ПРОВОКАЦИОННАЯ ИСТОРИЯ ЖЕЛТОКСАНА

1
1929

Приближающееся 25-летие Желтоксана заставляет вновь и вновь обращаться к трагическим событиям 1986 года. События, которые произошли относительно недавно и на наших глазах, так обросли многочисленными трактовками и комментариями, что ныне трудно дойти до их истинных причин, до настоящих нитей, управлявших «теневой» историей.

 

Энциклопедические противоречия

Одну из «официальных» версий дал Данияр Ашимбаев, главный редактор «Казахстанской биографической энциклопедии», в статье «Крах операции «Преемник» (Время, 15-16.12.2010). Как писал Чокан Валиханов, «истина, как бы она ни была светла, не может изгнать самых неверных заблуждений, когда они освящены временем», а статья Ашимбаева о «казахском национализме» написана как будто в 1986-1988 гг.

Ведь в 1989 году Верховный Совет КазССР пошел на беспрецедентный для того времени шаг – осудил оценку постановления ЦК КПСС «о казахском национализме». В том же году Мухтар Шаханов на I съезде народных депутатов СССР от имени 19 депутатов заявил о необходимости создания комиссии по расследованию обстоятельств декабрьских событий и снятия обвинений в национализме, что впоследствии и произошло.

По версии редактора «КБЭ», из-за инфаркта Кунаева в середине 70-х гг. среди его приближенных пошли закулисные переговоры о новом руководителе, из-за чего «первый» провел «зачистку», пришли молодые политики, но к приходу к власти Горбачева и смене старых руководителей Кунаев не подготовил себе преемника.

Сомнительно, что в середине 70-х гг. могли быть серьезные переговоры о руководителе, ибо этот вопрос решал Кремль. До 1986 года в числе первых руководителей Казахстана побывало 18 человек. Из них 15 были назначены Москвой командно-административным методом. Из числа представителей коренного населения права руководить республикой были удостоены лишь М. Мурзагалиев (1921 г.), Ж. Шаяхметов (1946-1954 гг.) и Д. Кунаев (1960-1962 и 1964-1986 гг.).

А вот в 1986 году «заговор» с поддержки Москвы против Кунаева был нужен Горбачеву, чтобы осуществить свой план. «Стало ясно, что против первого секретаря выступило практически все руководство республики, но одновременно большинство ораторов раскритиковали не только Кунаева, но и друг друга. Основные претенденты вели переговоры с аппаратом ЦК КПСС, пытаясь доказать свою исключительность».

По статье видно, что Кремль мог влиять на кадровые расстановки в областях и районах республики, назначать «своих»: «В начале 1986 года были заменены главы МВД и КГБ, причем впервые за многие годы на эти посты пришли неказахстанские кадры. Начались громкие отставки – руководителей Чимкентской области Аскарова, Алма-Атинской – Аухадиева, Алма-Аты – Койчуманова, руководителей городов и районов».

Даже о жертвах Желтоксана автор приводит оценку работника ЦК КПСС: «В результате – кровь, убит дружинник, среди раненых – работники милиции, митингующие, прохожие». Будто и не было кропотливого труда комиссии Шаханова, которая выявила 58 безымянных погибших, тайно захороненных по линии МВД, 19 неустановленных лиц в захоронениях областного бюро судебно-медицинской экспертизы с 01.12.86 г. по 31.12.87 г. и др. Не говоря о погибших К.Рыскулбекове, Л.Асановой и др.

При таком «кремлевском» анализе, как признается Ашимбаев, возникают вопросы, на которые нет ответа. «Почему были выявлены участники событий, но никто не нашел организаторов, хотя бы тех, кто занимался агитацией в общежитиях? Почему те, кто несет прямую ответственность за политический и служебный провал, кто мог знать и предотвратить события, не понесли никакой ответственности за это?». А ответ очень прост: документы о мероприятиях и лицах, причастных к декабрьским событиям, уничтожались «вовремя».

В самом деле, если бы организаторами были кунаевцы, то их быстро нашли бы. Если даже согласиться с предположением Ашимбаева, что задачей организаторов «было превентивное ослабление позиций московского ставленника и создание предпосылок для его быстрой замены», то и в этом случае всемогущий КГБ вывел бы их на чистую воду.

План Аллена Даллеса

В противостоянии Горбачева и Кунаева (в целом перестройки и ее противников) Ашимбаев на стороне Кремля: «некоторые нюансы говорят скорее о правоте генсека ЦК КПСС». «Воспрянувшая с началом перестройки общественность требовала перемен, обновления смены надоевших бастыков и вождиков. Вариант «варяга» на тот момент был фактически безальтернативным».

Такой прогорбачевский подход исключает из анализа роль «главного режиссера» и поиск ответов на вопросы: почему с приходом нового генсека в Союзе вдруг обострились межнациональные отношения, начались военные конфликты, развал целых отраслей экономики, денежной системы, инфляция и т.п. Не говоря о выдаче многих секретов экономического, военного и иного значения, продаже за бесценок стратегического сырья Западу, огромном внешнем долге и т.д. Неудивительно, что противники Горбачева и Ельцина в конце 80-х-начале 90-х гг. обвинили их в осуществлении плана, приписываемого Аллену Даллесу, директору ЦРУ.

