Почему И.Абишев и С.Тукиев должны быть полностью оправданы?

1035
0
Бөлісу:

(Из выступления адвоката М.Ескараева на прении)

1.Правонарушение не было зарегистрировано

«…21 декабря 2018 года Шаймерденов А. обратился с заявлением в Антикоррупционную службу в отношении Абишева И. по двум фактам получения взятки:

– в 2014 году в размере 1 000 000 долларов США за заключение договора о государственных закупках с ТОО «СМП-610», где Шаймерденов А. является директором, по подрядным работам направленным на реконструкцию Пресновского группового водопровода на общую сумму 7,7 млрд .тенге;

– в 2018 году в размере 250 000 000 тенге за заключение договора о государственных закупках с ТОО «Казбайлык Астана», где директором является свидетель Малгаждаров, а собственником Тюлегенов, за заключение договора подряда для выполнения работ по Соколовскому групповому водопроводу, 2 очередь на общую сумму 5,9млрд.тенге(из 250 млн.тенге, 190 млн.тенге были для Шаймерденова А. по версии обвинения).

Таким образом, Шаймерденов А. сообщил о двух фактах. Также, эпизод по взяточничеству, связанному с оплатой гостиничного номера в размере 85 000 тенге Шаймерденовым А., является отдельным преступлением. Однако, в нарушение императивных норм УПК РК, Бахытовым Д. зарегистрировано лишь одно досудебное расследование в отношении Абишева и Тукиева по делу о миллион долларе, но оно постановлением руководителя СОГ Аташева А. от 31.07.2019 года прекращено за отсутствием состава уголовного правонарушения.

Учитывая, что в материалах уголовного дела нет ни одного процессуального решения, подтверждающего, что имело место регистрации в ЕРДР предъявленного обвинения Абишеву и Тукиеву, и по состоянию на сегодняшний день, сторона обвинения не может их предоставить, то в силу ст.19 УПК РК, все неустранимые сомнения толкуются в пользу подсудимых, суд обязан признать, что по предъявленному обвинению органом уголовного преследования досудебное расследование не осуществлялось.

При указанных обстоятельствах все процессуальные решения по рассматриваемому в главном судебном разбирательстве уголовному делу должны быть признаны незаконными, что в свою очередь обязывает суд полностью реабилитировать Абишева и Тукиева путем вынесения оправдательного приговора.

Аналогичные выводы сделаны доктором юридических наук, профессором Когамовым М.Ч.

2. Нарушены сроки досудебного расследования.

24 декабря 2018 года, следователь Бахытов Д. незаконно прервал сроки досудебного расследования на основании ст.45 ч.7 п.1 УПК РК, то есть за не установлением лица, совершившего уголовное правонарушение.

Бахытов Д. считает, что он имел на то право.

Однако, УПК РК подлежит буквальному толкованию, и никто не имеет право от себя толковать как ему вздумается. Соответственно, достаточных основании для прерывания сроков досудебного расследования по п1 ч.7 ст.45 УПК РК у Бахытова Д. не было, и данные основания являются надуманными.

Согласно требования ст.19 ч.3 УПК РК, в пользу подозреваемого, обвиняемого, подсудимого должны разрешаться и сомнения, возникающие при применении уголовного и уголовно-процессуального законов.

Соответственно, учитывая вышеуказанные обстоятельства доводы Бахытова Д. должны быть признаны сомнительными, и суд обязан признать прерывание сроков незаконными.

Далее, согласно материалов уголовного дела, 10 января 2019 года Бахытов Д. возобновил и в тот же день обратно прервал сроки досудебного расследования по тем же основаниям (оперативное вручение 1,5 млн.тенге Тукиеву С.).

Третий раз, 20 февраля 2019 года Бахытов Д. возобновил и прервал в тот же день по тем же основаниям (оперативное вручение 8,5 млн.тенге Тукиеву С.).

В мотивировочных частях данных постановлении, то есть 10 января и 20 февраля 2019 года, указано, что возобновлено 10 марта 2019 года.

На вопрос, как Бахытов Д. смог указать события которые должны наступить через 1-2 месяца, Бахытов ответил, что имело место техническая ошибка с его стороны.

Звучит крайне неубедительно. Как можно три раза подряд допустить техническую ошибку, написав слово из пяти букв, а именно «10 марта», учитывая, что постановления выносились со значительным временным промежутком между ними, то есть 40 дней.

