ФИРМЕННОЕ БЛЮДО АМЕРИКАНСКОЙ ДЕМОКРАТИИ В ПАРТИЙНОЙ КУХНЕ КАЗАХСТАНА

1
1294

1 июля 2011 года в гостинице «Интерконтиненталь – Анкара» прошел круглый стол на тему «Политические партии и Парламент в Казахстане». Организаторами выступили Национальный демократический институт (НДИ) и Фонд имени Фридриха Эберта (ФФЭ). Стол как стол, хотя с обедом в ресторане. Впрочем, выступления интересных докладчиков под разным соусом и политическим наполнением были с явным преобладанием острого оппозиционного винегрета. Достаточно сказать, что против одного Санжара Бокаева от «Нур Отана» были Владимир Козлов, Петр Своик и Сергей Дуванов при нейтральной позиции ведущего Досыма Сатпаева. Горький перец оппозиции, видимо, отпугнул заявленное участие в этом мероприятии советника президента Ермухамета Ертысбаева и секретаря НДП «Нур Отан» Ерлана Карина.

 

Тайное оружие
оппозиции
Как ни странно, немало перца было не только в докладе Санжара Бокаева и выступлении сенатора Гани Касымова, но и в речах гостей и организаторов круглого стола. Возможно, для улучшения аппетита перед «фирменным блюдом». Например, генеральный консул Германии в Алматы Геролд Амелунга отметил отсутствие эффективной оппозиции на прошедших президентских выборах. Сказал и о коррупции, как примера дестабилизирующего элемента в будущем: «Однопартийная система является тем фактором, который не позволяет эффективно с ней бороться».
Заместитель председателя АГФ «Нур Отан» с ходу заявил о кризисных явлениях в партийной системе, невысоком уровне доверия избирателей к партиям, отсутствии конкуренции внутри партии, стагнации многих партий, конкуренции личностей вместо конкуренции идей и даже о воровстве «всё и вся» правительственными чиновниками при определенных обстоятельствах. Однако остроту первой части доклада нейтрализовала идея о «полуторапартийной системе» в парламенте как наиболее подходящей для нашей страны – партия-доминанта и «бедные родственники» в лице партий с небольшим политическим весом. А вот двухпартийная система с конкурирующими партиями из-за «нашего желания делиться все время по региональному признаку» приведет к расколу общества.
Было подано и «демократическое блюдо»: сам Гани Есенгельдинович после оппозиционных докладчиков заговорил о необходимости многопартийного парламента, куда вошли бы все партии Казахстана. Вот настоящий демократ! Сенатор предложил убрать запрет на партийные блоки, ввести запрет в парламенте на монополию одной партии – не более 50-60%, проводить выборы 50% по партийным спискам и 50% по одномандатным округам. У политика вызвало возмущение (сенатор «изобразил» его достаточно убедительно) то обстоятельство, что в парламентских или президентских выборах наши партии выставляют лишь 5-8% – этим заранее дается установка выиграть 95% или 89%.
Опытный политик не учел одно – тайной стратегии развития политической системы в Казахстане, согласно которой к власти придут оппозиционные партии. Об этом сказал в своем докладе Владимир Козлов: «Нур Отан» как партия власти развивается в приказном порядке, поэтому уйдет вместе с режимом, а вот оппозиционные партии, выживая, развиваются, вопреки усилиям власти выживут и победят.

