Нет АЭС в Казахстане! Необходим закон о запрете АЭС

3018
2
Бөлісу:

Во время официального визита президента Казахстана Касым-Жомарта Токаева в Москву 3 апреля президент России Владимир Путин вновь озвучил предложение строить атомную электростанцию (АЭС) в Казахстане. Тем самым глава соседнего государства реанимировал позабытый меморандум о строительстве АЭС, которая по разным причинам не рассматривалась серьезно в Казахстане. То есть, это явно политический проект давления, ход ядерным троянским конем.

Всучить опасный товар и остаться с прибылью

Еще 29 мая 2014 года «Росатом» и «Казатомпром» заключили меморандум о взаимопонимании по сотрудничеству в сооружении первой казахстанской АЭС с водо-водяными энергетическими реакторами (ВВЭР) российского дизайна с установленной мощностью от 300 до 1200 мегаватт. Речь шла об обеспечении станции ядерным топливом с возможностью производства топлива или его компонентов на территории Казахстана, оказании услуг по эксплуатации, сервисному обслуживанию и ремонту АЭС.
Вначале был разговор о строительстве АЭС в Актау, но под напором общественного мнения пришлось отказаться от этой затеи: зачем 300-тысячному населению Мангистауского региона опасные игры в мирный атом – ведь энергию АЭС нельзя будет даже продать куда-нибудь на сторону. Был также проект АЭС близи озера Балхаш, но в то время в этом районе рассматривался проект строительства теплоэлектростанции вместе с корейцами.
Затем местом строительства АЭС наметили в городе Курчатов. Этот город был выбран по одной причине – местные власти были не против строительства АЭС. Именно эта причина оказалась уязвимой – ведь речь шла о возможном заражении воды Иртыша, да и в регионе работает ряд тепловых станций в Экибастузе – зачем лишняя станция? Стало быть, Казахстан хотят освободить от своих энергоресурсов, чтобы сделать зависимым от опасной российской АЭС!?
И вот «последняя остановка»: после предложения Путина заместитель министра энергетики Казахстана Магзум Мирзагалиев заявил, что какого-то конкретного решения относительно строительства АЭС нет, но добавил, что площадка под данный проект чиновниками уже выбрана – село Улькен Жамбылского района Алматинской области, возле озера Балхаш. Однако АЭС рядом с крупным водоемом чрезвычайно опасно, и это вызовет общественный протест. Зачем ради АЭС жертвовать целым уникальным озером, куда будут стекаться все отходы?!
Метания по Казахстану – неопровержимый признак ненаучного подхода инициаторов к этому проекту. Но «прикол» или «прокол» не только в марафонском беге с запада страны на северо-восток, а затем на юг. Планы строительства АЭС в нашей стране незаметно для инициаторов превращаются в сомнительный проект и даже в ядерный фарс. Возможно, они сами тоже это осознают.
Ведь по первоначальной договоренности Россия не передает техническую документацию Казахстану – «военная тайна», и АЭС будут обслуживать россияне, будет полная зависимость от российских поставок топлива и кадров. Можно сказать, это будет российская АЭС на территории и деньги Казахстана. По этой причине – минимум информации об этой сделке, особенно о том, во что обойдется Казахстану утилизация самой АЭС после окончания срока ее эксплуатации.
Проект продвигается с обычным «авось», который выдает все затаенные планы сторонников АЭС. В частности, зачем АЭС в стране с переизбытком энергии? Напрашивается ответ: всучить любыми способами российский проект своему согласному на все условия соседу во время потенциального закрытия по всему миру АЭС и приостановки строительства новых станций.

Предложение, от которого трудно отказаться?

