Торегали Казиев: Как зародились легенды о Томирис, слепых рабах и поедании стариков

6208
0
Бөлісу:

В сентябре вышел в прокат фильм «Томирис»: он вызвал интерес к истории Степи, окутанной легендами, в которых можно найти рациональные зерна образа жизни, быта, семейного уклада древних номадов, созвучные образу жизни, менталитету, языку современных казахов. В том числе – место и роль женщины в Степи.
Об этом мы поговорили с исследователем Торегали Казиевым, автором книг «Акбулак – прародина скифских царей», «Сердце Мира», «Казах держал на плечах Небо», «Во главе Великой Сарматии» и др. Исследовательский подход Казиева: исторические данные по редким источникам, данные археологии, анализ по языкам, сравнительно-сопоставительный анализ с современной жизнью потомков номадов. В этом новизна и оригинальность объяснений исторических парадоксов.

Свободу степной женщины никто не отнимал

– Токе, амазонки, степные воительницы, царица Томирис и т.д. – такая тематика европейцами нередко подавалась как миф, экзотика или пережитки матриархата.
– Да, не знающие степной жизни ученые выдвигают порой какие-то фантазии о некоем древнем матриархате. А дело обстояло буднично: после смерти мужа некоторые наши праматери занимали место умершего мужа в управлении обществом, так как этого требовали окружающие в целях сохранения баланса установившихся на тот момент интересов наличествовавших родов, кланов, семей и т.д.
По примерам цариц Томирис и Зарины видно, что это было именно так. У степняков, как бы их древние авторы не называли – скифами, саками, сарматами, массагетами, аланами и т.д., положение женщин в обществе было высокое, и они умели воевать, трудиться и управлять не хуже, чем мужчины.
Такого высокого положения женщин не отмечено ни у одного народа: индийского, иранского, ближневосточного и др. Обычно в тех странах место женщины было в гареме, на кухне, у люльки, за стиркой, уборкой помещений, нередко в одежде с черным покрывалом. Прятали друг от друга лица даже сестер, так как они на двоюродных сестрах женились…
– Влияли ли образ жизни и обычаи в Степи на положение женщины?
– Конечно. В Степи соблюдали обычай жеті ата, невест брали издалека, друг друга уважали, ценился каждый человек и все дети воспитывались тружениками и воинами. Сыновья и дочери с малых лет скакали на конях, умели пользоваться оружием, пасти и охранять скот, владели всеми доступными ремеслами, обычаями и культурным богатством своего народа.
Когда муж находился в пути, жена оставалась за него и решала все вопросы ведения хозяйства, ибо доверить их больше было некому. Если нападал враг, матери и дочери брали в руки мечи и луки со стрелами, изрубали и расстреливали нападавших. Ведь в степи невозможно было спрятаться за крепостными стенами, поэтому полагались только на себя.
– Положение женщины актуально и для нашего времени, когда на смену девушек с непокрытой головой приходят девушки и девочки в хиджабах и даже никабах…
– Да, под влиянием определенных обстоятельств менялось и положение женщин. Например, археологические данные говорят об изменении роли женщин в сарматском обществе. Вот сведения из капитального труда Института Археологии СССР «Степи европейской части СССР в скифо-сарматское время».
О савроматском, раннесарматском периоде: «…около 20% женских савроматских могил VI-IV веков до н.э. Поволжья и Приуралья содержит оружие (наконечники стрел, мечи, копья)».
А о позднесарматском (аланском) периоде пишется так: «…в женских могилах орудия труда, украшения, предметы туалета, амулеты… вооруженных женщин почти нет».
Причина – в постепенном изменении взглядов степняков под давлением образа жизни в Западной Европе и на Востоке, где положение женщин было низким. Сарматы те страны завоевали, но за многие века стали поддаваться их социальным порядкам.


– Есть ли местные источники об известных женщинах?
– О наиболее талантливых праматерях есть источники, сохранились имена в наших шежире, как и в сказаниях других стран. Например, племя Кете названо по имени праматери Кетебике, род Ашебек из Таракты Табын назван по имени праматери Ашебек и таких примеров немало. В шежире показывается имя мужа, но род зовет себя именем великой праматери. Причина: после смерти мужа-хана они выходили замуж вторично и занимали пост умершего мужа, свершили много хороших дел для населения подвластных им территорий.
Кетебике, например, отмечена в тексте «Авесты» как богиня Анахита, а Ашебек как богиня Аши. Предки казахов воздавали почет предкам-аруахам, а иностранцы считали это почитанием богов, и это закрепилось в сказаниях, в том числе в «Авесте». Есть утверждения исследовательницы «Авесты» Мэри Бойс о том, что «Авеста» сложена в степях восточнее реки Волга – все названные там роды и сегодня тут живут.

