Какой должна быть новая национальная политика

400
0
Бөлісу:

«Не приведи бог видеть русский бунт – бессмысленный и беспощадный».
А.С.Пушкин

Нам вернули «казахский национализм»

После Кордайского происшествия 7-8 февраля, буквально за 10 дней мы, казахи, узнали о своем народе очень много нового. Оказывается, мы и националисты, и нацисты, и фашисты, и ксенофобы… Посмотрите только на заголовки газет: «Наш доморощенный национализм – бессмысленный и беспощадный», «Официальный национализм в Казахстане? Или – уже нацизм?» «Если не пресечь фашиствующую пропаганду, то угрозы будут расти» и т.д.

Первым был наш старый друг Сергей Дуванов, который еще в 2009 г. писал: «И третий вывод, органично вытекающий из двух первых: что в Казахстане не будет национального государства, а будет гражданское по примеру США, Бразилии, Австралии. О последнем чуть подробнее. Согласитесь, что этим Назарбаев ставит жирную точку в общественной дискуссии о том, какой Казахстан мы строим: национальное государство казахов, в котором позволено жить остальным этносам, либо сугубо гражданское государство, названное в честь коренного этноса, но в котором вопросы этнического происхождения остаются за бортом государственной жизни».
Мы тогда в своей статье «Ответ национал-патриота журналисту-провокатору или чего так боится Сергей Дуванов» дали ему отпор: «Обрадовался, ох, как обрадовался друг Дуванов, что просто не в состоянии скрыть свою радость. Можно сказать, даже ликует. И до такой степени, что откровенно выдает желаемое за действительное. Но нам придется его разочаровать – при всем его желании нынешнему президенту страны не удастся поставить жирную точку в этом вопросе».
Вообще, термин «национализм» (от лат. natio – нация, народ) возник в эпоху Великой Французской революции как обозначение чувства приверженности своей нации (в отличие от прежней приверженности королю). В этом смысле он применялся в XIX в.
«Национализм – это национальное самосознание, которое в определенных социально-исторических условиях – в условиях национального угнетения – служит делу национального раскрепощения и национальной независимости» (Словарь Ефремовой).
Мы и добиваемся возрождения казахской нации, потому что были угнетены сначала российской империей, а затем советской властью: в годы «Ашаршылык», в 20-ые и 30-ые гг., в результате искусственного голодомора мы чуть было не исчезли с лица земли в мирное время физически и чуть было не превратились в русскоязычную республику в результате «целины» и целенаправленной русификации в 50-80-ые гг. прошлого века.
Наши действия, усилия в этом направлении – это закономерный этап роста национального самосознания любого народа, освободившегося от имперского давления. Наши противники, в первую очередь обрусевшие казахи, вкладывают в это слово другое понятие: по тому же словарю Ефремовой, национализм – идеология и политика, основа которых – идеи национальной исключительности и национального превосходства.
Потому и пишут, выдавая желаемое за действительность: «Казахский национализм как явление окончательно дискредитировал себя, показав свое истинное лицо» или же «Национализм, исходящий от представителей «титульного» большинства, основан на следующем посыле: мы и только мы – хозяева этой страны, и потому все остальные обязаны уважать нас, учитывать наши интересы, а в какой-то степени даже подчиняться нам» (Женис Байхожа).
А нам не до жиру, быть бы живу. Во-вторых, национализм в том виде, в чем нас упорно обвиняют наши оппоненты, по своей природе чужд менталитету казахов. Мы – единственная республика, которая после 1991 г. не стала проводить политику деколонизации, проводящейся во всем мире по программам ООН, принятых еще в 60-х гг. прошлого века. И такой народ обвинять в национализме, более того, в нацизме и фашизме…
Но, как показала жизнь, мы мало приблизились к построению национального государства, и, как следствие, бомбы замедленного действия стали взрываться одна за другой. «Кордай» – одна из них. Но она еще не успела взорваться, а Дуванов успел поставить диагноз: «В основе всех этих конфликтов – недовольство людьми иной этничности и желание разобраться с ними не правовыми методами. Причины и поводы разные – тут главное, чтобы в этих разборках найти «чужих».
От Дуванова не отстает и ЖенисБайхожа – они непревзойденные мастера выворачивать все наизнанку, сваливать с больной головы на здоровую: «Обратите внимание: все громкие межнациональные конфликты в нашей стране происходят с участием «титульных». Казахи, не поделили что-то с «нетитульными», или кто-то кого-то пырнул ножом, то это почти обязательно сопровождается кличем «наших бьют!» и выливается в массовые выступления или беспорядки».
При этом тот факт, что зачинщиками конфликтов всегда выступали именно представители диаспор или иностранцы, а казахи вынуждены были только реагировать, начисто игнорируется. Более того, если ты отметил эту особенность, тебя же поднимут на смех, съязвят, как Ж.Байхожа: «Приводимый при этом аргумент «они первые начали» нельзя назвать иначе, чем детским – так ведут себя малолетки».
Потворствуем, потворствуем, и чего же добились? Обвиняют нашу же власть, которая, как правило, всегда берет сторону диаспоры: «власти (преднамеренно или по обыкновенной своей глупости) предпочитали встать на какую-то одну сторону. Экстрадировали безусловно виновных индийцев и китайцев, пожурили старейшин местных диаспор, а принцип равнозначной виновности (?) каждой из сторон в любом конфликте незаметно задвинули в дальний ящичек.… Мы нередко даже не вспоминаем о правах своих национальных меньшинств в нашей республике?» (Арман Кудабай). О каких правах – правах бить первыми и всегда выходить сухими из воды?
