Казахский язык – для элиты

8325
3
Бөлісу:

Казахский язык в Казахстане, спустя 18 лет со времени обретения страной независимости не стал языком общения для значительной части самих казахов. Тому есть самые разные причины, все они, в общем-то, известны и многократно вербализованы. Но знание и понимание не всегда становятся руководством к действию. Kieli7su попытался разобраться в этом вопросе.

Так и в данной ситуации: как бы ни были ясны необходимость, преимущества, естественность, комфортность существования человека в собственной языковой среде, все они легко разрушаются при столкновении с реальным положением дел – казахи не хотят говорить на родном языке. Речь, конечно же, идет о так называемых русскоязычных казахах, владеющих, в лучшем случае, разговорным казахским.
Бросим беглый взгляд на историю вопроса с тем, чтобы попытаться понять, не были ли при попытках решить языковую проблему упущены из виду какие-либо важные ее составляющие.
Итак, главным препятствием для полноценного функционирования казахского языка в Казахстане видится национальный нигилизм, выступающий ярким признаком колонизированного сознания. Национальный нигилизм выражается в представлениях об ущербности собственной культуры, ее неспособности соответствовать требованиям сегодняшнего дня; в предпочтении, которое отдается инокультурным стратегиям. Приведем характерные суждения, которые произрастают на такой почве.
1. Казахский язык не может адекватно отражать реалии современного техногенного мира. Зачем тратить усилия и средства, чтобы создавать, к примеру, казахский google? – Таким способом пытаются найти якобы объективные основания для того, чтобы оправдать отсутствие собственного интереса к судьбе языка.
2. На сегодня нет эффективных методик преподавания казахского языка. – Трудно вообразить более неловкую отговорку. Разве мы не живем в стране, государственный язык которой – казахский. У нас есть телевидение, радио, вещающие на нем; есть, наконец, весомый процент населения, который является носителем этого языка. Ссылки на несовершенство обучающих методик словно основываются на вере в существование волшебных таблеток, которые позволяют овладеть языком безо всякого труда.
Но казахский язык ничем не отличается от других языков: чтобы изучить его, нужно приложить серьезные усилия и старания. Нетрудно догадаться, что в такой ситуации изучение казахского языка видится как жест одолжения: «Я изучу казахский, если будут созданы совершенные языковые тренинги, которые чудесным образом гарантируют идеальные результаты, поскольку я не намерен тратить на этот процесс время и силы».
3. Что мне даст изучение казахского языка? Прибавку к зарплате? Продвижение по службе? – Казахский язык выступает как предмет торга, иначе именуемого разработкой системы мотивации.
Таким образом, казахский язык отчужден от части его предполагаемых этнических носителей, он не является для них естественным идентификационным национальным признаком. Проблема нежелания этой группы казахов знать родной язык и говорить на нем есть проблема девальвации и непривлекательности в их глазах ценностей национальной культуры, ее прошлого, настоящего и будущего.
Из чего следует простой вывод – казахский язык до тех пор будет бытовать в виде декоративного, политкорректного элемента современного казахстанского общества, пока не будет реанимировано национальное самосознание. Пока не будет осознано то, что ставшие привычными ментальные стереотипы лишают внутренней свободы – свободы быть собой, свободы полноценного существования в собственном национальном пространстве. Пока не станет очевидной пагубность разделения казахов по языковому признаку.
Обратимся к той части казахской культуры, представители которой находятся на другом полюсе языковых предпочтений. Скажем сразу – крайне наивно было бы полагать, что в таких непростых условиях состояние казахского языка может напоминать заповедный цветущий оазис. К сожалению, здесь более уместно сравнение с территориями, подвергшимися опустыниванию.
В современном казахском языке все более отчетливо проявляются процессы креолизации, выражающиеся в изменении характерных грамматических, орфоэпических норм, калькировании. Казахский начинает утрачивать свою органическую природу, приобретая черты механистически сконструированного, неживого языка. Чтобы убедиться в этом, достаточно прислушаться, как говорят по-казахски в ряде электронных СМИ.
Сегодня, когда представители первого поколения казахов, выросших без знания родного языка, достигли в среднем 50 лет, можно, наверное, с известной степенью обоснованности судить о том, насколько результативным оно оказалось.
Если вести речь, к примеру, о национальном искусстве, то склоняешься к мысли о том, что разделение казахов на русскоязычных и казахоязычных оказало скорее деструктивное влияние на процессы становления современной казахстанской культуры. Есть ли у нас достижения мирового уровня в сфере гуманитарной мысли, в искусстве, литературе, независимо от того, на каком языке созданы эти произведения – казахском или русском? Не являемся ли мы всего-навсего безнадежно отсталой культурной провинцией, пребывающей в состоянии гуманитарного кризиса?
Ответы на эти вопросы должны искать наши мыслители, философы, исследуя законы функционирования, с одной стороны, гармоничных, жизнеспособных, с другой – химерических культур.
Проблем, на самом деле, очень много. До сих пор не разработана теория культурного процесса, живыми свидетелями и участниками которого мы все являемся.
Но есть и хорошая новость – начать менять ситуацию можно уже сейчас, не дожидаясь, пока будут поименованы все современные культуросозидающие и энтропийные тенденции.
Памятуя о том, что предполагалось найти ресурс, до сих пор не использовавшийся в ходе реализации языковой политики, обратимся к конкретному социальному слою – просвещенной политической, бизнес и культурной элите. Ставка на элиту делается потому, что важной порукой сохранения, дальнейшего развития и восстановления надлежащего статуса казахского языка является личное участие в этом процессе граждан, в полной мере осознающих свою ответственность перед будущим страны.
В целях демонстрации решительного намерения отказаться от роли пассивного наблюдателя и стать активным участником создания гармоничного культурного пространства Казахстана Гуманитарная секция издания «National business» инициировала национальный проект изучения казахского языка «Кобланды» наизусть».
При разработке этого проекта учитывалось, что его суть должна быть адекватна драйву и энтузиазму, с которым его участники берутся разрубить гордиев узел сложной языковой проблемы, а потому содержать в себе известные элементы экстраординарности. В ходе проекта его участники учат наизусть литературное произведение, содержащее более 6000 поэтических строк… Во время обучения будут проводиться съемки документального сериала, который позволит познакомиться с этой оригинальной методикой широкой общественности.
По нескольким причинам в качестве предмета изучения было выбрано произведение жанра героического эпоса. Созданный несколько столетий назад и сопровождавший жизнь казахского этноса вплоть до ХХ века, по достоинству оцененный советской культурологией казахский эпос предстает своеобразной энциклопедией жизни народа, национального мировоззрения. Именно героический эпос формировал представления о герое, защитнике Родины. Героический эпос представляет собой квинтэссенцию казахского свободолюбивого духа.
Эти произведения, дошедшие до нас в стихотворной форме, являются прекрасными литературными творениями, они открывают мир казахской традиционной культуры: богатство и образность языка, тайны сакральной мифологии. Многие ли из нас знают перипетии судеб эпических героев?
Возможно, их образы ассоциируются в основном с возвышающимися над мирской суетой величественными скульптурными памятниками, сооруженными из камня, отлитыми из бронзы. В то время как казахский эпос повествует об их живых, оригинальных характерах, кипении драматичных, шекспировских страстей.
Среди многих героев выбор пал на Кобланды батыра, потому что эпос «Кобланды батыр» является наиболее известным классическим произведением своего жанра, достаточно хорошо изученным на сегодняшний день в отечественном литературоведении. «Кобланды батыр» традиционно открывает издаваемые сборники казахских героических эпосов.
Можно ли полюбить то, чего не знаешь? Очевидно, что нет. Для того чтобы сделать шаг навстречу национальной культуре, стоит проявить к ней интерес. Результаты будут стоить затраченных усилий. И конечно, нет ни малейшего сомнения в том, что после такой впечатляющей интеллектуальной работы участники проекта овладеют казахским языком на уровне его грамотных, продвинутых носителей.
Проект «Кобланды» наизусть» является также и тренингом, воспитывающим лидерские качества. Он может оказать существенное влияние и на наши собственные представления о национальном характере, выдвигая на первый план такие черты, как настойчивость, трудолюбие, умение анализировать и решать любую, самую сложную и запутанную, на первый взгляд, ситуацию.
Гуманитарная традиция, основанная на мастерстве владения словом, всегда была очень важна для казахской культуры. Вместе с потерей этого великолепного языкового богатства на много порядков обеднела и современная казахстанская культура. Но восстановить утраченные гармонии еще можно, и это в наших силах.
Представляется, что «Кобланды» наизусть» станет одним из интереснейших гуманитарных проектов, нацеленных на развитие государственного языка в Казахстане. (Опубликовано «National Business», 2009, №3 (64))

