ВОСХОЖДЕНИЕ НА КАЗАХСТАНСКИЙ ОЛИМП (продолжение)

1727

Прошло 20 лет и, как бы цепко память ни держала содержание событий тех дней, опираться приходится, прежде всего, на документы. Затем, необходимо перекидывать мостик воспоминаний и двигаться по нему. Эта тропинка и привела меня к месту, с которого начинается рассказ об удивительных людях удивительного времени…
Я не ставил перед собой задачу быть биографом наших миллиардеров, но по мере углубления в материал понял, что некоторые подробности для «наглядности» нам не помешают. Ведь географически и в рамках одного времени герои моего повествования должны быть как-то связаны ? Для себя я ответил на все вопросы. Редакция газеты любезно предоставляет мне место на своих страницах, о очень подробный рассказ я пока оставлю.
Полную версию со всеми подробностями, документами и фотографиями намереваюсь поместить в книге, компьютерный набор которой уже отправлен в одно из издательств. Остаётся немного подождать…

«НАШЕ ДЕЛО»

Жил да был простой советский парень Леонид Иегович Беренбаум. И была у него охота к перемене мест. Высшего образования Бог не дал, но по служебной лестнице поднимал. В 1975 году в городе Фрунзе, Киргизской ССР был он водителем такси. В 1980 году в городе Свердловске стал начальником ювелирной мастерской Облбытуправления, а в 1987 году в Алма-Ате- председателем кооператива « Малахит» ПСО «Благоустройство» Министерства жилищно- коммунального хозяйства.
Звёзд с неба не хватал, но на хлеб с маслом было. Оснащение кооператива несколькими металлообрабатывающими станками и термопластавтоматами , по тем временам- почти залог к успеху. Делали пуговицы для швейных предприятий и частников, торговали чем придётся…
Кооперативное движение начала перестройки позволяло наиболее предприимчивым гражданам развиваться в условиях практического отсутствия налогов и ограничений…

Здесь-то вновь и пересеклись пути будущих олигархов. В СССР любое печатное слово контролировалось, а официальные источники – тем более. Так что – доверять им можно безусловно. Вот что я обнаружил в Вестнике экономической и коммерческой информации «ЭКО ТАСС» от 07 августа 1989 года. ( Этот вестник непосредственно выпускался ТАСС и отражал аспекты политические- материалы сессий Верховного Совета СССР, внешнеэкономические связи и новости техники).
На странице 6-7 речь шла о том, что созданное полгода назад (в феврале 1989 года) советско-западногерманское СП «НОВА» (Руководитель – Генеральный директор Б.А. Петренко), учредителями которого стали ВНЕШЭКОНОМБАНК СССР, акционерное коммерческое предприятие «СОВКОМФЛОТ» и всесоюзное объединение «ВНЕШПОСЫЛТОРГ», а так же западногерманская фирма «КАРЛСОН ОВЕРСИЗ Лтд» расширяет свои направления деятельности. В частности – с Алма-Атинским кооперативом «МАЛАХИТ» планирует создание производственного филиала СП « НОВА» по изготовлению полиэтиленовых мешков для сбора бытового мусора. Интерес к этой продукции был проявлен муниципалитетами Парижа и Милана, а кроме того, казахстанской стороной. Создаётся казахстанский филиал СП « НОВА» – «КАЗ-НОВА», где Генеральным директором назначается Алиджан Ибрагимов.
Очевидно, что задолго до создания «Коммерческого Центра» антиядерного движения «Невада-Семипалатинск» были сделаны определённые шаги, способствующие широкой коммерческой деятельности кооператива «МАЛАХИТ» и иных структур.
Из «СПРАВКИ о предложениях кооператива «МАЛАХИТ» и «КАЗ-НОВЫ», направленной вместе с письмом № 313 от 28 ноября 1989 года Председателю Совета Министров Казахской ССР т. Караманову У.К. :
«… для закупки этих двух заводов Казахстаном есть реальные пути. Дело в том, что республика обладает колоссальным богатством – вторичными металлами ( отходами алюминия, меди, титана и т.д.) но, к сожалению, используются они весьма не эффективно. Вторичные металлы из Казахстана за бесценок забирает Вторчермет. У многочисленных заводов и предприятий существуют нереализуемые завалы отходов, т.к. в стране нет технологии переработки вторичных металлов. В попытке запродать указанные отходы Внешторг Казахстана , предлагает по всему миру вторичные металлы из Казахстана в огромных количествах. Однако, по имеющейся информации из Торгпредства СССР в Швейцарии, Внешторг Казахстана направляет инофирмам предложения на значительные количества вторичных металлов по низким ценам, что может вызвать на мировом рынке резкое падение цен на эту группу металлов.
Кроме того. Ряд заводов и предприятий республики получило лицензии на продажу вторичных металлов и использует заработанную валюту на закупку компьютеров( которые затем продаются втридорога) а также ширпотреба.
«Малахит» и «Каз-Нова» предлагают объединить и направить в единое русло продажу всех вторичных металлов за рубеж. Все поступления от продажи вторичных металлов предлагается направить на переоснащение здравоохранения республики. После строительства вышеупомянутых заводов в обмен на вторичные металлы Казахстан стал бы получать комплектные поликлиники, больницы, медицинские центры, оснащённые самым современным оборудованием.
Головная организация «Каз-Новы» совместное предприятие «Нова» взяло бы на себя квалифицированное представление интересов организаций Казахстана за рубежом, добиваясь наиболее выгодных для республики контрактов.
Для реализации этих планов необходимо, чтобы лицензию на продажу вторичных металлов в республике имела только одна организация, «Каз-Нова» или кооператив «Малахит»…..
А вот текст упомянутого письма № 313 на имя У.К. Караманова :
« Уважаемый Узакбай Караманович!
Обсудив со своими советскими и зарубежными партнёрами Ваше предложение об участии Госплана Казахской ССР в работе совместного предприятия « Каз-Нова», сообщаем Вам, что эта идея вызвала большой интерес и было безоговорочно принята.
Вами было предложено, что участие Госплана Казахской ССР в работе «Каз-Нова» могло быть выражено в выделении земли для строительства завода, возведении фундамента, подводки коммуникаций, выделении фондов на первичное сырье- полиэтилен и монопольное право на сбор вторичного полиэтилена на всей территории Казахстана.
Эта форма сотрудничества нас бы устроила. Со своей стороны мы хотели бы Вас проинформировать, что с участием Госплана Казахстана в работе «Каз-Нова» право на распределение прибылей от работы получают четыре партнера : СП «Нова», СП « КАЗ-Нова», Госплан Казахской ССР и кооператив «Малахит».
В соответствии с этим доля каждого из участников составила бы 25% от возможной прибыли.
Убедительно просим Вас в случае согласия с нашими предложениями, отдать распоряжение провести отвод земли для строительства завода и о выделении фондов на первичное сырье – полиэтилен.

