Откуда у казахов столько земли?

53496
3
Бөлісу:

Казахстан в начале ХХ в. мог стать центром зарождения геополитического проекта, стремительно превращаясь в место притяжения тюркского мира. Но Москва не могла этого допустить.  Блестящий замысел алашординцев должен был реализовать Сакен Сейфуллин, первый руководитель Казахстана и ставленник Ахмета Байтурсынова.

Но конфликт Сталина и Троцкого стал первым ударом в хронике уничтожения казахской интеллигенции. Марат Абсеметов, доктор исторических наук, рассказал exclusive.kz сенсационные факты о жизни Сакена Сейфуллина, которые полностью меняют представление о фигуре этого выдающегося политического деятеля и его соратников алашординцев.

– В 1922 г., когда Сакену Сейфуллину было всего 28 лет, он стал председателем совета народных комиссаров. Скажите, чем был обусловлен именно его выбор на эту позицию?

– Он должен был стать председателем совнаркома еще ранее, в 1920 г.. Уже тогда он был известен тем, что выжил в вагонах смерти у Анненкова, побывал в плену у Колчака, написал ряд литературных произведений, был участником первого съезда народных комиссаров в качестве зампредседателя Наркомпроса у Ахмета Байтурсынова.

Уже тогда Байтурсынов настойчиво рекомендовал ему стать руководителем государства, и только заручившись благословлением «Учителя нации», он дал согласие, став председателем Совнаркома. И первое, с чего он начал – расширение территории Казахстана. Как вы помните, столицей тогда был Оренбург. Республика состояла из Атырауской, Уральской, части Актюбинской и Мангыстауской областей. Северный, центральный и восточный Казахстан был территорией Западной Сибири, а Алматинская, Шымкентская, Жамбылская, Кызылординская области относились к Туркестану…

– Но не многие сейчас знают о том, что именно эта блестящая группа, состоящая из С.Сейфуллина, А. Байтурсынова, М. Дулатова, М.Шокая и их соратников, добилась того, чтобы территория Казахстана выросла более чем на треть…

– В свое время это была мечта Шокана Уалиханова. Он тесно общался с Григорием Потаниным, аксакалом «Алаш Орды», а тот, в свою очередь с Семеном Тянь-Шаньским. В 1903 г. в Санкт-Петербурге «Императорское русское географическое общество» выпустило фундаментальный труд – большую энциклопедию «Киргизский край» – плод самых известных академиков. Туда вошли все наши карты старинные, история, экономика, статистика и самое главное – реальные границы наших территорий. И уже в 1905 г. первые депутаты Госдумы, тот же Алихан Бокейханов, Ахмет Биримжанов, Мухамеджан Тынышбаев, выступили с высокой трибуны с заявлением о казахской территории.

У Магжана Жумабаева есть такие хорошие строки «Толкын толкынды куады». И вот волна за волной, «дух свободы», заложенный ханом Кенесары, подхватили Абай, Шокан, новая наша плеяда Бокейханова, Байтурсынова, а за ними С.Сейфуллин, позднее Санжар Аспандияров, Ильяс Жансугуров, Турар Рыскулов, Султанбек Ходжанов. Они с честью выполнили эту неимоверно трудную в тех условиях задачу, заложив фундамент государственности Казахстана.

Итак, Сейфуллин начал создавать первое правительство. Он пригласил Мажита Жумбалова (легенда медицины Казахстана), Ахмета Биримжанова, депутата первой и второй Госдумы, Ныгмета Нурмакова, который после него стал председателем Совнаркома и других ярчайших людей того времени.

В это же время Сакен инициировал создание Казахского института народного образования, где начала формироваться новая мощная волна казахской интеллигенции, многие из которых были ядром Алаш Орды и уже тогда преследовались властями.  С его стороны это требовало большого мужества.

– Т.е. уже тогда принадлежность к Алаш Орде была токсичной?

– Более того, «Алаш Орду» хотели физически уничтожить еще в 1919 г., когда шли их вооруженные конфликты с частями Красной Армии в Костанае, под Семипалатинском…  Но вот происходит знаменитая встреча Алиби Джангильдина с Ахметом Байтурсыновым и Мыржакыпом Дулатовым. По законам того времени Алиби должен был их расстрелять, но вместо этого он дает возможность Байтурсынову пройти к Ленину и 4 марта 1919 г. «Алаш Орда» не просто реабилитирована, но получает от Центрального исполнительного комитета ленинский мандат. Это был мандат доверия казахскому народу, казахской интеллигенции в лице Байтурсынова. Ленин был умнейшим человеком того времени, они поняли друг друга.

– Судя по вашим словам, у них были разные взгляды, но у них была единая цель. Что их, в конечном счете, объединяло? 

–  Байтурсынов мечтал о создании Алашской автономии, пусть пока в рамках Российской империи.

Мустафа Шокай видел Туркестанское государство, он хотел объединить тюркские народы, а Сакен Сейфуллин мечтал создать республику, равноправную в рамках союза социалистических республик.

Да, у них были разные пути, но мечта была одна – принести свободу и независимость казахскому народу и каждое поколение с честью справилось со своей задачей.

Я даже больше скажу: Сейфуллин не просто был связан с Алаш Ордой, но каждый раз это подчеркивал, рискуя быть обвиненным в национализме, что, собственно, позже и случилось.

–  Из архивов следует, что Турар Рыскулов в 1924 г. убедил Сейфуллина написать письмо Сталину, которое некоторые историки называют чуть ли не доносом на алашординцов. Зачем он его написал?