Земфира ЕРЖАН

qazaquni.kz

Бөлісу:

Facebook арқылы жазылған пікірлер

Сайтта 3 пікір жазылған

  1. Андрей 26 Қараша, 2019 12:49 Жауап

    В мире половина населения знает два и более языка при общем количестве языков около 6000. О чем это говорит? Зачем людям дополнительный язык, кроме языка своего этноса?

    Дело в том, что существует всего несколько международных языков, которые закрывают потребность человека в образовании, доступе к технологиям, к информации самого широко спектра и, самое главное – доступ на постиндустриальный рынок (экономически развитый информационный рынок на международном языке). Русский язык как раз-то является таким языком. Поэтому знание одного русского, либо одного международных языков является достаточным для современного человека. А знание малого языка своего этноса является недостаточным.

    Вот и весь ответ.

  2. Қолқоюсыз 22 Желтоқсан, 2019 23:07 Жауап

    Не согласен ни со статьей, ни с первым комментарием. Казахский язык можно развить только с народом, со всем народом. Сперва нужно задаться вопросом – что вообще нужно для языка? 1. Осознание превосходства. Для этого в государство должны быть заложены и достигнуты уникальные гуманитарные цели и основы. 2. Превосходящие достижения. Эти достижения должны быть честно и справедливо достигнуты казахами в науке, культуре и образовании. 3. 1-2 поколения лягут костьми безусловных и абсолютных патриотов. Заметьте, никакого сиюминутного мирового признания вовсе не нужно: только я и народ.

  3. Анатолий 15 Қаңтар, 2020 15:06 Жауап

    Члену элиты любого государства необходимо знать хотя бы один из мировых языков. В нашем случае – или китайский, или английский, или русский. Местный (где живут), можно и не знать. Выгодней совершенствоваться в знании мирового языка – что бы понимали и быть понятым другими.

Пікір немесе жауап жазу

15 − 1 =