Зарубежные бизнесмены выстраиваются в очередь для покупки уникального казахстанского «одуванчика»

3559
0
Бөлісу:

Три здоровенные международные корпорации громко и настойчиво стучат в двери скромного казахстанского ТОО «Кок-сагыз ТМ», которое занимается выращиванием одуванчиков. Об этом рассказал caravan.kz.

Это знаменитая американская «Wrigley», резинку которой жует полмира, итальянские и шведские шиномонстры «Pirelli» и «Trelleborg», обувающие в свою резину все, что едет, – от игрушек «Лего» и велосипедов до сельхозтехники и самолетов.
Лет 15 назад, когда алматинка Камила Тусупхановна МАГЗИЕВА сказала, что займется производством каучука из кок-сагыза (это сорт одуванчика, который произрастает только на юге Казахстана), ее коллеги и друзья выразительно вертели пальцем у виска: блаженная, что с нее возьмешь? Когда в 2015 г. с 20 соток она получила первый урожай – два млн семян (это всего около 900 гр), скептикам стало не до смеха. Американские и европейские партнеры тоже в известной степени рисковали. А теперь рассчитывают на законную прибыль в промышленных масштабах.
– Камила Тусупхановна, три года назад вы мечтали засеять два гектара…
– В прошлом засеяла пять. Год был неурожайный для нас. И немного с гербицидами намудрили. Но собрали хорошее количество крупных корней. Сейчас пытаемся из них получить экспериментальный натуральный каучук в наших весьма скромных условиях. Отправим партнерам-шинопроизводителям для создания опытных товаров. Если пройдем у них сертификацию, то они инвестируют в наш проект огромные деньги. И, кстати, мы получили патент на свою технологию. Шесть лет назад одними из наших партнеров в европейском проекте были американцы. В ходе исследований им досталось жалкое количество семян, даже не полнаперстка – только вазу на подоконнике засеять.
Но корпорация «Wrigley» из этого жалкого полнаперстка обеспечила себе пожизненный доход. Они сделали жевательную резинку из нашего кок-сагыза. Определили, что он сам по себе сладкий из-за наличия фруктозы, значит, дешевле обойдется – сахар добавлять не надо.
Ко всему прочему способствует здоровью зубов и диабетикам не противопоказан. Естественно, свое изобретение «Wrigley» запатентовал. И теперь, кто бы ни производил жевательную резинку из кок-сагыза, роялти платить будет американцам.
– А европейцы?
– А европейцы, наши партнеры из голландского концерна по производству шин «ApolloVredestein», обули для «Евробайка-2017» целую велокоманду в шины, сделанные из нашего каучука. Не знаю, какое место команда заняла, зато шины даже не поцарапались. В прошлом году эта же компания обула два джипа кок-сагызом и пару месяцев гоняла их по зимним горам Новой Зеландии. Удостоверились, что шины из наших одуванчиков на морозе не скукоживаются, на жаре не плавятся, неохотно изнашиваются. Вот на авиашасси, увы, материала не хватило.
– А не брутальнее было бы этим джипам – да по казахстанским горам и бездорожью?
– И дешевле (хохочет), и жестче было бы, наверное. Но после этих испытаний у них глаза на лоб лезли: минимальная изношенность! Кстати, у меня договоренность с «Pirelli»: весной я должна отправить им минимум 5 килограммов каучука из урожая прошлого года. Сейчас оформляю документы на 150 гектаров, спасибо акимату Алматинской области – дал площади. Засею их в марте. Через 120 дней – тьфу-тьфу-тьфу – надеюсь взять 300–350 тонн корней, из которых можно будет получить 30–35 тонн натурального каучука. Если все пойдет нормально – выделят еще 565 гектаров.
– Ого! Это уже промышленные масштабы…
– Дайте мне 400 гектаров – мы закроем потребности Казахстана в натуральном каучуке из кок-сагыза. 2 500 – Европу и ее окрестности.
Кок-сагыз – наш эндемик. В другом климате, на чужих почвах корень вялый и мочковатый.
А у меня – ух! – крепкий, как морковка! Толстый и длинный. Спасибо нашим голландским партнерам: они несколько лет экспериментировали с нашими семенами, перекрещивали и получили новый сорт кок-сагыза, который не цветет.
– Как не цветет?!
