Как создавалась армия государства Алаш

3111
4
Бөлісу:

                                                            В потоке истории

alihan

                      Как создавалась армия государства Алаш

Cоздать национальную армию лидер казахского освободительного движения «Алаш» Алихан Букейхан стремился еще с 1905 года. Но добился этой цели лишь после Февральской революции 1917 года.

На переговорах с «Омским правительством» во главе с адмиралом Александром Колчаком в феврале 1919 года в Омске по вопросу о признании автономии 6 миллионного казахского народа лидер Алаш-Орды (Алаш-Орда – букв. «Государство Алаш». Прим. автора) Алихан Букейхан отстаивал право казахов на национальное самоуправление. Он поставил «всероссийское правительство» перед фактом существования казахской национальной армии: «В вопросе о милиции вы меня не поняли. Милиция наша – это войско. Оно уже фактически существует…».

                          Царский капкан: из подданства в колонию

Это был уже 1919 год. Но исторические факты свидетельствуют, что национальную армию лидер казахов пытался сформировать еще в период первой русской революции 1905-1906 годов, но на пути к этой цели стоял ряд непреодолимых преград. Первой из них оказался закон от 1834 года, освободивший казахов от воинской повинности. «Почему раньше казахи не призывались в солдаты? – задавался вопросом Қырбаласы (или Сын степей – псевдоним А.Н.Букейхана) в 1913 году в статье в одном из первых номеров газеты «Қазақ», и сам же ответил. – Есть закон, освободивший казахов от повинности: 42-я статья Устава о воинской повинности гласит: «Население Туркестана, а также казахи Акмолинской, Семипалатинской, Семиреченской, Уральской и Тургайской областей освобождены от воинской повинности».

Главной же преградой являлся собственно страх самих казахов перед рекрутской службой в чуждой русской армии. В то время среди казахов бытовало расхожее мнение с подачи мулл из татаров, что русские служат в армии полжизни.

Здесь возникает важный вопрос: с какой целью лидер казахов стремился обязать свой многомиллионный полукочевой народ, доведенный хищнической колонизаторской политикой России до крайней нищеты и оказавшийся на грани исчезновения, нести еще и воинскую службу в регулярной армии колониальной империи наравне с русскими и другими подневольными народами? Ответ на него следует поискать в трудах самого А.Н.Букейхана.

Подробно исследовав все архивные документы, касающиеся процесса принятия Казахскими Малым и Средним жузами русского подданства в 1731, 1781 годах и ближе к середине ХІХ века присоединения Старшего жуза, а также проследив все исторические события, последовавшие за этим подданством, А.Н.Букейхан приходит к однозначному выводу, что Российская империя, злоупотребляя правом сильного, односторонне и грубо нарушила условия принятия Казахскими ханствами ее подданства и превратила их в свою колонию. Уставами о сибирских и оренбургских киргиз-кайсаках 1822-1824 годов был ликвидирован ханский институт государственного управления в Малом и Среднем жузах и внедрен институт «старшего султана», что, по убеждению А.Н.Букейхана, явилось грубым и односторонним вмешательством России во внутренние политические дела подданных, вассальных казахских ханств и фактической ликвидацией казахской государственности.

Объявление всех казахских территорий собственностью русской казны и внедрение института «волостных управителей» вместо «старших султанов» по «Степному положению от 21 октября 1868 года», на взгляд лидера казахов, было ничем иным, как аннексией и окончательным уничтожением казахской национальной государственности.

Убедившись в нарушении Россией условий принятия казахами русского подданства, А.Н.Букейхан решает посвятить себя целиком борьбе за возврат казахам их исконных территорий и восстановление их национальной государственности в пределах прежних границ, сперва хотя бы в составе русской империи. А также изучив печальный опыт самой масштабной вооруженной борьбы казахов во главе с последним казахским ханом всех жузов Кенесары Касымулы в 1837-1847 годах, А.Букейхан избрал для своего народа мирный и легальный путь борьбы за освобождение.

