Салафизм распространился в Казахстане через имамов?

285
0
Бөлісу:

В последнее время произошли события, которые в известной мере подорвали основу религиозного радикализма, экстремизма, «романтизма», показали и раскрыли во всей «красе» современный «всемирный халифат». Это поражение Исламского государства Ирака и Леванта (ИГИЛ), провозглашенного в 2014 году как всемирный халифат с шариатской формой правления. После поражения ИГИЛ начался возврат казахстанцев из Сирии.

Спуск с небес на землю

22 октября в Нур-Султане начался процесс в отношении 14 человек, вывезенных из Сирии в Казахстан в рамках спецоперации «Жусан» и обвиненных на родине в терроризме. По версии следствия, 14 подозреваемых казахстанцев состояли в Сирии в отряде экстремистской группировки ИГИЛ. Подозреваемым были предъявлены обвинения в участии в террористической деятельности, вербовке и пропаганде терроризма, а также совершении иных тяжких преступлений.
ИГИЛ в свое время было воспринято религиозными радикалами и «романтиками» как настоящий халифат, восстановление шариата, истинно исламское общество, где у них будет возможность воплощения своих религиозных представлений и убеждений. По этим и другим причинам в боевиках, желающих воевать «за джихад», «за веру», «за Аллаха», и их «боевых подругах» не было недостатка по всему миру. И множество мусульман, нередко с семьями, разными путями оказывались в зоне боевых действий, в том числе из Казахстана.
Немало было у нас и тех, кто просто поддерживал «халифат» и его идеологию, в социальных сетях и даже в мечетях шла вербовка мусульман для учебы, военной подготовки за рубеж. Зарубежные пропагандисты красочно описывали образ джихадистов, настоящих воинов за веру, привлекали новобранцев славой мучеников, которые непременно попадут в рай. Многое обещалось и женщинам.
Всего КНБ с госорганами и иностранными партнерами вернули из Сирии 595 казахстанцев, свыше 400 из них – дети. 10 мужчин и 5 женщин из числа возвращенных в Казахстан уже осуждены к различным срокам лишения свободы. Их признали виновными в участии в деятельности террористической организации. В июле 2018 года КНБ сообщал, что с момента начала войны на Ближнем Востоке в Сирию и Ирак уехали около 800 граждан Казахстана. А сколько их реально там было, сколько погибло – никто точно не знает.
Характерно, что Исламское государство продолжило салафитскую традицию призыва мусульманской общины к возвращению к временам праведных халифов и пророка Мухаммада – это мечта многих салафитов.
Поражение ИГИЛ было как отрезвляющий «спуск с небес на землю» боевиков, их жен, отчасти крушение религиозных представлений и убеждений тех, кто верил в «исламский рай». И вернувшиеся женщины рассказали о том, что жизнь в «халифате» была настоящей пыткой, и хотели бы похоронить эти воспоминания, просто забыть об этом навсегда; с ужасом поведали о том, что женщины выходили замуж по 19 раз, о распространенности насилия, педофилии, казни за попытки бегства и т.д.
Ясное дело, что дети не должны были находиться в воюющей стране, где ничего нет: образования, нормального питания, жилья, медицины, но родители хотели, чтобы они жили в настоящем халифате… Так печально закончилась, условно говоря, религиозная романтика некоторых наших граждан.

В Казахстане хотят воссоздать первоначальную исламскую общину?