Степные царицы

– Читая ваши книги, вспомнилось раскрытие отрывка из «Илиады» «Черпая кубком двудонным вино из сосуда златого» Максатом Байлы. «Комментаторы объясняют: «Кубок двудонный – кубок, имеющий под дном ножку с подставкой, как наши бокалы». Потому что не имеют представления о такой посуде, какую казахи имеют до сих пор. Двудонным ковшиком с ручкой! По-казахски называется ожау, саптыаяқ» (по книге «Илиада глазами тюрколога»)… 
– Действительно, многие непонятные для европейцев детали прошлого, связанного с «кентаврами», могут быть объяснены нами, потомками «кентавров». Историк Жумажан Байжумин пишет: «Засвидетельствованный античными авторами образ жизни и этнографические особенности скифо-сарматских кочевников эпохи раннего железа практически полностью едва ли не в мельчайших деталях совпадают с известными особенностями материальной и духовной культуры всех более поздних центрально-азиатских народов, включая казахское общество Нового времени».
Поэтому утверждения ученых о том, что древние степняки имели иранские или индоевропейские корни, не выдерживают никакого сравнения с буднями исторической действительности. Ранние кочевники (саки, скифы, сарматы, аланы, гунны, массагеты) и поздние кочевники казахи – это люди одной материальной и духовной культуры.
«Индоираноевропейцы» же, как и европейцы, о многих деталях кочевничества даже понятия не имеют, ибо другой жизнью жили.
– Расскажите немного о степных царицах.
– О Томирис историк V в. до н.э. Геродот писал: «Царицей массагетов была супруга покойного царя. Звали ее Томирис».
О царице Зарине по труду Ктесия отрывок из работы востоковеда В.В.Григорьева «О скифском народе саках»: «Что касается до нравственного уровня саков, то весьма высокое мнение об этом дает нам образ их царицы Зарины, каким он является в рассказе Ктесия. Трудно представить себе что-либо величественнее и вместе с тем привлекательнее этого образа, в котором высшие государственные способности, мужественная сила духа, решительность характера и глубокое чувство собственного достоинства соединяются с полнотой женственной нежности и высокой чистотой души. С оружием в руках является она на поле битвы бок о бок со своим вторым мужем, разделяя его опасности… такими героинями были у саков, по Ктесию, все вообще жены».
О сарматской царице Амаге рубежа 3-2 вв. до н.э. историк Полиэн писал, что она за сутки проскакала со 120 воинами более 200 км и внезапно взяла штурмом ставку одного скифского царя, который допускал несправедливости к соседнему городу, убила его и, поставив во главе того царства сына убитого царя, сказала ему: «Правь справедливо и не обижай соседей»!

Белые пятна скифов по Геродоту

– Читал у Геродота, будто своих рабов скифы ослепляли из-за кобыльего молока, которое они взбалтывали.
– Да, у Геродота встречается фраза «всех своих рабов скифы ослепляют». Но у скифов, сарматов и прочих прототюркских кочевников Евразии рабов не было! Как отмечает Лев Гумилев, только в VIII в. при приходе арабо-иранских порядков у тюрков слово «кул», «гул» стало приобретать понятие «раб». Изначально слово «құл» означало «Құдыреттің ұлы» – «Всемогущего сын»! Русские же даже до ХVII в. звали себя «сынами божьими», но действующие цари и церкви в ХVII в. переименовали их в «рабов божьих» и загнали в крепостническое рабство. Цель создает средства.
У казахов до сих пор есть выражение «көзін жою», буквально – «глаза его уничтожить», «ослепить». А смысловое значение – «убить», «умертвить».
Фактически в книге Геродота речь идет о попавших в плен, а не о рабах. Ослеплять пленников означало создавать себе трудности, ведь жизнь у кочевника мобильная и с безглазыми нужно дополнительно возиться. Значит, дело шло об «умертвлении», но «умертвляли»-то не человека, а статус пленника! В древности это называли «вторым рождением»! Убивали статус пленника, рождался свободный человек. Того бывшего пленника ставили к какому-то делу, присматривались и со временем он становился членом рода, женился и включался в шежире – примеры есть.
– Какие примеры еще можете привести такого рода непонимания скифов, что превращалось в легенды?
– Еще пример. И сегодня степняк может сказать: «…әкемнің асын бердік, етін жедік», что означает «…мы провели поминки по отцу, умершему год назад. Мясо, посвященное ему, ели». Но человек, незнакомый с образностью казахского языка, может перевести буквально: «…мы отцу ас дали, мясо его мы съели»! И Геродот в «Истории» так и пишет, что кочевники ели мясо своих стариков! Это о народе, который почитал старших как при жизни, так и после смерти – наше почитание аруахов (предков) тот же Геродот, те же греки считали почитанием богов!
Эти примеры привожу для того, чтобы при чтении работ историков читатели могли отличать реальные сведения от неадекватного перевода и истолкования. Книга Геродота очень информативна, но некоторые неоднозначные места в ней встречаются. После просмотра фильма «Томирис» становится ясно, что «кентавры» с глубокой древности живут на родной земле и умели эффективно ее защищать!
…Весной 2006 г. я принимал участие в научной конференции в Оренбурге по ямной культуре бронзового века и слышал выступление руководителя археологического Института из Молдавии В. Дергачева. Он сказал: «…нельзя понять Степь, живя в лесу!». Суть исторической проблемы – чтобы понять Степь, нужно жить в Степи.
– Торегали Абдуллаулы, большое спасибо за интервью!

Дастан ЕЛДЕС

qazaquni.kz

 

Бөлісу:

Facebook арқылы жазылған пікірлер

Пікір немесе жауап жазу

алты + жеті =