Кроме России были предложения от Франции, Японии и Китая о строительстве АЭС в Казахстане, хотя не столь навязчивые. Они звучали и раньше, но такой одновременной атаки в последние годы не наблюдалось – началась решающая битва за наши деньги. Во время непопулярности АЭС и отказа многих стран от их строительства появилась острая потребность «сплавить» реакторы в те страны, где по разным причинам еще заинтересованы в ядерной энергетике.
Например, после визита президента Франции Франсуа Олланда в декабре 2014 года в Казахстане заговорили о строительстве двух АЭС. А в самой Франции после аварии на «Фукусума-1» было решено сократить долю АЭС на рынке производства электроэнергии с 75 % до 50 % к 2025 году.
В 2015 году Казахстан начал переговоры по строительству АЭС с японской Toshiba, чтобы заключить контракт на поставку реактора мощностью 1 ГВт примерно за $3,7 млрд. Сама Япония, не имеющая своих ресурсов, отказывается от АЭС. Из 54 закрытых ядерных реакторов перезапустили в настоящее время только 9 – судьба остальных пока неизвестна. Конкурирующий российский проект тогда находился на предварительной стадии. Астана настаивала на реакторе средней мощности, которого нет у «Росатома» (стоимость крупного реактора в то время оценивался в $5 млрд).
Известно, что Россия и Узбекистан заключили соглашение о строительстве АЭС, стоимость $11 млрд, а ведь за такие деньги можно понастроить те же ветряные, солнечные, тепловые или газовые станции по югу Казахстана. И сейчас, воспользовавшись политическим моментом – первым визитом нового президента РК в РФ, президент Путин сделал предложение, от которого трудно отказаться: Казахстан по многим показателям зависим от соседней страны.
Наша республика часто не может отстоять свои политические, экономические, экологические, национальные интересы. Например, с 2001 по 2018 год на Байконуре произошло сразу 9 крупных ЧП с ракетой-носителем «Протон-М», тонны ядовитого гептила вылились на головы казахстанцев, на животных, землю, водоемы, а наше правительство не добивается запрета полетов «Протонов»! Кстати, это и показатель «убийственной» надежности стратегической российской техники и технологии.
Президент РФ сделал не свойственное его уровню предложение об АЭС – такие вопросы решаются на уровне профильных ведомств. То есть, это явно политический проект давления, ход ядерным троянским конем.
Но у нас профицит электроэнергии (превышение производства ее потребления), к тому же население против АЭС – есть «синдром Семипалатинского полигона», от которого пострадали жители региона. Мы даже не могли сделать всеобщее медицинское обследование жителей пострадавшего региона, потому что многие медицинские карты жителей, связанные с полигоном, находятся в Москве. После «Чернобыля» и «Фукусимы» АЭС перестала быть безопасной, и Казахстану не нужен новый очаг социального напряжения.
Естественно, атомных планов громадье вызывает вопросы: а насколько атомные станции нам нужны и нужны ли они вообще на фоне аварий на АЭС и отказа многих стран от атомной энергетики и строительства новых станций? Выступления наших ядерщиков носят поверхностный характер: мол, ядерной энергетике нет альтернативы, она дешевая, безопасная, экологическая и т.п. Будто у нас нет энергоресурсов.
Вот данные Министерства энергетики РК: в 2018 году выработка электроэнергии составила 106,797 млрд кВтч, потребление – 103,228 млрд кВтч. Профицит составляет примерно 3,5 млрд кВтч. По этой причине есть даже возможность увеличения экспорта электроэнергии.
Да, по прогнозам, на юге страны к 2030 году будет дефицит электроэнергии. Однако до сих пор у нас не могут определиться со строительством: парогазовой, угольной, гидро или атомной электростанции. То есть, АЭС остается на повестке дня. А ведь эта проблема решилась бы строительством нескольких безопасных газовых станций на юге, не говоря о ветряных, солнечных, тепловых станциях.
В свое время предполагалось построить Балхашскую ТЭС на государственные деньги на основе технологий зарубежных партнеров. Но оказалось, что в Казахстане уже нет компаний, специализирующихся на строительстве таких объектов. В итоге, в конце 2008 года правительство приняло решение о строительстве Балхашской ТЭС совместно с Южной Кореей, подготовка к строительству началась в 2013 году, однако была приостановлена в 2016-м – не все было «чисто» с этим проектом. И теперь, после предложения Путина, заговорили о возможном строительстве там АЭС – в поселке Улкен, на озере Балхаш.

