"ҚАЗАҚ ҮНІ" - ҚАЗАҚСТАНДАҒЫ ҮЗДІК ИНТЕРНЕТ САЙТ БАЙҚАУЫНЫҢ ЖЕҢІМПАЗЫ!!!



АЛАША-ХАН, БАТЫР МАНАС И ФОРМИРОВАНИЕ НАЦИОНАЛЬНОГО САМОСОЗНАНИЯ

Общеизвестно, что «Манас» – это уникальный, сохранившийся в своей первоначальной традиции, киргизский эпос. Какое же отношение к нему имеет казахская культура, фольклор, литература, национальное самосознание?
Серикбол Кондыбай считал, что индоарийско-германское слово «ман» – человек происходит от прототюркской основы. «В мифопоэтическом наследии казахов и некоторых других тюркских народов есть имя Манас. Кыргызы сохранили это имя в аутотентичной версии, алтайские тюрки используют вариант Алып Манаш, татары Западной Сибири – Алып Мямшян, казанские татары – Алпашма, казахи, каракалпаки, узбеки и ногайцы – Алпамыс, башкиры – Алпамыша. Первоначальная форма этого имени – Алып Манас». Ученый заключил, что Манас означает «человек».

Мифа о Манасе у тюрков не сохранилось. С. Кондыбай считал, что его не существует. И на его древность указывает лишь лингвистический анализ. Далее он ссылается на следующие факты: Ман – имя отца бия Майкы в казахской легенде. Ману – это первочеловек, праотец человечества. В «Ригведе» он предстает сыном Вивасвата. В другой части исследования С. Кондыбай доказал, что «образы Вивасвата и Алаша на типологическом уровне аналогичны друг другу».
С. Кондыбай перечислил имена и названия, имеющие особый знаковый смысл для казахского самосознания, и среди них особое место принадлежит и Манасу: Асан Кайгы, Балкантау, Жер Уюк, Урум и Крым, Орманбет, Манаши, Манас, Алпамыс, Абат или Абак, Тана, бий Манкы, Кангар, Тескентау, Отукен, Ергенекон и др., поэтому, мы можем сделать вывод о том, что не совсем верно считать, что эпос «Манас» – принадлежность только лишь киргизов. Для того чтобы подтвердить эту гипотезу, обратимся к великолепному отрывку из эпоса. Первый переводчик отрывка на русский язык и первая научная запись эпоса была осуществлена Чоканом Валихановым и названа им «Смерть Кукотай хана и его поминки».
Основной вывод С. Кондыбая связан с идеей о том, что Урумский источник дал начало не только казахской, но и всем тюркским культурам. Лучше всех сохранили это наследие народы ногайского круга, менее – тюрки Средней Азии, Кавказа, Анатолии. Удачное сочетание с суфийским исламом, толерантным к местным традициям, позволило казахам сохранить лучше и полнее всех доисламские представления, считал С. Кондыбай. Тем самым исследователь включил «Манас» в Урумское наследие, а не отделяет его – в киргизском эпосе «Манас» много рудиментов из эпоса о Бамси Бейреки Банучечек, в свою очередь являющимся составной частью «Коркут-наме», формирующего общетюркские корни культуры древней литературы в VI-IX вв.
«Смерть Кукотай хана и его поминки» – это нарратив, раскрывающий глубочайшие философско-экзистенциальные основы бытия тюрков и прототюрков. Ч. Валиханов на новом уровне заложил и развил научные основы тюркологии. Попытавшись собрать, систематизировать многие доселе не известные мировой науке данные о тюркской культуре, Ч. Валиханов совершил научный подвиг-открытие, записав важный в экзистенциально-мировоззренческом аспекте отрывок из эпоса Манас.
Выделим ключевые позиции этого текста, ставящие его в особое положение и позволяющие выделить гениальность Ч. Валиханова как ученого:
1. относительная сюжетная самостоятельность;
2. философско-экзистенциальная основа концепции;
3. связь с мифологическими архетипами об основателях родов – Алаше, Ашине и батыре Манасе;
4. ключевой концепт связан с идеей о справедливом и мудром правителе;
5. идея правильного избрания преемника власти;
6. мотив смерти как проявление идеи смысла бытия, именно в смерти проявляется истинное в человеке;
7. тризна как воздаяние памяти человеку и его деяниям при жизни, когда даже враг преклоняет пред ним голову.
В целом именно в этом отрывке выражаются чрезвычайно важные для прототюрков и көк (небесных) тюрков идеи, не теряющие своего смысла и сегодня.
Для эпоса «Манас» не характерно оперирование термином «власть», так как древние тюрки воспринимали хана как родоначальника, как лидера, который избран народом и живет для народа.
Немаловажно и то обстоятельство, что в этом отрывке подчеркивается очень важная идея – во все времена древние тюрки выбирали человека лучшего из своих рядов, кто способен сделать свой народ счастливым, жителями райского Жер Уюка, а не того, кто по происхождению торе, сын или родственник хана.
Обратим внимание на начало – введение в поэму о Кукотай хане: «То была лука золотого седла, то был отец многих народов, то был лукой серебряного седла – был отцом густого, как темная ночь, ногайского народа. Кукотай хан собирался оставить наш свет». Правитель, сравниваемый с лукой золотого седла, отец многих, а затем уточняется – ногайского народа. Родопредводитель, человек, радеющий о своем народе – вот главная характеристика хана.