– Ну, у него нет ни пушистика, ни цветка. Только стебель и корень. Зато проще собирать, сушить и перерабатывать. Кстати, это чудо мы показали и Президенту Казахстана Нурсултану Назарбаеву в 2014 г. еще – в Гааге.
– А где и как вы собираетесь корни перерабатывать?
– Есть в Казахстане институт, который занимается механизацией сельского хозяйства. Сейчас у них что-то вроде испытательного стенда. Этой осенью, бог даст, поставим на краю нашего поля мини-завод – полноценную технологическую линию, которую мы собираем из разных агрегатов. Из нашего кок-сагыза можно производить и каучук, и фруктозу, и латекс, и инулин, и разлагаемый биопластик. Но мы пока ориентируемся только на производство натурального каучука. Просто спрос на него выше. А нашим биопластиком, превращающимся в земле в биоудобрение, кстати, заинтересовалась одна известная компания, которая производит сладкую газировку.
– Кока? Пепси?
– Сейчас рано говорить. Да, а жмых можно использовать в качестве основы для биотоплива – будем обогревать им наши производственные и жилые помещения. Ну и вода, которую используем в процессах, как удобрение на поля пойдет. Безотходное производство! Полевые рабочие – это только на сезон. Но завод, который осенью построим, – это уже 20–30 постоянных рабочих мест.
– С одного барана три-четыре шкуры содрать?..
– И больше можно. С нашей продукцией мы можем зайти и на косметический, и на фармацевтический рынки мира.
– Камила Тусупхановна, а это, извиняюсь, не Нью-Васюки? У нас и планшеты собирались делать, и биотопливо производить, и вертолеты…
– Мои американские и европейские партнеры умеют считать деньги. Они несколько лет кричали нашим бюрократам: дорогие казахи, обратите внимание на ваш кок-сагыз! Что вы так долго тянете?! Этот проект давно пора коммерциализировать, надо уже прибыль получать – все исследования закончены. Хотя у меня они на 20 лет вперед запланированы и прекращать их не собираюсь. Я в курсе, что происходит на этом рынке. Вот пару недель назад цунами уничтожило тысячи гектаров гевеи в Малайзии (основной поставщик натурального каучука в мире). Им лет 8–10 понадобится, чтобы восстановить плантации… В эти же дни я презентовала свой проект в Талдыкоргане. Не ожидала, что местные предприниматели проявят такой интерес к моему проекту: прямо душу вынимали своими вопросами-допросами. Готовы вложиться. А в НПП «Атамекен» пару лет назад мне сказали: «Да, это интересно. Но нужно посмотреть на первые результаты». А у меня уже вторые подоспели.
– Кому и что они дали?
– Американцы и европейцы, которые инвестируют в наш проект свои миллионы, уже застолбили за собой кок-сагыз в международных коммерческих документах. Промышленное освоение по отдельным позициям – еще нет.
Наше министерство сельского хозяйства до сих пор не может определиться, помогать нам или нет.
Хотя знают, что я сама нашла инвесторов, сама искала землю, да и своих денег потратила немало, чтобы довести проект до кондиции. А в Восточно-Казахстанской области до сих пор считают, что я собираюсь выращивать сорняк, который погубит сельхозкультуры! Кок-сагыз у меня не сорняк, а новая культура.
– Стоп! Вы же действовали через «Казахинвест»?
– Мой проект шел в общем большом списке. Один из четырех, который выбрали американские инвесторы, – мой.
– Извиняюсь, и сколько вам досталось?
– Не скажу, чтобы не сглазить. Я своих зарубежных партнеров понимаю: они поняли, что кок-сагыз для них – золотая жила. А выход на международный рынок с эксклюзивным продуктом – инновационный прорыв. Но цветок-то наш, казахстанский.
У «Pirelli», к слову, шинные заводы в России простаивают, «Trelleborg» тоже ищет сырье. И «ApolloVredestein» с удовольствием будет покупать наш каучук.
Поэтому и наш американский партнер «The Bassiouni Group», и голландский «Flowerdale Capital» готовы инвестировать в наш проект. Но у них есть одно условие.
– Любопытно, какое именно…
– Чтобы одним из соинвесторов был казах. Не важно, сколько вложит: 50, 100 или 500 тысяч долларов!
– В качестве подушки безопасности?
– Ну, можно и так сказать…

Сергей ТУНИК

qazaquni.kz

Бөлісу:

Facebook арқылы жазылған пікірлер

Пікір немесе жауап жазу

он төрт + 16 =