Почему у нас нет национальной идеологии?!

1380

В последнее время в связи с известными событиями в Кордае стала актуальной тема национальных ценностей и интересов. Независимо от реальных причин кровавого конфликта на юге страны – бытовая, межэтническая, криминальная и т.д. – эта тема на повестке дня. Какую трансформацию переживают национальные ценности с учетом современных реалий? Сложилась ли государственная идеология на основе этих ценностей? Есть ли национальная идея, которая сплотила народ Казахстана?

               Кризис государственности в РК: нет идеалов        

Многие нынешние беды, которые обрушились на нашу страну в последние годы в виде небывалой коррупции, хищений, экстремизма, терроризма, роста преступности, проституции, суицида, социальных конфликтов и т.д., в немалой степени появились на волне нравственной, духовной, личностной деградации.

Бегство многочисленных крупных чиновников, банкиров с огромными суммами денег, имуществом за границу, «всеобщая оффшоризация» явились следствием многих причин экономического, социального, криминального, идеологического характера.

Недаром наша страна  переживает кризис государственности из-за отсутствия идеалов, идеологии и патриотизма: коррумпированным чиновникам очень трудно говорить о честности, нравственности, любви к родине, их мысли заняты своим обогащением и карьерой, а не высокими ценностями и интересами страны, поэтому работают чопорно, без должного патриотизма.

От этого слабеет не только государственная идеология, но и самочувствие общества, экономическое развитие страны. Тотальное бескультурье снижает конкурентоспособность республики и даже угрожает национальной безопасности.

Всесилье чиновников охватило многие сферы жизни страны: заметно упал уровень образования и науки, книжное производство давно в кризисе – писатели и поэты остались без своей аудитории, неграмотная латинизация привела к языковому кризису, закрылись многие СМИ и т.д.

Если произвести опрос казахстанцев о сути государственной идеологии, то наверняка многие затруднились бы ответить на такой вопрос. Надо признать, что в Казахстане до сих пор идеология слаба, не определены национальные ориентиры, хотя есть немалые наработки, огромная база для формирования идеологического «каркаса» общества, как отказ от ядерного оружия, основа миролюбивой политики, межэтнического согласия, отсутствие больших социальных потрясений, казахский менталитет и гостеприимство и т.д.

Ведь идеология обосновывает основные векторы развития государства, национальные ориентиры и социальную стабильность в обществе.

За годы независимости у нас были инициированы многие экономические программы, проекты, однако советская практика пропагандистских лозунгов не прижилась: большинство из нынешних проектов по различным причинам остались не реализованными, тем самым они потеряли и идеологическую составляющую. По этой же причине некоторые политические инициативы и их пропаганда не смогли заменить государственную идеологию.

К тому же у нас гуманитарная наука имеет низкий социальный статус и положение, ее невостребованность говорит об игнорировании духовной сферы нашего общества. По этой причине философы, культурологи, политологи, социологи не могут выполнить свою социальную функцию.

Государство пошло по непродуманному пути: отдало идеологию на «откуп» религиозным институтам и организациям вплоть до введения предмета религиоведения в средней школе. Это недооценка мировоззренческих, научных, духовных аспектов формирования человека: все-таки основу реальной духовности составляет светское образование, культура, искусство, светское воспитание.

    Почему у нас не появились мастера, как Жумабаев, Калдаяков, Мергенов

 

По сути, мы бросаемся из одной крайности в другую. Так, на заре независимости вместо развития традиционной духовной культуры мы объявили полную свободу вероисповедания, в результате чего в страну хлынули всевозможные религиозные организации и секты, причем как с Востока, так и с Запада. Как следствие, вместо учреждений культуры, науки и образования открылись тысячи мечетей, церквей, синагог…

Неудивительно, что у нас духовность стали воспринимать как религиозность, нравственность – как религиозную мораль, а рост религиозных организаций и религиозности среди населения – как большое достижение.

Это при мировом лидерстве РК по суицидам (признак психического нездоровья общества, распада института семьи, духовной нищеты и др.), росте преступности, религиозного радикализма, разводов, в том числе и по религиозным причинам, проституции и т.д. Государственная идеология теряет свои позиции и в «местах не столь отдаленных».

Достаточно сказать, что РК – в мировых лидерах по разводам, немало брошенных детей, в том числе младенцев на улице, много детей растут в неполных семьях, в домах престарелых – полно стариков, т.е. институт семьи трещит по швам. Почти на легальных условиях – проституция, распространена наркомания, коррупция – процветает, по преступности мы тоже отметились и т.д.

Одним из первых проявлений «демократической свободы» стали демонстрации эротических, порнографических фильмов, американских боевиков, фильмов ужасов в кинотеатрах, киносалонах и распространение «желтой» прессы с объявлениями о сексуальных услугах. По «принципу» «есть спрос – есть предложение». В экономике стали преобладать нравы и психология «дикого капитализма» – обогащайся любым способом, кто как может.

