Информационные «утки» от министров: кто в ответе?

14533

Оказалось, наши министры очень любят информационные «утки». Есть пропагандистский прием – для избегания обсуждения внутренних проблем искать их причины «за бугром», чтобы народ запутался в поисках ответов, или подать информационную «утку» для отвлечения внимания общественности от злободневных тем. В последнее время мы наблюдаем богатый урожай применения этого приема отдельными официальными лицами, которые привели даже к межгосударственным конфликтам и дипломатическому вмешательству.

Кто ответит за шалаву?

Например, 10 июня, выступая на встрече с представителями этнокультурных центров в Караганде, вице-спикер мажилиса парламента Казахстана, бывший министр по ЧС Владимир Божко заявил: «Я очень хочу, чтобы история разобралась с той же шалавой, с Фарион, вы меня извините, конечно, пожалуйста, которая заявляла, что тот, кто разговаривает на русском языке, это 30-40 процентов, да все в Украине разговаривают на русском языке, что они являются недочеловеками».


Суть этого высказывания не только в оскорбительном слове и нелицеприятной оценке политического и общественного деятеля Украины Ирины Фарион за то, что она на своей родине защищает родной украинский язык. Это вмешательство во внутренние дела другого государства: кто и что говорил в Украине – это внутреннее дело этой страны, где и без Божко разберутся. В конце концов, это не знать об аннексии Крыма и войне на Донбассе, которая давно перешла и в языковую «войну». Поэтому-то Фарион выступает против русского языка, притом только в Украине, а не против всех русскоязычных.
Реакция посольства Украины была не только «дипломатична», но справедлива – употребление слова «шалава» характеризовало не только нашего депутата, но отчасти и парламент страны: «Шалава» – слово, характеризующее не объект речи, а субъекта, который его произнес… Нынешние украинцы, противостоящие российской агрессии, выросли на русской классической литературе. Выросли на книгах, в которых офицерам (и не только им) непозволительно называть женщину «шалавой», в которых офицерская честь – не пустой звук. Но вряд ли понятие офицерской чести относится к ценностям «русского мира»… Однако верю, что граждане Казахстана сами решат, хотят ли они, чтобы их матерей, жен и дочерей, защищающих свое право говорить на родном языке, представители «русского мира» называли «шалавами».
А ведь Божко не извинился, а лишь сожалел: «То, что я высказался несколько резковато, конечно, это факт. Тут приходится признать. Надо было, может быть, это же сказать, только другими словами. Здесь, конечно, я погорячился».
Ирина Фарион за словом в карман не полезла и ответила соответствующим образом. Фарион посчитала выпад Божко «бридотой», что с украинского языка означает «безобразие», а генерал-лейтенанта обозначила уничижительным словом «раб».
В итоге словесный бумеранг вернулся к самому депутату (отчасти и к парламенту). Прежде тем что-то сказать, надо трижды подумать, особенно в официальной речи. Поэтому мажилисменам следует тщательнее подбирать выражения, чтобы жаргонные слова не отвлекали от насущных проблем и бумерангом не создавали новые. А если у В.Божко так много «праведного гнева», то и в Казахстане хватает проблем, в том числе и языковых – вот туда и надо направлять свои мысли, энергию и дела.

Культура «переводить стрелки» на соседей

Совсем недавно главе МИД РК Ерлану Идрисову пришлось лично объяснять министру иностранных дел КР высказывание министра культуры и спорта Казахстана Арыстанбека Мухамедиулы о трудовых мигрантах из Кыргызстана: «Я считаю, что мы урегулировали этот вопрос на официальном уровне. Я разговаривал с министром иностранных дел Кыргызстана, объяснял ему, что это была та ситуация, когда неправильное толкование вызвало столько эмоциональных интерпретаций. Вопрос об ухудшении отношений между Казахстаном и Кыргызстаном не стоит. Мы как были близкими, так ими и останемся».
Напомним, 23 мая на отчетной встрече в Астане министр Арыстанбек Мухамедиулы поделился мнением, что Чингиз Айтматов предвидел будущее кыргызского народа: «Чингиз Айтматов – не только великий писатель, но и пророк, он предвидел, к сожалению, куда идет его страна, его нация… То есть он хотел предупредить свой народ, чтобы они не делали такие безумные шаги… Действительно, скрывать нечего, очень жалко, когда прилетаешь в Москву и в другие города (и видишь), что общественный туалет убирают юные девчата, наши соседи. Это, конечно, задевает твои человеческие чувства. Как она могла заслужить такое в своем юном прекрасном возрасте – убирать общественный туалет? Конечно, когда в стране нет работы, перспективы, многие кыргызы вынуждены были уехать». Кстати, события в некоторых произведениях Айтматова происходят и в Казахстане, поэтому кивать на соседей не стоит.
В итоге казахстанской стороне была передана нота протеста в связи с опубликованными в СМИ высказываниями министра. В ней отмечено, что оскорбительный и не взвешенный тон высказываний Арыстанбека Мухамедиулы в отношении КР, которые вызвали негативный отклик широкой общественности Кыргызстана, в целом не соответствует союзническому духу кыргызско-казахстанских взаимоотношений.
Однако сам А.Мухамедиулы публичных извинений не принес, за него его заместитель объяснил прессе, что министра не так поняли.