Возможно, мы бы поверили словам Бахытова и его невероятной рассеянности, что возможно три раза допустить одинаковые технические ошибки, даже при длительном промежутке времени, если бы не одно НО:

Данные процессуальные решения от 10 января и 20 февраля 2019 года, то есть 4 процессуальных решений, согласно ответа УКПСиСУ ГП РК по г.Нур-Султан, в базе ЕРДР не значатся. Хотя Бахытов был обязан выставить статистические карточки в базе ЕРДР по настоящим постановлениям.

Руководитель СОГ – Агибаев А. в своем постановлении о принятии досудебного расследования в свое производство от 11 марта 2019 года в мотивировочной части данного постановления указал, что сроки досудебного расследования прерваны 24 декабря 2018 года и возобновлено 11 марта 2019 года, тем самым не указав движение уголовного дела и целых 4 процессуальных решении.

Доводы Агибаева и Бахытова о том, что следователь не обязан указывать в постановлении все процессуальные решения, в данном случае неубедительны, так как последним сроком прерывания досудебного расследования было 20 февраля 2019 года. Следователь обязан указать срок последнего прерывания досудебного расследования. Согласно требованиям ст.192 УПК РК, срок досудебного расследования определен 2 месяца,

соответственно, из-за незаконности 3-х постановлении о прерывании сроков досудебного расследования, двухмесячный срок досудебного расследования истек 21 февраля 2019 года, и не продлевался до этого до трех месяцев.

Соответственно, все протокола процессуальных действий после 21 февраля 2019 года недопустимые доказательства, а все процессуальные решения незаконные, что в свою очередь обязывает суд полностью реабилитировать Абишева и Тукиева путем вынесения оправдательного приговора.

Аналогичные выводы сделаны доктором юридических наук, профессором Когамовым М.Ч.

3. По уголовному делу предмет взятки недоказан.

Оперативные вручения взятки имели место 10 января (1,5 млн.тенге) и 20 февраля 2019 года (8,5 млн.тенге), которые Шаймерденов А. передал Тукиеву С., и 14 марта 2019 года (50 млн.тенге из которых 49 млн. тенге муляж) Шаймерденов А. передал Шындаулетову К.

-10 января 2019 года вручение 1,5 млн.тенге осуществлял оперуполномоченный Исмагулов Ж и им же составлен протокол вручения денежных средств.;

-20 февраля 2019 года вручение 8,5 млн.тенге осуществлял заместитель начальника Оперативного Департамента Жармаков и им же составлен протокол вручения денежных средств.. Поручение следователя Бахытова Д. о проведении процессуального действия в материалах уголовного дела в обоих случаях нет;

-11 марта 2019 года вручение 50 млн.тенге осуществлял также Жармаков, и им же составлен протокол вручения денежных средств. Жармаков не был членом СОГ, поручение о проведении процессуального действия от руководителя СОГ Агибаева А. в материалах уголовного дела нет. А ведь согласно требованиям ст.197 УПК РК, производить следственные действия имеют право лишь должностные лица, в производстве которых находится уголовное дело. Протокола следственных действий могут составлять лишь те лица, в производстве которых находится досудебное расследование, или кому это было поручено первыми.

С 21 декабря 2018 года по 11 марта 2019 года уголовное дело находилось в производстве следователя Бахытова Д., а с 11 марта 2019 года, уголовное дело находилось в производстве Следственно-оперативной группы, возглавляемой Агибаевым А.

В материалах уголовного дела письменных поручении от Бахытова Д. и Агибаева А. о том, что необходимо провести осмотр и вручение денежных средств Шаймерденову А., не имеются.

В силу ст.10 ч.1 УПК РК, суд, прокурор, следователь, орган дознания и дознаватель при производстве по уголовным делам обязаны точно соблюдать требования настоящего Кодекса, иных нормативных правовых актов, указанных в статье 1 настоящего Кодекса. Соответственно, три следственных действий, где производилась фиксация взятки произведены

неуполномоченными на то лицами, влечет признание всех трех протоколов недопустимыми доказательствами.

Таким образом, обвинением не доказана сумма взятки, переданной Шаймерденову А., что влечет прекращение уголовного дела по ст.35 ч.1 п.2 УПК РК. Аналогичные выводы сделаны доктором юридических наук, профессором Когамовым М.Ч.

4.Санкции на проведение НСД-1,2 получены незаконно.

