Сверстники меня часто не понимают…

214
0
Бөлісу:

 12-летний Бауыржан ТУТКАБАЙ сочиняет музыку, которая многим кажется слишком сложной, но зато мировые эксперты оценивают её очень высоко. Издание time.kz решило встретиться и поговорить с юным композитором.

На первом международном конкурсе композиторов New Music Generation, который проходил в Нур-Султане в ноябре, Бауыржан Туткабай представил свое фортепианное произведение “Галактический рисунок” и завоевал Гран-при в возрастной группе до 15 лет. Его среди 115 других участников из 24 стран выделило жюри в составе известных композиторов, дирижеров, педагогов из Франции, России, Греции, Украины, Белоруссии и Казахстана.

Он с улыбкой признается, что в глубине души надеялся на победу, ведь его “Галактический рисунок”, написанный в 10 лет, ранее уже прошел боевое крещение на международных композиторских конкурсах в США и Италии. Американцы после фестиваля-конкурса, посвященного известному современному авангардному композитору Джорджу КРАМБУ, прислали Туткабаю похвальный лист, где сказано: “Самому юному участнику и выдающемуся таланту в композиции”. А в Италии он получил диплом за четвертое место на международном конкурсе молодых композиторов Sitta di Barletta.

– На всех этих конкурсах серьезные европейские композиторы оценивали какие-то открытия, новые мысли в музыкальном языке и композиторскую технику участников, – очень серьезно рассказывает Бауыржан, демонстрируя свои трофеи.

– А какое-нибудь материальное подкрепление победы было? – решила я разрядить важность момента.

– Ну на зарубежных конкурсах ничего такого не было, а вот в Нур-Султане давали 100 тысяч тенге за Гран-при. И так как я разделил его с еще одним участником – 15-летним китайцем из Америки, то мне полагалось 50 тысяч.

– И на что же ты их потратил?

– Даже не знаю. Папа как снял эти деньги в банкомате, так они у него и остались. У нас тогда, кажется, как раз денег не было, – улыбается мальчишка.

Как оказалось, тема денег – это вообще не про Бауыржана. Минувшим летом известный в Алматы музыкант-ударник Юрий ЛЕОНОВ организовал в парке 28 гвардейцев-панфиловцев концерт, посвященный Виктору ЦОЮ и группе “Кино”. Бауыржан Туткабай был самым юным участником среди выступавших на этом мероприятии. Он исполнил знаменитую “Время есть, а денег нет…” так, что все ахнули.

– Потом один из музыкантов позвонил и позвал вместе выступать – петь Цоя в ресторанах, клубах и на корпоративах. Он сказал, что круто смотрится, когда ребенок так проникновенно и профессионально исполняет песни Цоя. Но я подумал, посоветовался с папой и отказался. Это же бизнес у них такой, и выступают они ради денег. А я хочу по-другому…

– Это как?

– Одноклассники из музыкальной школы меня тоже не понимают. У многих цель жизни – работа, чтобы потом получать хорошие деньги. И все. А я еще не задумывался о зарплате, мои желания и цели идут дальше. Точно я еще их не могу сформулировать, но чувствую, что хочу найти какой-то внутренний свет с помощью своей музыки, – пытается объяснить свою позицию Бауыржан.

И действительно, как прикажете понимать его, когда, играя знаменитое классическое произведение на фортепиано в легендарной музыкальной школе имени Куляш Байсеитовой, он вдруг переходит на импровизацию и не может остановиться?

– Какая-то сила заставляет меня играть что-то свое, то, что ко мне приходит непонятно откуда. Это какая-то мысль, которая неожиданно возникает в голове. Я перекладываю эту мысль на музыку. Со временем набралось много обрывочного из таких импровизаций, и было непонятно, что с этим делать… И вот однажды папа рассказал мне про Галактику, про строение космоса, и меня особенно поразила черная дыра. Мне даже сны стали сниться какие-то космические, загадочные. После этого я объединил написанную до этого музыку в одно произведение, а в середине моего сочинения как раз и оказался образ той самой черной дыры – тягучий и загадочный. Потом пришло и название “Галактический рисунок”. Я посоветовался с мамой, и она одобрила его, сказала: “Это красиво!”

Точно так же неожиданно сложилось в целое и увидело свет еще одно произведение Бауыржана.

– Как-то папа поехал по работе в Бишкек и взял меня с собой, по­обещав показать красивую природу Кордайского перевала, – вспоминает юный композитор. – Когда мы поднялись на холм, то я увидел настолько живописный вид, что сразу вспомнил черновую музыку, которая давно записана на моем диктофоне. Я включил ее и вдруг понял: это произведение называется “На холме”!.. Сочинять для меня нетрудно. Моя музыка – это какие-то вибрации, которые я ощущаю в определенный момент.

Например, фортепианную пьесу “Мудрец” Бауыржан написал, когда впечатлился рассуждениями и наставлениями знаменитого индийского йога и мистика Садхгуру.

– Просто заинтересовался его словами в одном из роликов и потом стал много слушать их в YouTube, – говорит Бауыржан.