Добиваясь введения в Казахском крае земства, А.Букейхан видел «будущее казахской степи в сознательном претворении западной культуры – в самом широком смысле этого слова» и планировал строительство современного демократического казахского государства с надежного фундамента – с развития местного или общественного самоуправления и инфраструктуры.

                              Борьба за отмену царских законов 

Не менее важной целью для Сына степей являлась отмена закона 1834 года, отлучившего казахов от военной службы, который изначально был воспринят как благо, особенно после кровопролитной вековой войны с джунгарами, поставившей весь казахский народ на грань исчезновения. Однако более полвека спустя, особенно вследствие осуществления Россией реформ 1867-1868, 1886 и 1891 годов, целью которых была поэтапная колонизация Казахского края (позже Степного и Туркестанского краев), это благо обернулось для казахов сущим злом. Казахи невольно оказались «инородцами» на собственных землях, аннексированных в 1868 году и которыми теперь вольно распоряжались колониальные власти.

Например, генерал-губернатор Степного края Иван Надаров, который в 1906 году на требование делегации казахов, насильственно выселенных из родовых земель, прекратить этот произвол, заявил: «казахи никогда равноправия не получат, так как они наравне с другими не несут военную службу» (!), «казахская земля не есть собственность казахов, а государственная, следовательно, если она нужна будет государству, то будет отобрана у казахов по мере потребности».

Настойчиво добиваясь воинской повинности для своего народа, А.Н.Букейхан имел две цели. Одна из них явная, остро необходимая для текущего момента, как равноправие с другими народами, прежде всего с казаками, которые собственно и служили главным орудием и опорой незаконной по сути колонизации казахских степей, вторая – скрытая, но с дальней перспективой.

Лидер казахов предпочел не рекрутскую службу, какую, например, несли финны, рекруты которых могли быть передислоцированы в любой край Российской империи. Он упорно добивался формирования из своих джигитов добровольных кавалерийских полков, причем с самостоятельным командованием, в чем как раз заключался скрытый смысл его цели. Он предвидел, что в недалеком будущем казахам придется отстаивать право собственности на свои же исконные земли и бороться за священное право на самоуправление с оружием в руках.

Алихан Букейхан планировал сформировать современную казахскую армию исходя из принципа «армия должна быть организована наподобие казачьих войск с самостоятельным войсковым управлением».

И в июле 1906 года А.Н.Букейхан, будучи депутатом Государственной думы І-созыва, отправился в Петербург с уверенностью принять ряд законопроектов, среди которых был и проект закона о введении воинской повинности для казахов. Однако эта реальность в один миг превратилась в мираж. А.Н.Букейхан прибыл в Петербург лишь 8 июля 1906 года утром – буквально накануне насильственного роспуска Государственной думы І-созыва.

Все же Сын степей не терял надежду, поскольку впереди ждал второй созыв Думы. Однако Алихана постигло еще большее разочарование. После 102 дней работы с 20 февраля по 2 июня 1907 года, ІІ-созыв был также разогнан. Одновременно с указом о роспуске Думы II-созыва 3 июня 1907 года было подписано новое Положение о выборах в Думу, по которому 5 миллионный казахский народ был лишен избирательных прав и отстранен от парламентской трибуны. Более того, в декабре того же года А.Н.Букейхан осужден к 3-месячному тюремному наказанию за подписание «Выборгского воззвания», а также лишен права занимать общественные должности. Отбыв наказание в Семипалатинской тюрьме не 3 месяца, а целых 8, он был выслан в Самару.

Находясь в ссылке с 1908 по март 1917 года, он продолжал борьбу за права и национальные интересы казахов, в том числе за право нести воинскую службу в кавалерийских войсках, внеся в Думу ІІІ-созыва через фракцию депутатов-кадетов соответствующий законопроект. Но снова без видимых успехов.

Тем временем с созывом в 1912 году IV-й Думы, появилась новая возможность одобрения законопроекта об изменении «Устава о воинской повинности». Параллельно в 1913-1917 годах А.Н.Букейхан на страницах газеты «Қазақ» разворачивает открытую дискуссию о неизбежности несения казахами воинской службы, сам по ходу предлагая и разъясняя удобство службы в конно-кавалерийских войсках.