При вынесении постановлении о проведении НСД-1,2 в отношении Абишева, Тукиева и Макишева и дальнейших их продлении до 2-х и 3-х месяцев оперуполномоченным Исмагуловым Ж. и следователем Бахытовым Д. указаны заведомо ложные сведения. Во всех постановлениях при санкционировании судом, вышеуказанные должностные лица, вводили следственных судьи в заблуждение, а именно:

Согласно данным постановлениям Макишев А. указан, как директор ТОО «Казбайлык Астана», и он согласился передать взятку Абишеву И. в размере 250 млн.тенге за заключение договора о государственных закупках.

Однако, на сегодня доказано, что Макишев А. не является ни директором, ни учредителем ТОО «Казбайлык Астана», не влияет на принимаемые решения в данном Товариществе, никогда не был членом Исполнительного органа данного ТОО.

Из его показаний в ходе ГСР следует, что его задача заключалась лишь в том, чтобы познакомить Шаймерденова А. и собственника ТОО «Казбайлык Астана» Тюлегенова. Однако, Тюлегенов не хотел встречаться с Шаймерденовым А., что свидетельствует о том, что он не хотел давать взятку Абишеву И.

Он сам никаких отношении к деньгам, то есть к взятке, не имеет.

Возникает простой вопрос, зачем необходимо было это делать и указывать в вышеуказанных постановлениях заведомо ложные сведения?

Ответ очень прост: По показаниям Шаймерденова он сам посредник в получении взятки, Абишев взяткополучатель, Тукиев пособник взяткополучателя, Макишев тоже посредник в даче взятки. Взяткодателя нет!

Если нет взяткодателя, соответственно, нет и преступления.

Если нет преступления, то и судьям специализированного следственного суда нет необходимости давать санкцию. Зная об этом, вышеуказанные сотрудники Антикоррупционной службы ввели в заблуждение суд и узаконили свои заведомо незаконные действия.

Таким образом, все постановления о проведении НСД необходимо признать незаконными, а их результаты недопустимыми доказательствами, что обратно ведет к полному оправданию Абишева и Тукиева по предъявленному обвинению.

5.Совершено фальсификация доказательств по делу!

14 марта 2019 года старшим следователем Антикоррупционной службы произведено следственное действие в виде осмотра живого лица, а именно Шындаулетова К. Согласно содержанию данного протокола следует «офицер

Жанболатов М. приступил к смыву с обеих рук Шындаулеова К.Ш. Предварительно, ультрафиолетовой лампой была подсвечена сначала левая, а затем правая рука Шындаулетова К.Ш., а также его одежда. При этом, на ладони правой руки было установлено свечение желто-зеленого цвета».

Но на видео данного следственного действия особо ничего не видно. На левой руке, согласно протокола, ничего также обнаружено не было, что подтверждается видеозаписью. Смывы рук бросают в полиэтиленовые пакеты, предварительно перед этим, не отсвечивая ультрафиолетовым излучением. Соответственно, на сегодня, не возможно, установить, было ли в этих пакетах заранее засыпаны люминесцентные порошки. Данные обстоятельства оставляют неустранимые сомнения касательно чистоты тех самых полиэтиленовых пакетов.

Более того, стороной обвинения не предъявлено бесспорного доказательства того, что Шындаулетов К. брал в руки черную сумку, в которой якобы находились 50 млн.тенге.

Согласно заключению эксперта за №671 от 01 апреля 2019 года (судебная экспертиза по исследованию специальных химических веществ) на левой руке Шындаулетова К. обнаружены наслоения, образованные люминесцирующим веществом, относящимся к специальным химическим веществам.

На левой руке Шындаулетова К. при осмотре живого лица следов люминесцентного порошка не обнаружено, однако, при экспертизе они есть, такого быть не может.

Таким образом, фальсификация доказательств на лицо, что влечет признание заключения эксперт за №671 от 01 апреля 2019 года и протокола осмотра живого лица от 14 марта 2019 года недопустимыми доказательствами по делу.

При установленных судебным следствием обстоятельствах единственно законным и правосудным судебным актом может быть только оправдательный приговор! Данное уголовное дело изначально не имело судебной перспективы! Невиновность Абишева и Тукиева по предъявленным обвинениям очевидна.

Уважаемый суд, прошу Вас, опираясь на свой жизненный опыт, внутреннее убеждение, на букву закона вынести оправдательный приговор, полностью реабилитировав Абишева И.А. и Тукиева С.А.

Бөлісу:

Facebook арқылы жазылған пікірлер

Пікір немесе жауап жазу

он тоғыз − 5 =