитой системой высшей школы: Японии, Малайзии, Сингапура, США, Южной Кореи, Великобритании, Швеции, Австралии. В вузы вернутся и те талантливые ученые, которые когда-то ушли в бизнес, госструктуры и т.д.
Шестой шаг. В казахских группах обучения большинства вузов страны сложилось катастрофическое положение с обеспеченностью книгами: по оценкам ряда экспертов, обеспеченность учебными пособиями и учебниками по специальностям естественно-технического и инженерного направлений составляет не более 5-10 %, не считая, конечно, учебников по истории Казахстана, философии, педагогике.
Поэтому на системной и централизованной основе следует издавать учебники на казахском языке. Однозначно возрастет число казахских групп в вузах, повысится качество обучения в них. Мы прекратим подготовку «полуспециалистов». По такому же механизму можно издавать недостающие учебные пособия и учебники на русском и английском языках.

Когда будет рефома образования?

В этой связи весьма поучителен опыт алашской интеллигенции, которая искренне болея за народное образование, по зову сердца взялась за подготовку тех или иных учебников: в 1921-1922 годах А. Байтурсынулы, будучи комиссаром народного просвещения, просит видных деятелей казахской национально-демократической интеллигенции написать ряд учебных пособий и учебников: М.Жумабаева – педагогику, Ж.Аймаутова – психологию, К.Кеменгерова – историю, С.Ходжанова и М. Дулатова – математику, Е.Омарова и Т. Шонанова – казахский язык, Х. Досмухамбетулы – зоологию, К. Сатпаева – алгебру и т.д. А мы, имея десятки и сотни тысяч ученых и педагогов, не можем повторить опыт немногочисленной группы истинной национальной интеллигенции, некоторые из которых не имели даже высшего образования!?.
Седьмое. Надо пересмотреть условия приема в магистратуру и докторантуру. Скоро мы получим и горе-ученых и педагогов высшей школы, не владеющих английским языком и сегодня рекрутируемых из числа с не очень высоким стартовым уровнем. Если сегодня МОН РК принимает у них экзамен по иностранному языку на весьма слабом организационно-контрольном уровне, то спецпредмет «принимают» сами кафедры, когда фактор субъективности заметно возрастет.
Восьмое. Срочно надо пересмотреть положение о ежегодном подведении итогов конкурса «Лучший преподаватель вуза» с вручением гранта в 20 тысяч долларов США. Этот конкурс проводится с 2005 года и ее обладателями уже стали 2600 человек. С такими темпами существует вероятность того, что скоро самые неспособные и неквалифицированные преподаватели станут «лучшими», и дальше дискредитируя систему ценностей высшей школы.
– Зиябек Ермуханович, а сумеем ли мы провести эти нужные изменения?
– Конечно, если будет политическая воля руководства страны и способность и желание нашего ведомства что-то кардинально менять в нашей закостеневшей и унылой жизни. Сильная президентская власть с мощными административными рычагами, высокий уровень развития экономики, относительно небольшая численность населения страны, активная интеграция наших вузов в мировое научно-образовательное пространство, традиционная сильная тяга казахов, да и всех казахстанцев к получению качественного образования позволит в корне и без серьезных проблем быстро изменить существующую ситуацию и вывести отечественные школы и вузы на передовые рубежи. Деньги на эти изменения можно найти.
Кстати, еще: надо заметно поднять зарплату сотрудников МОН РК, особенно молодых и рядовых. В противном случае, скоро и там не окажется людей, способных ввести эти нужные изменения. Они тоже сидят с низкими зарплатами, молодежь – без квартир, не имея возможности даже устраивать и свою личную жизнь, и часто работая допоздна…

Айдын Ырысбекұлы

Пікір жазу

Пікіріңізді енгізіңіз!
мұнда сіздің атыңызды енгізіңіз