Затем Кукотай хан обращается к Яш-Айдар Чора с приказом позвать народ, в этом фрагменте также, как и в остальных фрагментах текста Чокан выделяет яркие сравнения в речи хана: «бии с отвислыми животами», «скажи мурзам, пьющим мед из чашек весом в батман», «темному, как ночь, ногайскому народу». Последнее сравнение подчеркивает многочисленность народа, а все вместе – знак сытной и благополучной жизни рода. Но не только, дальше следует: «Солнце затмевающая густая толпа ногайцев с гулом упала на белую орду – ставку хана Кукотая». В одной фразе фиксируется многое – и многочисленность, и сила, и мощь, способные затмить само солнце.
Воспроизводимый в самом начале монолог Кукотай хана об этом. Замечательно то, как Ч.Валиханов перевел обращение Кукотай хана к своим соплеменникам. Он собирается покинуть их, так как закончился земной срок его жизни. Подчеркивается естественность его ухода такой метафорой, как «я должен оставить жизнь и вас, мой добрый народ! Я прожил 199 лет, и челюсть моя изгнила».
После указаний, как его следует проводить в последний путь, Кукотай хан говорит об итогах своего жизненного пути: «Нет больше слов и нет больше заветов. …мышеловку я выучил ловить птиц и сделал птицей! Собрал шатающихся и обратил их в общество». Главный завет хана: «мышеловку не презирай, …бедняков не распусти опять, бродяги пусть не разбредутся опять: паси и держи их». Для этого нужно заботится о народе: «пешеходным беднякам лошади нужны для езды, голотелым беднякам – сними халат с плеча. И летом, и зимой пусть течет кумыз мой рекой для этих бедняков. Пусть льется айран для этих людей».
А затем следует главный завет, он завещает поднять на ковре Бок Муруна, сопляка, найденыша. «Пестрым щенком не называйте, ублюдком не попрекайте, давайте ему, сироте, хорошую лошадь, приличное платье и сытную пищу. Близко сказать через год, много сказать, через два, он поднимется и будет человек; возмужавши, будет он батыр и с батырскими детьми равен. Тогда постелите шелковый ковер и на мое место поставьте ханом».
Здесь мы выделим скрытый архетип мифологического образа, как Алаша хан, который был брошен из-за своей «пестрости», но был знатного происхождения, это еще одна вариация общетюркского мифа о первопредке – Алаше хане. Ч.Валиханов сохранил очень важную деталь-мету, в которой мы обретаем утерянные корни мифа об Алаше. В самом значимом по смыслу отрывке из эпоса «Манас» мы обнаруживаем миф об Алаше. Именно Алаша хану суждено после смерти Кукотай хана возглавить род ногайцев и повести их дальше. Невнятный образ Бок Муруна здесь обретает вполне известный в казахской истории образ Алаша хана.
Когда приходит время отбытия в мир иной, хан должен позаботиться о своем преемнике. И это – не его сын или брат, а прежде всего человек, способный продолжить дело Кукотай хана по собиранию и сплочению народа. Здесь подчеркивается прозорливость Кукотай хана – в безродном «пестром щенке», подкидыше Бок Муруне он увидел будущего успешного своего преемника. И это был Алаша хан – хан казахов, не случайно и в современном национальном сознании все более укрепляется метафора «Казах-Алаш». Которая была заявлена как сплачивающая национальная идея в начале ХХ века алашевцами – А. Байтурсыновым, М. Дулатовым, А.Букейхановым и др.
Ну а кто же Манас – он также упоминается в последней речи Кукотай хана. Обращаясь к сыну богача, батыру Баймурзе, Кукотай хан говорит, что великую тризну его народу поможет отметить батыр Манас: «отправляйтесь к тому батыру, который в Анджане отжирел, спелые анджанские что грыз яблоки и ел недопеченный хлеб, который двенадцати лет пускал стрелу, тринадцати – разбил народ и ограбил юрту, словом, отправляйтесь к сыну Якуба, юному Манасу, только что начинающему отличаться, к храброму Манасу, Манасу, который в лощинах разбивает аулы и через высокие горы угоняет скот, у которого насуплены брови и холодно лицо, кровь черна, но тело бледно, живот пестрый и хребет синий, к высокорослому ступайте Манасу. Спросите меня, каков батыр Манас? Он подобен синегривой щетинистой гиене. К этому Манасу кочуйте». Тем самым, Манас – батыр, а Бок Мурун – не просто абстрактная фигура некоего будущего правителя рода ногайцев, которому, прозорливо увидев в нем талант и нравственные качества лидера, Кукотай хан завещает свою ношу-власть правителя, а будущий Алаша хан, прародитель казахов, основатель казахской государственности.
Наша небольшая интерпретация отрывка эпоса «Манас» позволяет убедиться еще раз в глубинных корнях переплетения общетюркской основы мифологии, особой силе общности, народной генетической памяти и национального сознания казахского и киргизского народов.
Тем самым, прототюркский генеалогический миф об Алаше, занимающий центральное место в классификации и иерархической системе казахской мифологии, имеет непосредственное отношение как кодовый, дешифрующий ключ к отрывку из знаменитого эпоса «Манас». Ведь еще с эпохи генезиса сакральный клич-уран «Алаш» дает право казахам утвердить свое право на бытие, значимость и право называться народом.