                    Маневры в стане русских чиновников и военных

Однако колониальная власть не разделяла энтузиазм лидера казахов, явно опасаясь нового, еще более масштабного, восстания казахов против своей незаконной колонизации Казахстана. Была еще свежа память о восстании хана Кенесары. Остается добавить важный штрих, что русское военное искусство и оружие оказались бессильными в войне против беспримерных наездников хана Кенесары в течение 10 лет.

И о серьезности опасений Российской империи говорит тот факт, что в период І мировой войны, особенно в 1915-1916 годы, неся колоссальные людские и материальные потери, она не решилась обязать казахов нести воинскую повинность.

На переговорах в Петербурге лидер казахов акцентировал внимание своих собеседников на заверении самих колониальных властей, озвученном перед вступлением России в І мировую войну: «Мы воюем не за рынки, не для обогащения капиталистов, а за свободу, за самоопределение всех народов и национальностей». И мы теперь требуем, чтобы нам дали то, что обещали, – настаивал А.Н.Букейхан.

А.Н.Букейхану предсказывало политическое чутье, что этот вопрос положительно решится в ближайшее время, и оно не обмануло. Император России 25 июня 1916 года издал указ о «реквизиции коренных жителей», то есть о мобилизации «инородцев» Степного и Туркестанского краев, как того меньше всего желал лидер казахов, на тыловые работы.

Еще большей неожиданностью для А.Н.Букейхана стало стихийное восстание казахов, вспыхнувшее вслед за указом «25 июня», которое лишь усилило опасение колониальных властей России предоставить казахам права сформировать свои конные войска. И самое главное, восстание, тем более стихийное и фактически безоружное, не входило в планы и стратегию лидера движения «Алаш», если точнее – прямо противоречило этой стратегии.

Обсудив причины и последствия указа 25 июня 1916 года и его практической реализации, частное совещание казахов приняло постановление, состоящее из 18 пунктов, в первом из которых говорилось о «необходимости отсрочить призыв рабочих для северных уездов до 1 января 1917 года, а для южных уездов – до 15 марта 1917 года», а в последнем пункте – «об изложенном… ходатайствовать перед правительством».

Князь Львов обязался взять казахов, мобилизованных на тыловые работы, под опеку ЗЕМГОРа. После ряда встреч с лидером движения Алаш до и в период народных волнений 1916 года, 10 сентября того же года, А.Керенский выступил в Думе с докладом о своей поездке по Степному краю и Туркестану, в котором возложил вину за кровавое подавление народных волнений на царское правительство, обвинил министра внутренних дел в превышении полномочий и т.д. В то время он как раз возглавлял комиссию IV-й Думы по расследованию причин и последствий событий 1916 года в Казахских Степном и Туркестанском краях, изучив события на месте. С инспекционной поездкой в Казахский край он ездил по настоятельной просьбе А.Н.Букейхана, который в сопровождение ему отправил Мустафу Шокая, своего молодого соратника, служившего в то время секретарем бюро мусулманской фракции IV-й Думы.

После выступления в Думе Керенский, а также Караулов и Ефремов пообещали Букейхану отправить телеграмму царю Николаю ІІ, находящемуся на фронте, с просьбой отсрочить мобилизацию казахов с 15 сентября на более поздний срок. По настойчивой просьбе лидера Алаш, Андрей Шингарев 8 сентября обратился лично к военному министру Дмитрию Шуваеву с вопросом: когда и в каком порядке казахи будут призваны на военную службу и предоставят ли им те льготы, которые они просили? В ответ Шуваев заявил: решение о призыве казахов на службу принимает министр внутренних дел, лишь затем вопрос о службе казахов переходит на рассмотрение военного ведомства. «Теперь же мы ищем депутата, который мог бы положительно решить наш вопрос с министром внутренних дел. Трудно предугадать что-либо, действуем словно слепые. Поддержи нас Бог!» – писал в очередном письме из Петрограда Қырбаласы.