В 90-ые годы после принятия сверхлиберального закона от 1992 года «О свободе вероисповедания и религиозных объединениях» осуществлялся свободный выезд молодых людей для получения духовного образования в страны Ближнего Востока, Пакистан, Афганистан, Египет, Турцию, Саудовскую Аравию и т.д. Там им прививались кроме основных знаний идеи, чуждые традиционной для казахов форме ислама, нередко и радикальные, экстремистские идеи, образ жизни, отличный от казахского.
Крайне удивительно, что наши политики, идеологи, законодатели, духовенство тогда не просчитали риски религиозной и идеологической экспансии в молодую республику. Эта всем известная проблема, которую я поднимал с 2008 года, но осталась до сих пор не решенной. Кстати, среди 14 человек, обвиненных в Нур-Султане в терроризме, есть и те, которые получили теологическое образование в Египте.
Например, осенью 2018 года депутаты сената парламента РК, рассматривая законопроекты по вопросам религиозной деятельности, предложили исключить норму, согласно которой получение гражданами Казахстана духовного (религиозного) образования в иностранных государствах допускается только после получения высшего духовного (религиозного) образования в республике, посчитав это нарушением прав граждан на получение образования и беспрепятственный выезд и въезд в страну.
Депутаты будто не знают, что «салафиты», «арабский» ислам, хиджабы и т.д. в РК появились, как только нашу молодежь стали обучать в религиозных заведениях Египта, Пакистана, Саудовской Аравии, Катара, Турции, Афганистана и т.д. Ведь там студенты не только изучали Коран, но перенимали особенности ислама той или иной страны, другой мазхаб, культуру, образ жизни, менталитет, отношение к женщине, одежде и т.д.
Во всех этих странах есть свои религиозные противоречия, радикальные, экстремистские, оппозиционные течения ислама – зачем они нужны нашим имамам?! Не говоря о том, что много мечетей построили с помощью Саудовской Аравии, что давало возможность этой стране влиять на религиозную жизнь нашей страны, хотя это не повод перенимать салафизм. В социальных сетях писали, что в наших «салафитских» мечетях материально поощряли своих приверженцев, женщинам бесплатно раздавали хиджабы и т.д.
Теперь сравним салафитскую традицию: призыв мусульманской общины к возвращению к временам праведных халифов и пророка Мухаммада, вернуться к истокам, к первоначальной исламской общине, и что было привнесено в ислам за более чем тысячу лет его существования, относится к так называемым запрещенным новшествам.
По этой причине салафиты не приемлют «степной» ислам, казахскую культуру и традиции – это ведь не первоначальная исламская (арабская) община. Непонятно, как можно вернуться к первоначальной исламской общине в ХХI веке, хотя понятно стремление наших «салафитов» перенимать такое учение вплоть до внешних признаков и обычаев.
Уже наши имамы призывали написать петицию и собирать подписи в поддержку хиджабов в учебных заведениях, учили мужчин бить камчой своих жен, чтобы не оставлять следов, покрывать головы маленьких девочек, проводили обряд «неке кию» без официальной регистрации брака и т.д. Участились и разводы по исламским законам, когда муж дает развод жене одним только словом «талак», и брошенная семья остается без алиментов, потому что не было официальной регистрации брака. По публикациям в СМИ, таким правом пользуются и сами имамы. От них не отстают и некоторые чиновники. Не говоря о снижении уровня образования, науки, культуры, литературы. Такие тенденции будут усиливаться, если государство будет безучастным.

Салафизм распространился через имамов?

Вся эта история с «халифатом» вызывает настороженное отношение общества и государства: по каким причинам у нас появились его радикальные сторонники? Приблизительно такая же ситуация и у наших соседей. Самое большое количество боевиков для ИГИЛ «экспортировала» Россия (около 3500), затем – Узбекистан (1500) и Таджикистан (1300), Кыргызстан и Казахстан – 400-500.
В историческом, идеологическом и законодательном контексте история казахстанцев-джихадистов в Сирии – это результаты сверхлиберального закона от 1992 года «О свободе вероисповедания и религиозных объединениях», который открыл двери в Казахстане для многочисленных сект и религиозных организаций, дал возможность казахстанцам получать духовное образование за рубежом. Кстати, и у соседей была такая ситуация с законами о религии.

В нынешних реалиях, когда салафизм становится опасным дестабилизирующим фактором в самых разных уголках планеты, власти Саудовской Аравии, откуда направились в «халифат» более 3000 боевиков, все чаще задумываются о пересмотре статус-кво. Ведь в этой стране существует салафитская оппозиция, и именно из нее идет поток добровольцев, отправляющихся воевать на стороне террористов по всему миру.
Одно время велись разговоры о запрете салафизма в Казахстане, но они остались лишь разговорами – мол, эта официальная религия Саудовской Аравии, как мы ее запретим? К примеру, у нас не распространяется шиизм – это не означает, что эта религия у нас под запретом. По этой причине речь должна идти не о запрете – салафизм распространился через имамов, получивших духовное образование за рубежом.
«Арабский» ислам зашел в вузы и школы светского государства, появились учителя и преподаватели, придерживающиеся канонов «чистого» ислама, много защитников арабского хиджаба, «салафитов», уже чаще звучат слова «по законам шариата должно быть так» и т.д. Уже не действуют разъяснения представителей ДУМК о том, что по канонам ислама голову покрывают не девочкам, а девушкам при достижении половой зрелости.
В конце 2018 года 22-летний мужчина из Атырауской области, который учился в медресе в Шымкенте, забил 5-летнего пасынка за неправильное прочтение молитвы. Родные утверждали, что к пасынку отчим всегда относился хорошо. Он пытался увлечь мальчика религией, но ребенок толком не понимал его требований. Можно было бы отнести этот случай к неадекватности мужчины, если бы не одно обстоятельство – он учился в медресе, то есть имел начальные знания. Какие причины смертельных побоев ребенка – в медресе прививают идеи радикальных течений, слабые знания преподавателей, психическая неустойчивость, радикализм слушателя или что-то иное – эти и другие вопросы остались без ответа…

Дастан ЕЛДЕС
qazaquni.kz

Бөлісу:

Facebook арқылы жазылған пікірлер

Пікір немесе жауап жазу

он сегіз + 15 =