Но министру достойно ответили кыргызские женщины из Москвы: «Мы может и моем туалеты, но это честный труд. Мы ведь не торгуем телом, а лишь кормим наши семьи. И главное мы вносим огромный вклад в экономику Кыргызстана… Прежде чем критиковать кыргызов, пусть Арыстанбек-мырза подумает о том, что у каждого народа бывают трудности. И о том, что нет плохого народа, есть плохие люди».
Ведь в Казахстане не любят говорить о причинах распространения проституции, о чем намекали кыргызские женщины: чем быть проституткой, лучше мыть туалеты. К тому же в повести «Белый пароход», на которую ссылался министр, главный герой, сирота при живых родителях, кончает жизнь самоубийством, а эта социальная болезнь больше присуща нашей республике, чем Кыргызстану. По уровню коэффициента смертности среди юношей и девушек 10-19 лет Казахстан занимает 1 место (!) в мире. В СНГ самое большое количество разводов – в нашей стране, соответственно самое большое число детей в неполных семьях. Растет число отказных и брошенных детей.
Ведь о таких социальных болезнях рассказывается в бессмертной повести Айтматова. Причиной многих наших проблем является и безработица, недаром после трагических событий в Актобе у нас всерьез взялись за трудоустройство безработных, в то время как А.Мухамедиулы озабочен безработицей в Кыргызстане. Почему бы нашим министрам не заняться своими проблемами, чем «переводить стрелки» на соседей?

Как у нас готовят террористов

В поисках организатора вооруженных нападений в Актобе поставлена точка. По крайней мере, так решил министр иностранных дел РК Ерлан Идрисов. На отчетной встрече с населением Идрисов сообщил, что религиозный лидер по интернету разослал свои инструкции совершившим теракт в Актобе: «Да, мы установили и правоохранительные органы информировали общественность, что так называемый лидер так называемой группировки ДАЕШ по фамилии Аднани разослал через интернет массовый призыв к своим последователям по всему миру с призывом провести активные насильственные действия накануне и в период священного месяца Рамазан». Вначале власти говорили об инструкциях из-за рубежа, затем о мулле из Сирии, потом – о сирийском шейхе и, наконец, организатор найден – Аднани!
При этом ни один из министров не удосужился представить хоть какие-то факты: есть ли связь между группировкой ДАЕШ и бандитами из Актобе, зарегистрированы ли они в Twitter, знали ли язык обращения, какие доказательства, что жители Актобе являлись последователями Аднани и т.д.?
Самое интересное, как пишут западные издания, подлинность сообщения, распространенного в Twitter якобы от имени Абу Мухаммед Аль-Аднани, нельзя проверить. К тому же он призывал своих последователей к терактам в странах Запада во время месяца Рамадан: «Если хотя бы кто-то вас надеется жить в «Исламском государстве», мы хотим, чтобы вы были там (на Западе) для того, чтобы наказывать крестоносцев день и ночь».
С какой стати ДАЕШ (суннитская террористическая группа) призывала бы казахов (суннитов) к терактам в Казахстане – суннитской стране? Не говоря о том, что в рядах этой организации немало и казахов, а жители Казахстана – не крестоносцы.
Если будет «раскручиваться» сомнительная версия, озвученная Идрисовым, то где гарантия, что у нас не появятся (из Сирии, из Казахстана или другой страны) реальные сторонники ДАЕШ (и Аднани), чтобы отомстить за «своих сторонников» из Актобе? Ведь не было террористов, а власти придумали – в «ориентировках» уже «опознали» себя среди них 5 человек, не имеющих отношения к нападениям. Силовые структуры говорят об информационной «утке», но до сих пор не могут найти ее распространителя!
В целом, информационные «утки» от министров не столь и безобидны – они не только вызывают межгосударственные конфликты, но вместо решения насущных проблем загоняют их вглубь. А в случае с Актобе власти ищут причины трагедии «за бугром» – мол, мы не виноваты, это Аднани. В итоге, в Казахстане, как сказал министр иностранных дел, «через такие посылы можно найти группу людей с нестабильной психикой и которые могут подвергаться влиянию таких обращений». А почему это происходит, не объясняется – на то она и информационная «утка»!

Дастан ЕЛДЕС
qazaquni.kz