Приравнивают этнические группы к автохтонному населению: «Если на то уж пошло, то предки всех, кто проживает в Казахстане, сюда когда-то пришли» и угрожают: «Если националистическая, фашиствующая пропаганда не будет пресечена, если государство не займется нормальным исследованием этих вопросов и принятием мер, то понятно, что уровень конфликтности будет расти» (Данияр Ашимбаев).
А эксперт А.Грозин, заведующий отделом Средней Азии и Казахстана в Институте стран СНГ, говорит: «Почитайте отзывы в казнете, вчерашние и сегодняшние. Волосы дыбом встают! Это же такой нацизм, который раньше можно было читать только в украинских сетях».
Учат нас: «Да, конечно, было бы замечательно, если бы в нашей стране все знали государственный язык, но для этого он должен стать по-настоящему востребованным. Чем и следует заняться самим казахам, приложив к этому интеллектуальные усилия и хотя бы немного энтузиазма» (Ж.Байхожа).
Что же делать нам?
А чтобы стал по-настоящему востребованным государственный язык должен применяться везде: в образовании, науке, экономике, сфере обслуживания. Но такого предложения от наших оппонентов никогда не дождешься. Русские и другие русскоязычные представители в принципе не против этого. Против только Женис Байхожа, Данияр Ашимбаев и т.п.
Кто не знает язык народа, тот не знает его душу. Каким бы даровитым от природы он ни был. Поэтому он не может понять его чаяния, не может почувствовать его боль. Казахи знают русский язык, а русскоязычная часть населения страны, в том числе обрусевшие казахи, казахский не знают, отсюда и множество проблем и много бед. И не будут знать, пока не будет жизненной необходимости, пока из-за незнания казахского человек будет в большом затруднении добывать себе хлеба насущного. Как в Германии и Франции. Или в той же России.
Тогда почему же весь мир должен идти в одном направлении, а мы – в обратном? Только лишь потому, чтобы, в первую очередь, русскоязычные казахи продолжали жить в привычных для себя условиях? Упрашиваем, уговариваем вот уже 30 лет, а где результат?
Вот «Кордай» нам и показал, что дальше тянуть в этом вопросе нельзя. И так мы опоздали на целых 30 лет: лучше поздно, чем никогда. Поэтому я излагаю свои конкретные предложения, точнее требования:
1. С 1 сентября 2020 г. все заседания Администрации Президента, Правительства, Парламента, акиматов и маслихатов всех уровней проводить на государственном языке. С 1 января 2021 г. все делопроизводство госучреждений перевести на госязык.
Скажете, времени маловато? Мы эту отговорку слышим все эти 30 лет и еще 30 лет слышать не намерены! (Евреям после провозглашения государства Израиль в 1948 г. хватило 2 года на то, чтобы воскресить почти мертвый язык иврит – все госслужащие после работы каждый день по 2 часа занимались его изучением).
2. С 2020-2021 учебного года всех учеников казахской национальности перевести в казахские классы. Через 2 года учеников тюркоязычных народов, через 3 года всех остальных. Через 3 года начинать поэтапный перевод высших и средних специальных учебных заведений на обучение на казахском языке.
Да, это будет трудно, но кто сказал, что будет легко? Надо постоянно напоминать тем, кто твердит о неконкурентоспособности казахского языка, что в свое время было нелегко и Михаилу Ломоносову, который яростно боролся против засилья немецкого языка и делал все возможное для того, чтобы русские не пользовались готовыми, «более приспособленными языками», а сделали свой – русский язык тоже конкурентоспособным. Поэтому нам тоже предстоит пройти этот путь. В этом деле нам в помощь все достижения науки и современной технологии.
3. Все учреждения дошкольного, школьного, высшего и среднего специального образования, государственные и частные, должны пользоваться единой госпрограммой.
4. Самый щепетильный и больной вопрос – в унитарной стране не должно быть никаких анклавов. Государство не имеет права собственными руками готовить сепаратистов. Разговор с народом надо вести предельно честно и заявить: мы будем строить свое национальное государство.
По вопросу национального или гражданского государства мы свою точку зрения привели еще в статье «Олжас «умер», да здравствует Алжас!» от 2010 г.: «…Не верится, что такой знаток истории ничего не слышал о Вестфальском мирном договоре от 1648 (!) года, когда по итогам 30-летней войны в Европе границы стран стали проходить по национальному признаку. И за три с половиной века все европейские, а вслед за ней вообще все западные страны успели построить свои национальные государства. Для них это настолько давно пройденный этап, что они теперь могут себе позволить говорить о построении гражданского общества. Вот почему у них слово «нация» означает «гражданство». Они тождественны».
Да, мы тоже придем к гражданскому государству. Но, как говорил еще пророк Моисей, «всему свое время». Когда весь народ Казахии сплотится вокруг казахской нации, когда все мы будем называться казахами, как во Франции, где все являются французами. Кто желает вернуться на свою историческую родину, пожалуйста.
Только с Россией и Узбекистаном надо договориться об обмене гражданами, тогда и казахи, и русские, и узбеки не будут волноваться о крыше над головой. В историческом плане такой опыт есть – Ататюрк в свое время так решил вопрос между турками и греками. Кто решит оставаться – воскресные школы, театры, газеты на родном языке на частной и общественной основе.
Самое главное, чтобы у государства было желание решать проблемы. Как говорится, кто желает – ищет пути, кто не желает – причины!
А кто ищет, тот всегда найдет…

Өмірзақ АҚЖІГІТ

Бөлісу:

Facebook арқылы жазылған пікірлер

Пікір немесе жауап жазу