Похоже, что Сыну степей удалось найти того, кого искал, доказательством чего явился приказ военного министра Дмитрия Шуваева от 14 октября 1916 года, текст которого был немедленно опубликован в одном из ближайших номеров газеты «Қазақ».

Однако настоящий приказ снова не оправдал надежды лидера Алаш. В нем речь шла не о формировании казахских конных полков с национальным командованием. В приказе предусматривалось нечто иное: Полномочия по набору инородцев, добровольно изъявивших служить в казачьих войсках, передаются наказным атаманам казачьих кавалерийских войск; Добровольные инородцы будут приняты в ряды конно-кавалерийских войск, участвующих в военных действиях и, в случае необходимости, они могут быть направлены в распоряжение запасных сотников для прохождения боевой подготовки; Инородцы, принятые добровольцами в казачьи части, обязаны явиться на службу в своем обмундировании (казачьей форме), со своим оружием и конем; Добровольные инородцы несут службу рядовым казаком; Добровольные инородцы после окончания войны немедленно освобождаются от службы и отправляются по домам.

                           Вместо восстания – на тыловые работы

«Наше войсковое командование, – писал А.Н.Букейхан чуть позднее, – должно состоять исключительно из собственных кадров. В ином случае чужой офицер, вместо боевой подготовки нашего воина, будет гонять его за малейшую провинность, сажать безвинно в каталажку. Если же кадровый офицер из своих казахов, воин пройдет соответствующую боевую подготовку, будет хорошо обучен и политически грамотен. Командир, не знающий казаха, его язык, культуру и ментальность, будет лишь наказывать его».

Добившись отсрочки мобилизации казахов на тыловые работы до окончания сельскохозяйственных работ в Степном и Туркестанском краях, А.Н.Букейхан вместе с соратниками по движению Алаш немедленно отправился в регионы для разъяснительной работы среди простого народа. Сам выбрал самую «горячую» из них – Прикаспийскую область.

Как позже напишет в своих воспоминаниях Смахан-торе Букейхан, родной младший брат лидера Алаш, вожди рода Адай встретили Алихана восторженно, со знаменем, и провозгласили: «Явился наш хан!» В ответ Алихан потребовал прекратить бунт.

Его аргументы были убедительными. Во-первых, фактически безоружное восстание против современных регулярных войск воюющей империи, да еще несущей тяжелые потери в І мировой войне, не только непродуктивно, но губительно для народа. Во-вторых, казахов призывают не на войну, а на тыловые работы. И, в-третьих, молодежь увидит совершенно иной мир, другой уровень жизни и хозяйства, современные виды оружия и условия войны. Этот опыт казахам пригодится в самом ближайшем будущем, – разъяснял своим соплеменникам национальный лидер. И убедил их подчиниться указу русского царя и отпустить джигитов от 19 до 35 года на фронт, пообещав им быть вместе с ними.

И в конце 1916 года А.Н.Букейхан действительно отправился вслед на Западный фронт, где с целью обустройства на службе, обеспечения быта и защиты прав своих молодых соплеменников, заодно и всех остальных «инородцев» из кыргызов, сартов, калмыков и других, открыл и возглавил «Инородческий отдел» ЗЕМГОРа, ответственного за обеспечение тыла.

После Февральской революции в середине марта 1917 года А.Н.Букейхан срочно отозван Временным правительством в Петроград. 20 марта назначен комиссаром новой демократической власти по Тургайской области, о чем информировал газету «Қазақ» телеграммой, а также назначен членом Туркестанского комитета по управлению краем.

alash askeri 1                             

   Рождение национальной армии

Казахский лидер посчитал, что наконец-то появился реальный шанс для организации национальной армии и приступил к ее созданию основательно, но все же осторожно, официально именуя ее «милицией». Т.е. А.Н.Букейхан приступил к созданию армии Алаш до вероломного захвата власти большевиками в октябре 1917 года и создания ими в феврале 1918 года кровавой «Красной армии».