–  Это письмо было опубликовано в этом году в казахстанской прессе на казахском языке. Якобы оригинал этого письма находиться в архиве президента РК. Но есть вопросы к его подлинности. Дело в том, что это письмо напечатано на современной машинке, а не машинке 30-х гг., а это уже другой шрифт. Это во-первых. Во-вторых, в этом письме нет подписи Сейфуллина, а в-третьих, публикации вышли в переводе на казахский язык. Поэтому, очень велика вероятность, что оно было сфабриковано. Я могу утверждать это с большим основанием, поскольку моя диссертация была по Алаш Орде, и мне приходилось просмотреть сотни дел. Например, протоколы допросов тех же Дулатова или Байтурсынова значительно меняются в зависимости от следователя, меняются и сами показания, даже подчерк разный, при чем на одну и ту же тему. Кроме того, когда Сакена арестовали, конфисковали много рукописей. Мне посчастливилось практически все их просмотреть, поэтому, возможно, это был один из черновиков. Почему? Потому что в московских архивах этого письма нет, иначе оно должно было быть зафиксировано.

Таким образом, оно либо сфальсифицировано, либо является черновиком.

Это было очень смутное время, когда каждый человек рано или поздно сомневался в том, что он делает действительно правильный выбор. Например, тот же Абдрахман Байдильдин служил сначала у Колчака, а потом уже был в советских органах. Возможно, и Сакен, который прошел испытание колчаковской тюрьмой, поменял мнение, хотя он был делегатом двух Алашординских съездов. Возможно, это письмо – плод его раздумий, но он никуда его не отправлял. Правда, есть письмо Троцкого, в котором он пишет коллеге, что приходили два деятеля, возможно, он имел в виду Садвакасова и Сейфуллинна. Но в нем говорится совершенно о другом – как он играл с ними в шахматы, и они посетовали, что центр давит на руководителей молодой республики, на казахов, выдавливая национальный дух.

Поэтому у меня большие сомнения в том, что такое письмо могло быть в принципе – не тот это человек. На последнем допросе он говорит: «Я перед богом прошу прощения, что оговорил Галину Серебрякову». Такое мог сказать только человек с чистой совестью.

Сегодня нам легко генерировать версии о том, как все было. Но в истории не бывает сослагательного наклонения. Поэтому уважаемые оппоненты пусть покажут мне это письмо, и мы продолжим дискуссию. Знаете ли вы, сколько было жалоб, когда Сейфуллин и остальные были реабилитированы? Дескать, зачем вы это сделали?

Я 7 лет был генеральным директором национального архива Казахстана. Мне посчастливилось побывать в 20 архивах государств мира, поэтому я смотрю только на факты, а не домыслы. Знаете ли вы, сколько есть поддельных писем от имени Байтурсынова, Бокейхана и др.? Уже тогда мощный репрессивный аппарат работал не только на выявление лидеров, но и их дискредитацию. К сожалению, эти традиции живы до сих пор. Еще задолго до советской власти царская охранка ввела в традицию доносы со стороны родственников, поощряя для этого даже некоторые браки.

Зачем мы так рьяно стараемся очернить наших деятелей? Кто готов взять на себя эту ответственность – судить своих предков? И нужно ли это обществу? Правда в том, что это самый простой способ унизить наше поколение. Нам же важно беречь память о тех, кто стоял у истоков нашей государственности. Сейфуллин работал на Советскую власть, и ею же был уничтожен.

А знаете ли вы, что Беловежское соглашение, подписанное в 1991 г. тремя президентами, разрушили союзный договор 1922 г., в котором Сейфуллин принимал самое активное участие. В нем содержалась принципиальная вещь – право наций на самоопределение!

В свои 28 лет Сакен сделал то, что не под силу многим более зрелым политикам. Про него можно сказать так: он оказался в нужное время, нужном месте.

Наша интеллигенция в каждом моменте истории выполняла свою роль с блеском. И на кону были не амбиции, а их жизнь. Эта страница нашей истории только начала приоткрываться и еще предстоит немало открытий.

 – Давайте поговорим про его роман «Тернистый путь». В свое время именно из-за него Сакена объявили антисоветчиком и в тоже время есть некоторые люди, назвавшие «Тернистый путь» настольной книгой НКВД, называя ее «литературным доносом» Сейфуллина.  

–   Настольной книгой НКВД были книги про Алаш Орду со всеми документами и выкладками – это был целый ряд авторов, исследовавших газету «Казах», переписку с адмиралом Калчаком, другие документы.

Надо понимать, что Советская власть расценивала Алаш Орду как идейных противников. Они насаждали мнение о том, что у казахов не было никакой силы, не было Алаш Орды, не было интеллигенции. Но Сакен своей книгой показал, что все это не только было, но и имело огромное влияние на казахов.  В тех условиях он специально применил такую литературную форму, якобы полемизируя с ними. Он в принципе доказал, что была такая мощнейшая сила, с которой они могли создать свое национальное государство и которая составляла серьезную конкуренцию Советской власти.

И буквально осенью 1937 г. состоятся пленум Союза писателей Казахстана, на которой вынесен вердикт: изъять «Тернистый путь» из библиотек, запретить ее как вредную, националистическую. В подтверждение тому есть немало документов. И это уже показатель роли этой книги.

Редакция Exclusive

 

 

 

Бөлісу:

Facebook арқылы жазылған пікірлер

Сайтта 3 пікір жазылған

Пікір немесе жауап жазу