Ядерная ловушка для Казахстана

В целом в мире идет тенденция отказа от ядерной энергетики. И только Казахстан при наличии ресурсов и сырья из-за политики давления Кремля, возможно, согласится построить технологически устаревшую атомную станцию со старым реактором от подлодки.
Италия стала страной, которая закрыла вообще все имевшиеся АЭС и полностью отказалась от ядерной энергетики. Бельгия, Германия, Испания, Швейцария тоже проводят долгосрочную политику по отказу от ядерной энергетики после аварии на АЭС «Фукусима». Австрия, Куба, Ливия, КНДР, Польша по политическим, экономическим или техническим причинам остановили свои ядерные программы перед пуском своих первых АЭС.
Германия, Бельгия и Швеция наложили запрет на строительство новых АЭС. Такой же курс фактически избрала и Великобритания. В США решено не строить новые АЭС и не выдавать лицензий на продолжение работы старых, пока не будет решена проблема хранения или утилизации их радиоактивных отходов.
Хотя ведущие страны отказываются от ядерной энергетики или стремятся к нему, атомное лобби сильно по всему миру. В среде производителей атомной энергии существует негласный сговор о нераспространении сведений об опасности АЭС. Несмотря на большое количество аварий с гибелью или радиоактивным заражением людей и окружающей среды на своих ядерных объектах, США, Россия, Англия, Франция, Япония строят АЭС по всему миру, ибо идет борьба за монополию на рынке, приносящего большие деньги.
К тому же надо «сплавить» кому-то имеющиеся ядерные реакторы из-за запрета новых АЭС у себя. Поэтому-то и Франция, и Япония, и Россия настойчиво навязывают свои реакторы Казахстану, имеющему слабых научных кадров и управленцев, которых можно легко заманить в ядерную ловушку. В итоге некомпетентный и несамостоятельный Казахстан в очередной раз обреченно должен проглатывать дорогую российскую «упаковку», не желая знать, что в ней находится яд – ядерная опасность.

Экологически чистые угольные и газовые электростанции

Казалось бы, надо перенимать опыт тех стран, где отказались или отказываются от ядерной энергетики. Например, Германия закроет все АЭС к 2022 году. Несколько лет назад там ввели в эксплуатацию самую эффективную и экологически чистую угольную электростанцию в Европе. Строительство велось в рамках соглашения между компаниями-собственниками и корпорацией Siemens, стоимость ТЭС – около 1,4 млрд евро. По оценкам экспертов, по сравнению со старыми угольными ТЭС, новая ТЭС Lünen, благодаря современным очистным технологиям, позволит снизить выбросы CO2 на 1 млн тонн в год.
Апробированные на сегодняшний день инновационные технологии сжигания угольного топлива позволяют строить на их основе и эксплуатировать такие ТЭС, которые способны конкурировать по технико-экономическим и экологическим показателям с газовыми ТЭС и уже сейчас превосходят ГЭС и АЭС.
А ведь у нас ресурсов хватает: уголь, газ, вода, ветер, солнце, все возможности для строительства ветряных, солнечных станций. Угля много. Да и газа не мало. По этой причине есть перспектива выработки электроэнергии и за счет газа. Оценочные запасы природного газа в Казахстане составляют около 3,7 трлн. м3, а потенциальные ресурсы достигают 6-8 трлн. м3. Но у нас большая часть добываемого газа – это попутный газ на нефтяных месторождениях, который либо используется для обратной закачки в пласт, либо сжигается.
А ведь можно все производство газа модернизировать, как и газовые электростанции, и можно построить несколько газовых станций в нескольких областях по технологии вышеупомянутой корпорации Siemens.
Одна из главных проблем казахстанской электроэнергетики – потери в электросетях, которые порой достигают 20-30 %. Это ужасающе низкая энергоэффективность. При введении объектов возобновляемых источников энергии в случае использования общих сетей потери электроэнергии еще более повысят стоимость и нанесут по экономике удар. Если же модернизировать электросети с использованием новых технологий, то за счет снижения потерь увеличится производство электроэнергии на 20 % или даже больше!
По оценкам некоторых экспертов, потенциал энергосбережения составляет не менее 30 %. Модернизируйте электросети и это снимет с повестки дня строительство нескольких электростанций!