Фирменное блюдо как предостережение Эмми Шульц
Как обычно бывает на круглых столах, «фирменное блюдо» предлагается в конце заседания. Так произошло и на этот раз. Последней выступила директор казахстанского представительства НДИ Эмми Шульц с докладом «Политические партии в США: двухпартийное исключение». Докладчик начала выступление словами «Я сюда пришла предостеречь», что напрягло участников круглого стола перед обедом.
Оказывается, двухпартийная система и в Америке двухпартийная борьба, при которой слишком трудно добиться консенсуса, да и вообще эта система является достаточно необычной даже для развитых демократических стран, а «в Казахстане традиции другие». Это при всей прозрачности и честности американских выборов, притом, что деятельность партий не регулируется законом и не ограничивается. Так в чем же опасность этой системы, в чем смысл партийного мессенжа от Эмми Шульц?
Оказывается, в США гибкая идеология, в том числе идеологии республиканской и демократической партий. Пытаясь найти золотую середину, две партии значительно сблизились по большинству вопросов государственной политики. Это вызвало недовольство людей: по их мнению, ни та, ни другая партия не представляет их интересы. Из-за этого снизилась явка избирателей, стали появляться множество политических движений.
Мы по-советски привыкли читать между строк, а здесь стратегию партийного строительства госпожа Эмми Шульц преподнесла в готовом виде. Это своего рода фирменное блюдо американской демократии с очень вкусной начинкой – все просто и конгениально – две близнецы-партии, которые не отличаются друг от друга, «конкурируют» между собой. Не к месту всплыла в памяти карикатура советского времени: дядя Сэм держит в руках двух марионеток, которые «борются» друг с другом.
Этот образ стал крепчать, когда Эмми Шульц, отвечая на вопрос о роли США в Казахстане, определила свою позицию. По ее словам, хотя деятельность НДИ финансируется американским правительством, представители НДИ в Казахстане официально не связаны с правительством США и не выражают его интересов, НДИ – не государственный институт, и задача международных организаций не состоит в смене политической карты Казахстана. Это было сказано столь непосредственно (ясное дело, перед нами сидела не Хиллари Клинтон), предельно откровенно, как в зеркальном отражении, что вызвало почти умиление. И стало понятно: в Казахстан будущая двухпартийная система была спущена с самого верха. Хотя Эмми Шульц считает двухпартийную систему необычной, даже исключительной, Казахстан тоже не лыком шит – это страна необычных парадоксов, в том числе готовая и для американской демократии.

Плоды американской демократии
В целом дискуссия на партийной кухне шла с ностальгией по 90-м годам, даже по советским временам. Этому способствовал доклад Владимира Козлова «Когда «назад» означает «вперед». Его поддержал Жасарал Куанышалин: «Мы ушли вспять с 90-ых годов, когда существовала демократия, когда были выборы, которые соответствовали критериям выборов, и партии, которые соответствовали требованиям. А потом все было свернуто. Мы ушли вспять и по сравнению с Советским Союзом: тогда в парламенте были представлены коммунисты и беспартийные. У нас же теперь полная монополия одной партии».
Хотя в Казахстане начал бродить призрак двухпартийной системы как основы для будущей многопартийности, плоды американской демократии не оставляют надежд для оппозиционных партий участвовать в парламентских выборах. Как сказала госпожа Эмми Шульц, несмотря на большое количество мелких партий, вряд ли в США появится третья, четвертая партия на политической арене. В самом деле, исполнительную власть в течение продолжительного времени как контролировали, так и продолжают контролировать только две партии.
В самом начале дискуссии на тему партийного строительства в Казахстане организаторами заседания было заявлено о бесперспективности однопартийной системы по примеру коммунистического Китая. Да и в самом Казахстане история однопартийного парламента не могла продолжаться долго, ибо такой законодательный орган стал «занозой» не только внутри страны, но и в глазах Запада. Из нескольких вариантов наиболее предпочтительным оказался двухпартийный американский «пирог».
Как сказал за обедом лидер партии зеленых «Руханият» Серикжан Мамбеталин известному оппозиционному политику, «теперь нам всем надо вступать в «Нур Отан» – только там можно делать какую-то работу». Такой вывод напрашивался сам собой: видные оппозиционные деятели за обильным обедом поедали плоды американской демократии – фирменные блюда партийной кухни.

Дастан ЕЛЬДЕСОВ

1 Пікір

Пікір жазу

Пікіріңізді енгізіңіз!
мұнда сіздің атыңызды енгізіңіз