Когда казахский язык станет государственным?

Бөлісу:

Законодательный парадокс состоит в том, что есть статус казахского языка, но нет закона об этом. Раз нет закона – нет и статуса?!

Поэтому пришло время установить приоритеты, внести уточнения в функционировании двух основных языков. Раз идет тенденция к расширению сферы применения казахского языка, то ее надо узаконить, чтобы не было недоразумений, конфликтов или перехода на язык партнеров. Наша страна «особенная», поэтому необходимы уточнения приоритетов из-за сложившейся ситуации и юридического казуса в Конституции РК.

Законодательный парадокс: когда узаконят государственный язык?

В основных положениях языковое законодательство РК – за функционирование государственного языка во всех сферах общественных отношений, но на деле этого не происходит. Не секрет, наше общество по вопросу развития и функционирования государственного языка смотрит на языковое законодательство, но больше – на отношение власти к этой проблеме. Все-таки политическую волю никто не отменял.

Однако у нас много «подводных камней». Если в других странах функционирование государственного языка в государственных органах обязательно, то у нас – нет (!). Этому способствует языковое законодательство страны. Если внимательно прочитать языковые законы и программы, в том числе и Конституцию республики, то в них отсутствует (!) норма об обязательном знании государственного языка в государственных органах. Это, несомненно, противоречит конституционному статусу государственного языка.

Это настоящий парадокс: кроме президента страны, знание государственного языка для остальных должностных лиц по закону не требуется! Для председателя Сената, председателя Мажилиса и премьер-министра, которые в форс-мажорных обстоятельствах могут принять полномочия президента, обязательное знание государственного языка не оговорено – они не сдают экзамен на знание государственного языка. Поэтому-то заседания правительства, парламента у нас нередко идут на русском языке.

Конечно, во многих странах не имеется специальный закон об обязательном знании государственного языка в госорганах – язык и без него функционирует во всех сферах жизни государства. Но закон о знании языка страны для принятия гражданства, иммигрантов, гастарбайтеров и т.д. имеется во многих государствах.

У нас же одно из международных положений – знание государственного языка при получении гражданства – больше относится к русскому языку, чем к казахскому. Депутат парламента Азат Перуашев в 2017 г. предлагал ввести три экзамена для получения гражданства Казахстана: на знание Конституции РК, на знание культуры и истории Казахстана, на знание государственного языка. Однако это предложение осталось лишь предложением.

Законодательный парадокс состоит в том, что есть статус казахского языка, но нет закона об этом. Раз нет закона – нет и статуса?! В итоге во многих сферах на деле роль государственного языка выполняет русский язык.

Слабость нынешнего языкового законодательства и в отсутствии требовательности, государственного стандарта знания казахского языка. Это обернулось его незнанием не только среди чиновников. Им не владеет большинство выпускников русских школ. Порой в вузах казахский язык изучают как для начинающих, будто не было школьной программы изучения языка, т.е. огромные деньги ушли в песок.

Это противоречие наблюдается и в межправительственных отношениях: международные встречи ведутся в основном на русском. Из этой информации видно, как вытесняется из сферы международных отношений государственный язык РК. По протоколу должен быть государственный язык, вместо этого – второй язык, упоминаемый в Конституции РК.

Хотя в нашем языковом законодательстве говорится: «Государственный язык должен стать основным при проведении международных встреч, оформлении договоров, соглашений и иных международных актов». Ведь наряду с государственным флагом, гербом, гимном государственный язык является неотъемлемым атрибутом государственности.

Конечно, речи на языке противоположной стороны снимают языковой барьер и сближают партнеров. Однако в официальной части обычно не используется язык партнера. Например, китайские чины, хорошо знающие английский или русский язык, не используют его в официальных встречах ни у себя, ни за рубежом – есть протокол межправительственных переговоров, по закону должен использоваться государственный язык.

В этом отношении показателен пример президента Касым-Жомарта Токаева, который в ходе недавнего визита в КНР выступал на государственном языке.

Нужен Закон о государственном языке

Общеизвестно, что в Казахстане в течение длительного времени велась либеральная языковая политика, следствием которой стало незнание государственного языка большинством населения. Достаточно сказать, что закон о государственном языке принят во всех странах СНГ (кроме Беларуси и Казахстана). Это общемировая практика. Более 100 стран мира законом защищают и развивают государственный язык. Такие законы приняты в Китае, Франции, Малайзии, Латвии, Литве, Эстонии и других государствах.