А под мистическую музыку его произведения “Рассвет” хорошо медитировать. Сам автор говорит, что его написанию предшествовали мысли о добре и зле, о свете и тьме.

– Когда я послал папе это сочинение, он был в командировке в Санкт-Петербурге, и ему некогда было слушать. Он просто переслал его своему другу, дяде Вите, и тот написал в ответ: “Мастерское произведение!”

Дядей Витей Бауыржан называет Виктора ЯМПОЛЬСКОГО – известного российского пианиста, руководителя “Трио имени Рахманинова”. Начинающий композитор говорит, что совсем не думал о мастерстве, когда писал свое произведение. Но вышло так, как вышло, и слова известного музыканта, конечно же, окрылили его.

– А вот сверстники, одноклассники меня часто не понимают. Когда я сыграл в школе свой “Галактический рисунок”, а потом и другие произведения, то не услышал в ответ ни одного слова – ни хорошего, ни плохого. Наверное, я другой, и они тоже другие…

Зато у Бауыржана есть много тем для разговоров со взрослыми – друзьями отца и мамы. Ему с ними легко, потому что не приходится подстраиваться.

– Люблю рассуждать о патриотизме с дядей Бердалы, он культуролог. Дядя Коля-травник знает много чудесного. Но больше всего мне нравится общаться с тетей Нагимой, она ясновидящая – лечит людей, видит и предсказывает будущее. Знаю, что кто-то думает о таких людях как о сумасшедших. А я вижу в ней родственную душу. Когда мы общаемся, то у меня какой-то прилив энергии происходит и мне хочется сочинять музыку. А еще я умею разговаривать с деревьями, – рассказывает Бауыржан.

– Ничего себе!

– У вас тоже получится. Попробуйте секунд пятнадцать неотрывно смотреть на дерево, и оно вам ответит. Думайте о том, какое оно красивое, и почувствуете в ответ теплую, позитивную энергию. Сначала так. А потом начнете чувствовать характер каждого дерева…

– А бывает, что кто-то сомневается в твоем таланте: может, думают, что все композиторские успехи – заслуга отца или мамы?

– У меня есть четыре старшие сестры, и никто из них вообще не занимается музыкой. Не принуждали, не заинтересовывали особо и меня. Просто, когда мне был где-то год и я только начал ходить, везде волочил за собой по дому домбру, ее звуки мне нравились. Когда подрос, просил ажеку показать, как надо играть на пианино, и все получилось само собой.

Ажека Бауыржана – пианистка Гульгаухар АМАНЖОЛОВА, папа – известный композитор и музыковед Бахтияр АМАНЖОЛ, а мама – композитор, художник и музыкант Гульжан АМАНЖОЛ. Есть в этом для Бауыржана, как он сам считает, и плюсы, и минусы.

– На новый, 2019 год я попросил у родителей гитару. И когда стал проводить с ней много времени, увлекся лирикой Цоя, ажека не выдержала. Посчитав, что я недостаточно занимаюсь на фортепиано, просто взяла и грохнула гитару об пол. Она треснула, а я дня два проплакал. Но потом мы заклеили гитарный шрам, и звук все равно остался нормальный. На аже я не обиделся. Ей 93 года, у нее все-таки нервы. А потом, когда я сочинил гитарное произведение “Река” про времена года или, можно сказать, про времена жизни, она меня даже похвалила.

Скромно умалчивает Бауыржан, что родители гордятся, когда его приглашают участвовать в концертах молодых композиторов Казахстана в алматинскую консерваторию. И было это уже несколько раз. А еще льстит молодому композитору тот факт, что его отец и сам уже использует произведения сына. Фортепианное сочинение Бауыржана “Ботақан” Бахтияр Аманжол переложил для камерного оркестра, жетыгена и кыл-кобыза. И в этой аранжировке оно будет вскоре издано.

– Правда, стоять там будет фамилия отца. Но напишут также, что тема моя, – застенчиво опускает глаза Бауыржан. – Вообще я сам предложил эту идею отцу, ведь еще не умею делать так, как он. И музыка получилась красивая. Когда я ее писал, представлял красочный пейзаж, солнечное жайлау.

– А что-то кроме музыки тебя интересует?

– Недавно на уроке алгебры учительница вдруг сказала: “Учите математику, ведь музыка – это далеко не вся жизнь, а лишь ее частичка”. Я не мог согласиться, поднял руку и сказал: “Музыка – это все!” Она не хотела меня слышать и продолжала говорить, что самое главное в учебе – это общеобразовательные предметы. Я опять поднял руку и громче сказал: “Музыка – это все!” Повторил это три или четыре раза. Но класс стал поддерживать учительницу. И она выгнала меня с урока. Мне было обидно, – я чувствовал, что это ложь в адрес чего-то большого и важного, а потому не мог молчать. Когда вахтерша спросила: “Почему тебя выгнали?” – я все ей рассказал, а она посоветовала: “Иди попроси прощения”. Но почему я должен извиняться, если честно сказал то, что думаю?!

Оксана ВАСИЛЕНКО

     qazaquni.kz

 

 

 

 

Бөлісу:

Facebook арқылы жазылған пікірлер

Пікір немесе жауап жазу