Доктрина Даллеса в сокращении: «Мы бросим все на оболванивание людей. Найдем своих союзников в самой России. Будем всячески поддерживать т.н. художников, которые станут насаждать в человеческое сознание культ секса, насилия, садизма, предательства, – словом, всякой безнравственности. В управлении государством создадим хаос и неразбериху. Будем способствовать самодурству чиновников, взяточников, беспринципности. Ложь и обман, пьянство и наркомания, животный страх друг перед другом и предательство. Национализм и вражда народов, прежде всего вражда и ненависть к русскому народу – все это расцветет махровым цветом».

Обвинения в адрес генсека имели основу, тем более сам Горбачев в 1999 году признался: «Целью всей моей жизни было уничтожение коммунизма. Именно для достижения этой цели я использовал свое положение в партии и стране. Когда же я лично познакомился с Западом, я понял, что я не могу отступить от поставленной цели. А для ее достижения я дол¬жен был заменить все руководство КПСС и СССР, а также руководство во всех социалистических странах» (из речи на семинаре в Американском университете в Турции).

В этом Горбачева поддерживал Запад: «Вскоре поступила информация о ближайшей смерти советского лидера и возможности прихода к власти с нашей помощью человека, благодаря которому мы сможем реализовать наши намерения. Этим человеком был Горбачев, который характеризовался экспертом как человек неосторожный, внушаемый и весьма честолюбивый» (из выступления Маргарет Тэтчер в Хьюстоне в США в ноябре 1991 года). Кстати, Тэтчер встречалась с Горбачевым еще в 1984 году.

Согласно плану Даллеса, генсек начал с замены почти всего руководства КПСС и СССР с насаждением национализма и вражды народов. А если вражды нет? Надо создать! Тем более в «лаборатории дружбы народов». Так, в преддверии алма-атинских событий в декабре 1986 года Гейдар Алиев убеждал Горбачева не рубить сплеча, решая вопрос нового партийного руководства. Давайте подумаем, кем из местных можно заменить Кунаева – ни в коем случае нельзя насильственно русифицировать руководство республики. А Горбачев, по словам Алиева, заладил одно и то же: «казахский национализм», «казахский национализм».

Материнское поле или явная провокация

Чтобы создать «хаос и неразбериху» в управлении Казахстаном, заменяются руководители силовых структур «своими», снимаются с работы соратники Кунаева, создается «заговор» против него в его окружении. А «справедливый» выход из ситуации (сами виноваты!) избрать неизвестного Колбина со снятием за 18 минут(!) без всяких почестей Кунаева. Но и этого мало для «расцвета национализма».

Необходима была большая провокация, к которой Москва готовилась больше года. Для этого был разработан специальный план по разгону демонстрантов «Метель-1986» на основании приказа министра внутренних дел СССР № 0385 от 19 декабря 1985 года. В том числе с использованием саперных лопат и служебных собак, что запрещалось законом в действиях против демонстрантов. «Естественно, приход Виктора Мирошника в январе 1986 года стал знаковым событием для всей местной элиты: Москва будет убирать Кунаева, что и произошло в декабре, точнее Декабре того же 1986 года. КГБ принял самое активное участие в организации, а затем в подавлении декабрьского бунта» (http://www.agentura.ru/dossier/kazah/asiopa/).

Дело осталось за жертвами, которые Горбачев решил принести для достижения цели своей жизни. Характерная деталь: демонстрантам не препятствовали попасть на площадь Брежнева, а уйти оттуда было уже затруднительно из-за оцепления. При таком большом стечении народа создать противоправную ситуацию для провокаторов – пара пустяков.

В итоге были задействованы войсковые части из Алма-Аты, Фрунзе, Ташкента, Челябинска, Новосибирска, Свердловска, Уфы численностью более 3,5 тысяч, не считая милиции и дружинников. Были приняты такие жестокие меры, несоразмерные действиям демонстрантов, чтобы всколыхнуть, взорвать республику. «Был специальный отряд из Новосибирска из бывших детдомовцев, выросшие без материнской любви, готовые на любые жестокости. Именно они «задавали тон» – рубили саперными лопатами, избивали и бросали тела, как дрова, на машины и вывозили в степь, насиловали девушек и заставляли их сидеть голыми на льду, чтобы впоследствии они не могли быть матерями» (Мухтар Шаханов).

Алма-атинское побоище явилось начальным звеном цепи провокаций Горбачева в республиках Союза для «уничтожения коммунизма»: Прибалтика, Молдова, Чечня… «Отстранение Гейдара Алиева было напрямую связано с началом кампании по аннексии Нагорного Карабаха и дало ей своего рода старт. Об этом свидетельствует и то, что буквально через 20 дней после отставки Алиева академик Аганбегян выступил в парижской газете «Юманите» с интервью, в котором заявил, что Карабах должен быть присоединен к Армении и что этот вопрос согласован с Горбачевым» (http://nashvek.media-az.com/226/lichnost.html).

Культ секса, насилия (с перестройкой стали показывать порнофильмы и боевики), коррупция, наркомания, вражда народов, посеянные генсеком, бумерангом ударили и по самой России – «все это расцвело махровым цветом».

Дастан

Ельдесов,

[email protected]

 

1 Пікір

Пікір жазу

Пікіріңізді енгізіңіз!
мұнда сіздің атыңызды енгізіңіз