Казахстан же запаздывает с принятием такого закона. Хотя принятие специального закона о государственном языке оговорено в статье 93 Конституции РК: «В целях реализации статьи 7 Конституции правительство, местные представительные и исполнительные органы обязаны создать все необходимые организационные, материальные и технические условия для свободного и бесплатного овладения государственным языком всеми гражданами Республики Казахстан в соответствии со специальным законом».

Ныне пришло время, как сказал языковед Нургельды Уали, переходить от либерального принципа языковой политики к инструментальному. 28-летний срок – достаточный срок для такого законодательного перехода. В обществе назрело понимание глубинных проблем казахского языка, которые граничат если не с его утратой, то с превращением его в бытовой язык, не способный формировать нацию,

возрождать национальную культуру, менталитет, отвечать потребностям образования и науки, соответствовать статусу государственного языка.

Только с развитием научной основы языка, введением защитных языковых механизмов и правовой основы функционирования государственного языка можно достичь языкового, научного, культурного суверенитета. Закон о государственном языке был бы разумным принуждением казахов знать родной язык и разрешением такой национальной проблемы, как разделение казахов по языковому признаку, что порой приводит к «драматическим ситуациям». Как известно, любой закон есть принуждение.

Основой для этого может быть заявление президента Казахстана Касым-Жомарта Токаева в своем Послании народу о предстоящем усилении роли казахского языка: «Қазақ тілінің мемлекеттік тіл дәрежесіндегі деңгейі көтеріліп келеді. Қазақ тілінің ұлтаралық қатынас тіліне айналатын уақыт келеді. Бұл үшін барлығымыз жұмыла әрекет етуіміз қажет» («Уровень казахского языка как государственного языка повышается. Придет время, когда он станет языком межнационального общения. Для достижения этой цели мы все должны приложить усилия»).

Иными словами, в скором будущем казахский язык займет место русского, который до сих пор является языком межнационального общения в нашей стране.

Государственный язык должен быть один

Об усилении роли и статуса государственного языка на основе правового, конституционного, лингвистического подхода на первом заседании Национального совета общественного доверия сделал заявление известный поэт, президент газеты «Қазақ үні», заместитель председателя партии «Ак жол» Қазыбек Иса: «Защита национальных интересов начинается с государственного языка! Для осуществления слов президента о том, чтобы казахский язык стал языком межнационального общения, мы все должны приложить усилия. Поэтому необходимо принять закон «О государственном языке», который обяжет повсеместное применение государственного языка. Также для этого необходимо убрать из Основного закона 2-й пункт 7-й статьи о статусе русского языка как официально употребляемого наравне с казахским, чтобы государственный язык был единственным в этом статусе. Қасым-Жомарт Кемелұлы, если вы дадите свое благословение, партия «Ак жол» готова подготовить проект закона о государственном языке».

Қазыбек Иса в своем выступлении отметил: «В целях развития государственного языка на государственном уровне и для осуществления контроля за исполнением языкового законодательства считаем приемлемым создание Агентства по языку, которое будет подконтрольно напрямую президенту».

Также была отмечена большая проблема – введение латиницы с явными недостатками: уже представители казахской интеллигенции обращались с Открытым письмом о возвращении заглавной буквы казахского языка «І», утерянной в утвержденном варианте латиницы, и изменении двух диграфов.

Другой вопрос – проблема перевода. Как отметил Қазыбек Иса: «Любой язык силен своим содержанием. Именно поэтому очень важен современный контент на казахском языке, особенно для молодежи, чтобы стать личностью и специалистом. Единственный способ сделать такой контент быстрее – это многоязычная переводческая работа, всемерно развивать научный, художественный перевод, дубляж фильмов и анимации, онлайн перевод, перевод виртуальных игр и т.д. Например, 90 % книг в наших магазинах на русском языке. 50% из них – иностранная литература и журналистика».

По многим объективным и субъективным причинам пришло время принятия «Закона о государственном языке РК» с разработкой концепции языковой реформы, укрепления научно-теоретической и материальной базы развития казахского языка, доработки латинизированного алфавита и др.

Дастан ЕЛДЕС,

qazaquni.kz

 

Бөлісу:

Facebook арқылы жазылған пікірлер

Сайтта 8 пікір жазылған

  1. Марал 3 Қазан, 2019 19:18 Жауап

    Қазыбек Иса дұрыс айтасыз, Атазаңды өзгертпей түпкілікті өзгеріс енгізу қиын. Сондықтан сіз айтқан 7 бап 2 тармағы алынса, онда біз шын мемлекеттік тіл мәртебесін алады қазақ тілі. Ұсынысыңызды Ұлттық кеңес аяқсыз қалдырмайды деп сенеміз.

Пікір немесе жауап жазу

бір × 4 =