Литература:
1. Кондыбай С. Гиперборея: родословие эпоха сновидений. Алматы: СаГА, 2011.
2. Валиханов Ч. Смерть Кукотай хана и его поминки // Cобрание сочинений в 5 томах, т. 2., Алма-Ата: Главная редакция Казахской советской энциклопедии, 1985.
3. Ишанова А.К. Древнетюркская философия бытия и постмодернистская игра // Поэтика литературной игры. Астана: ИИО ЕНУ им. Л.Н. Гумилева, 2012.
4. Ишанова А.К. Новаторство мифологической концепции С. Кондыбая. (На примере мифов об Алаше)// С. Қондыбай шығармашылығы жаратылыстану жаңа парадигмалары Алматы: Арыс, 2014.

Асима ИШАНОВА,
доктор филологических наук, профессор ЕНУ им. Л.Н.Гумилева

qazaquni.kz




Осыған ұқсас:

  1. Көңіліне қондырып бар қазақты…
  2. ЫСТЫҚТАН ҚАШҚАН ЖЫЛҚЫЛАР ҒИМАРАТҚА КІРІП АЛАДЫ…(фото, видео)
  3. Астанада ІІ Дүниежүзілік театр фестивалі өтеді
  4. Қазақтың музыкалық мәдениетінде домбыраның алар орны ерекше
  5. Елбасы жарлығымен Ұлттық домбыра күні белгіленді
  6. ФОНОГРАММАМЕН ХАЛЫҚТЫ АЛДАЙТЫНДАРҒА ЗАҢМЕН ТОСҚАУЫЛ ҚОЙЫЛУҒА ТИІС


1 пікір жазылған

Пікір жазу
  1. Белгісіз 13 Қаңтар, 2018, 13:36

    Қазақ халқының басталғанына отыз жеті мың жыл. «Триумф Казахии» кітабымда дәлелдері бар. Отыз жеті мың жыл бұрын қартқазақ бірлестігі құрылған. Б.д.д.14953 жылы Жиделі Байсын құрылған, Майқы Бірінші басқарған. Алашаны, үш жүз жігіттің басы қылып, он үш ақсақал-абыз қосып, рухани жорыққа жіберді…

Пікір жазу үшін тіркеліңіз немесе кіріңіз.