В июле 1917 года А.Н.Букейхан вышел из ЦК и рядов кадетской партии и немедленно приступил к организации первой национальной партии «Алаш», о чем информировал І-й Всеказахский съезд, состоявшийся 21-28 июля того же года по его инициативе. В VІ-пункте программы партии «Алаш», озаглавленном как «Защита отечества», было предусмотрено: «Для защиты отечества армия не останется в нынешнем виде. Молодежь, достигнув призывного возраста, боевую подготовку и воинскую службу несет в родных местах; молодежь вправе служить в родах войск по призванию: воинскую службу казах несет в конной милиции».

И одно из первых законодательных постановлений Народного совета (правительства) Алаш-Орды, принятое между 11-24 июня 1918 года за подписью Алихана Букейхана, касалось как раз вопроса о создании армии Алаш: «Образовать при Алаш-Орде военный совет из трех лиц, возложив на него функции военного министерства и предоставив ему открывать областные и уездные военные советы при областных и уездных отделах Алаш-Орды. На военный совет возлагается обязанность призывать джигитов для борьбы с большевиками».

Выясняется, что к этому моменту первые казахские кавалерийские отряды были уже сформированы и они были готовы к защите отечества, о чем свидетельствует заметка в омской газете «Свободная речь» от 21 июня 1918 года под заголовком «Прибытие казахского отряда»: «18 июня в полдень в Алаш прибыл вновь сформированный в степи отряд казахской (в ориг. киргизской) конницы в 500 человек с офицерами-инструкторами. Отряд был встречен всем населением Алаша… Отряд обучен военному искусству и вооружен».

Редакционная заметка следующего номера газеты сообщила новые подробности о том, как «на площади возле Никольской церкви была устроена им торжественная встреча, куда «прибыл известный национальный деятель Букейханов, в честь которого по предложению подполковника Тохтамышева всадники произнесли «Алла». «На знаменах белого цвета на казахском языке были начертаны лозунги: «Да здравствуют Всероссийское и Сибирское Учредительное Собрание!», «Да здравствуют верные сыны Родины!». От речей, сказанных на встрече, веяло патриотизмом», – говорилось далее в заметке.

И к середине лета 1918 года Алихану Букейхану удалось создать не только боеспособную дивизию государства Алаш из нескольких кавалерийских полков, но и открыть юнкерскую и офицерскую школы по подготовке национальных кадровых офицеров. По сведениям омской газеты «Свободная речь», некоторые из отрядов Алаш уже принимали активное участие в боевых операциях на Южном фронте в Семиреченской области. «О действиях казахских добровольцев, – отмечает далее омская газета, – правление Алаш-Орды постоянно извещает находящегося в настоящее время в г. Омске казахского премьер-министра А.Н. Букейханова. Так, им недавно получена из Арката следуюшая телеграмма: «Муса присутствовал при взятии г. Сергиополя, приехал и лично отрубил головы девяти красным. Большевики убежали в Урджар. За ними послан отряд Габидханова. Управляющий делами [премьер-министра Алаш-Орды] С.Акаев».

                                        Священная цель

В телеграмме, отправленной 12 сентября 1918 года членам своего правительства в г. Алаш (Заречная Слободка, Семипалатинск) из Уфы, где вел переговоры с Комитетом членов Учредительного собрания (Комуч) по вопросу признания казахской автономии, ее председатель А.Н.Букейхан уже открыто упоминает о национальной армии: «Все силы направить на формирование национальной армии. Россию спасут национальные армии. Алаш – одно из союзных государств России, поэтому одна из опор России – армия Алаш. Алашский полк обеспечить всем необходимым и не распускать. Необходимое снаряжение покупайте даже в долг. Купите достаточное количество оружия. В Уральском, Тургайском отделениях Алаш[-Орды] отряды спешно проходят боевую подготовку. В Уральске будем готовить офицеров».