Место прежних «властителей дум» – писателей, философов, режиссеров и т.д. – заняли чиновники и священнослужители. Национальная одежда вытесняется арабской, а культура и идеология – религией и «салафизмом». Закрылась прежде развитая сеть книжных магазинов, газетных и журнальных киосков, издательское дело перестало поддерживаться государством…

Выходит, властям «невыгодно» иметь образованное, культурное, мыслящее население –  ведь им сложнее управлять. Ныне в культуре, образовании, науке все решают чиновники. Поэтому и появляются уродливые памятники вроде того, который установили Абаю и Михаэлису в Усть-Каменогорске, продаются портреты акимов, а в городах мы видим примитивный, низкокачественный уличный дизайн (в художественных и градостроительных советах мало представлены профессионалы – многое решают чиновники).

Даже книги пишут в основном чиновники. Они же получают ученые степени, проводят «реформы», в том числе в образовании, науке… Коррумпированность властей в известной мере способствовала моральной деградации населения, и даже полицейские открыто говорили: «Мы – банда!».

Поэтому неудивительно, что за годы независимости у нас не появились мастера уровня Ауэзова, Жумабаева, Аймауытова, Байтурсынова, Макатаева, Калдаякова, Мергенова, Тельжанова и т.д., языковая реформа зашла в тупик, а идеология не предложила национальную парадигму развития. Потенциальные писатели, поэты, художники погибли в духовном вакууме, в обществе потребления, бесцельности.

Забюрократизировали даже программу «Рухани жаңғыру», хотя у нее был хороший потенциал,  – дошло до того, что в ее рамках строят водопровод, ремонтируют автодороги, проводят забеги верблюдов и т.д.

              Трансформация ценностей: традиции плюс инновации

В итоге с разрушением духовного наследия было выброшено на свалку многое из культуры, в частности заметно ослабло влияние литературы, философии, изобразительного искусства, кино и т.д. А ведь они несли с собой и общечеловеческие ценности: духовную культуру, высокую нравственность, чувство патриотизма… Взамен идеологи разрушения не предложили ничего нового и позитивного.

Были настежь открыты двери для религиозных организаций и миссионеров – их встречали как «спасителей душ», носителей духовной истины. Неудивительно, что в такой ситуации в сознание народа стали усиленно внедрять религиозность, в том числе экстремистского толка, идеологию сектантства, всевозможную астрологию, мистику, а также потребительскую психологию.

В итоге у нас появились поколения, «унесенные ветром» переходного периода, в котором не были определены идеологические ориентиры, была утрачена общая цель, объединяющая и собирающая нацию в единое целое, утрачена осмысленность жизни, экзистенциальный мир человека замкнулся в себе.

Любые нововведения, трансформации, в том числе и в духовной сфере, должны иметь преемственность по отношению к предыдущим достижениям. Недаром в Японии реформы проводились под лозунгом «традиции плюс инновации», и там западные технологии органично дополнили традиционную культуру. Кстати, в этой стране есть традиционная религия – синтоизм, к которой местные жители относятся очень уважительно. Впрочем, это даже не религия как таковая, а больше национальная культура. Не случайно в этой стране нет религиозных радикалов…

Но главное – новая идеология переключила внимание японского народа, испытывавшего чувство неполноценности после поражения во II мировой войне, от милитаристского патриотизма к демократическим и общечеловеческим ценностям, которые были переплавлены в горниле национальной духовной культуры. И была найдена золотая середина для обновлявшейся Японии.

Если же проанализировать 30-летний путь становления Казахстана, то выяснится, что мы до сих пор не нашли ту «золотую нить Ариадны», которая привела бы нас к успеху. Все это время мы двигались «вслепую», от одного проекта к другому, даже если они противоречили друг другу.

Думаю, и нашей власти, и нашему народу следует, как императору Хирохито и японцам, публично признать свои ошибки, выработать адекватную национальную идеологию, избавиться от коррупции, возродить культуру и науку, вернуть в страну вывезенные богатства. Только в этом случае у нас появится шанс…

У нас же из-за неразвитости СМИ, литературы, идеологии, национальных идеалов богатая история Степи не получила должного освещения и распространения. Программа «Культурное наследие» показала, что Казахстан имеет ресурсы для возрождения книгоиздательства. Но двойная игра по отношению к литературе и СМИ не дает шансов популяризации результатов и этой программы.

Неопределенность идеологического ориентира страны зародила неопределенность общественной мысли, общественного развития. Общество, как в некоем запутанном лабиринте, движется в будущее без осмысленных больших целей, с нераскрытым потенциалом, без осознания своей роли и места в мировом контексте. Мы все оказались заложниками идеологической ловушки, и пока нет национальной идеи, которая сплотила бы народ Казахстана.

Ведь национальная идея – это некая сверхзадача, консолидирующая нацию, придающая смысл ее существованию, определяющая историческую миссию и порождающая у граждан причастность к достижению высокой цели.

 Дастан ЕЛДЕС

qazaquni.kz