Опасность атома: необходим закон о запрете АЭС

Международная практика показывает, что заявленная стоимость АЭС оказывается в 2-3, а то и в несколько раза ниже фактической цены. Это утопия, что атомная энергия дешевле традиционной. Например, во Франции атомная энергия субсидируется, чтобы быть доступной для граждан.
Разными средствами ядерные державы и МАГАТЕ стараются обходить основную проблему АЭС – отработанное ядерное топливо (ОЯТ). В мире его накопилось огромное количество, и никто не знает, как избавиться от него. Ни один из международных проектов не решает вопрос ОЯТ, его переработки, хранения и захоронения. До сих пор в ядерной энергетике безотходные технологии не внедрены, а от размещения у себя ОЯТ стараются избавиться без исключения все страны, ибо это не только опасно, но требует больших финансов.
Ни одна страна, предлагающая строительство АЭС у нас, ни слова не говорит о ОЯТ и стоимости его хранения и захоронения, а также о стоимости вывода из эксплуатации после окончания работы АЭС: демонтаж, перемещение в безопасное хранилище, захоронение АЭС и т.д. Не говорят об этом и наши ядерщики, будто нет такой проблемы!
То есть, главная опасность – это утилизация отходов и консервация станции после окончания ее эксплуатации лет через 20-25. Потом на протяжении десятилетий придется каждый год тратить миллиарды на ее содержание. Просто так ее не сломаешь и бульдозером не разровняешь.
Японская трагедия выявила эту опасную и скрываемую проблему. В 2011 году Россия грозила Гаагским трибуналом и обвинила соседей в жадности. Тогда Япония сообщила о том, что в океан будет сброшено несколько тысяч тонн низкоактивных отходов. Средняя цена переработки и хранения одного килограмма низкоактивных отходов составляет €2 тысяч, среднеактивных – €5 тысяч. Проще выбросить отходы в океан, и Япония сможет сэкономить до €50 млрд. Всего на «Фукусиме-1» было накоплено 11,5 тысяч тонн радиоактивных отходов, то есть за 40 лет работы станции японцы не переработали ни грамма атомного мусора.
Теперь сравните стоимость строительства АЭС ($3-10 млрд, средняя стоимость около $5000 за 1 кВт) и цену переработки и хранения отходов, которая превышает стоимость станции почти в 10 раз! Когда говорят о дешевой энергии, то это без цены переработки и хранения отходов. АЭС не только опасна, но и убыточна в контексте ядерных отходов.
Наши «ядерные» чиновники и ученые не только умудряются обходить эту тему, но даже относят атомную энергетику к «зеленой» экономике. Например, доктор биологических наук Роман Ященко в одном интервью заявил: «Никакого противоречия между «зеленой» экономикой и развитием атомной энергетики я не вижу». Неудивительно, что Ященко ни словом не обмолвился об отработанном топливе – может, ученые не ведают об ОЯТ? Как после «Чернобыля» и «Фукусимы» можно говорить об АЭС, как «зеленой» экономике?
Сама добыча урана в Казахстане «грязная»: теоретически жидкость с растворенными солями урана может мигрировать за пределы рудного поля вплоть до поверхности земли. У нас находятся более 100 брошенных объектов урановой промышленности: в отсутствии консервации рудников из отвалов руд выделяются радиоактивные газы, заражаются грунтовые воды, выветриваются радионуклиды вместе с пылью. Что не дает повода относить эту отрасль к «зеленой» экономике. Не говоря о радиоактивных отходах.
Конечно, ситуация с ядерной энергетикой порождает массу «злых» вопросов: сколько нужно катастроф, чтобы отказаться от АЭС?! Мало «Чернобыля» и «Фукусимы»?! Казахстану достаточно, что открыли Банк низкообогащенного урана (БНОУ), больше похожий на склад ядерных отходов, Центральную референс-лабораторию (биолабораторию в Алматы)! Казахстану хватает, что падают на головы жителей ракеты с гептилом! Не говоря о Семипалатинском ядерном полигоне.
При огромной коррупции и низкой компетенции чиновников, ядерщиков АЭС нельзя строить по простой причине – у нас нет дефицита электроэнергии, у нас большой выбор традиционных ресурсов для электростанций. Господа чиновники, вы в курсе, что хранится в БНОУ? Никто не знает, потому что это закрытый объект. А что делается в референс-лаборатории в Алматы – может, там американцы разрабатывают биологическое оружие?! Тоже не знаете, потому что это секретный объект. По слухам, там большие проблемы, связанные с коррупцией.
При низком уровне развития науки, медицинского обслуживания и отношения государства к проблемам населения, пострадавшего от Семипалатинского ядерного полигона, от космодрома «Байконур», не должно быть и речи о строительстве АЭС. Поэтому необходим закон, запрещающий строительство АЭС в Казахстане, как в Австралии.

Дастан ЕЛДЕС
qaqaquni.kz

Бөлісу:

Facebook арқылы жазылған пікірлер

Сайтта 2 пікір жазылған

  1. Арыстан 16 Сәуір, 2019 10:29 Жауап

    Біздің елде АЭС салдыру, болашағымызға балта шабу. Путин заманы аяқталуға жақын, осыны сезіп, бұрынғы совет кезіндегі одақтас республикаларды, Ресейге байлау үшін, осындай жобаларды тықпалауда.

Пікір немесе жауап жазу

3 + 6 =