В феврале 1919 года, в ходе переговоров с Омским правительством адмирала Колчака, премьер-министр Алаш-Орды А.Н.Букейхан заявил об успехах своей армии: «Милиция наша – это войско. Оно уже фактически существует: 700 наших джигитов находятся на фронте в Семиречье, 540 человек у Троицка, 2000 человек в Уральской области. Когда вы читаете сообщения об успехах на семиреченском фронте, то знайте, что эти успехи достигнуты благодаря нашим отрядам…».

Ради одной, священной цели – отстоять право своего народа на самоуправление, добиться признания и политической легализации автономного государства Алаш на территориях 9 областей, Букеевской орды Астраханской губернии и смежных казахских волостей Алтайской губернии, Алихан Букейхан в 1917-1920 годах действовал руководствуясь извечным принципом «политика есть искусство возможного». Создавая армию Алаш, А.Н.Букейхан готовился не к войне ни с большевиками, ни с кем другим, а стремился отстоять национальную автономию и сохранить хрупкий мир. «Милиция остро необходима потому, что сейчас выживет тот, кто силен, вооружен и на коне», – писал он в очередной статье.

Поскольку стало очевидно, что в разгар гражданской войны в России не осталось иного выбора, как заключить союз с одной воюющей стороной, чтобы противостоять другой, или наоборот. Но, выслушав условия Алаш-Орды по признанию Советской власти, вожди большевиков обязались дать окончательный ответ в ближайшее время и надолго пропали.

А.Н.Букейхан был вынужден искать признания и союзника в противоборствующей стороне, где, однако, одну самопровозглашенную всероссийскую власть сменяла другая каждые несколько месяцев. И перед каждой новой «всероссийской властью» глава Алаш-Орды А.Букейхан упорно и аргументировано отстаивал право казахов именно на эти земли и территории, заявляя, что «Автономия Алаш объединяет 6-ти миллионное казак-киргизское население Казакского Края, никогда не входившего в состав Сибири и Туркестанских областей; Автономия Алаш… занимает территорию, имеющую форму почти круга, составляет крупную, с 10 миллионным населением политическую единицу».

P.S.:  От своей цели создать национальную армию бывшие лидеры Алаш-Орды не отказались даже после установления в Казахстане Советской власти. Об этом писал Турар Рыскулулы в своем известном письме Иосифу Сталину. Один из видных алашординцев, Миржакып Дулатулы, в своей програмной статье, опубликованной в ташкентской газете «Ақ жол» в 1924 году, предлагал руководству республики сформировать казахскую национальную Красную армию под командованием казахских офицеров, ссылаясь на постановление ВЦИК. Но вожди Советской власти испытывали перед алашординцами еще больший страх, чем царское самодержавие…

Султан хан АККУЛЫ,

директор Общественного фонда

«Алашорда», PhD

www.qazaquni.kz

 

Бөлісу:

Facebook арқылы жазылған пікірлер

Сайтта 4 пікір жазылған

  1. Мәди 25 Қаңтар, 2014 13:59 Жауап

    Алаш армиясы болса, Алашорда мемлекеті автономиясын жариялап, екі жары айдай өмір сүрсе, қазақтың тұңғыш тәуелсіз мемлекеті, Әлихан Бөкейханұлы тұңғыш мемлекет басшысы – президентіміз емес пе?

  2. Жұмат 26 Қаңтар, 2014 23:16 Жауап

    Сыңаржақты мақала. Алаш армиясын құру тарихына тек Ә.Бөкейхановтың есімін байланыстыру сыңаржақтылық Партия, не оның армиясы бір адамның бастауымен құрыла алмайды. Бұл жерде Алаш қозғалысының барлық қайраткерлері белсене араласқан.Әсіресе, Міржақып Дулатовтың еңбегі ересен болған. Алаш қозғалысын зерттеушілерге айтарым, әр қайраткерді бөліп алып, жіліктеп, өткен тарихымызды құрастыруға болмайды. Жұмат Әнесұлы.

Пікір немесе жауап жазу

13 − 10 =