С уважением, искренне Ваши Ген. директор СП « НОВА» Б.А Петренко
Ген.директор « КАЗ–НОВА» А.Р. Ибрагимов

Другим письмом № 314 от 28 ноября 1989 года, так же на имя
У.К. Караманова сообщается, что «… Все дальнейшие переговоры просим вести с совместным советско-западногерманским предприятием « Нова», которое представляет интересы « Сеабеко групп» по данному вопросу.»
Несколько позже в «Сеабеко групп» придёт работать А.А. Машкевич.
Ну а теперь о МАД «Невада-Семипалатинск». 15 сентября 1989 года за № СП-3 в тот же самый адрес – Председателю Совета Министров Казахской ССР тов. Караманову У.К. было направлено официальное письмо следующего содержания: «Антиядерное движение «Невада» в своей программе заявило о финансировании объектов здравоохранения в районах экологических бедствий – Семипалатинской, Кзыл-Ординской, Восточно-Казахстанской, Джамбульской и других областей, наиболее пострадавших от воздействия вредных производств.
Поступления от граждан на счёт движения, не покроют планируемые расходы. Большую помощь в финансировании могут оказать совместные предприятия, готовые значительную часть своих доходов перечислять в фонд «Невады». Например, предприятие «Каз-Нова» (филиал союзной внешнеторговой фирмы «Нова») активно сотрудничает с известными западногерманскими партнерами – фирмами «Ги Давид» (Франция) и «Карлсон» (ФРГ). Эти фирмы готовы оказать нашей республике самое активное содействие в строительстве экологических предприятий.
Антиядерное движение «Невада» просит лицензию на отходы металлургических предприятий и предприятий металлообработки
Казахстана, которыми, я уверен, выгодней распоряжаться нам, чем официальным центральным ведомствам.
Председатель движения «Невада», первый секретарь Правления СП Казахстана, Народный депутат СССР, Член Верховного Совета СССР – Олжас Сулейменов».

Ответ Госплана Казахской ССР Совету Министров Казахской ССР

Исх. от 27.09.89 года №01-3/15912-11 на вх. № 20-3/112-97 от 18.09.1989 г. :

«Письмо председателя движения «Невада» т.Сулейменова О. по вопросу о выдаче лицензии для организации совместных с иностранными фирмами предприятий по переработке отходов горного и металлургических производств Госпланом Казахской ССР рассмотрено.
Протоколом совещания №15-12/25 от 7 сентября 1989 года в Совете министров Казахской ССР головной посреднической организацией в республике по вопросам создания специализированных производств по
переработке и утилизации отходов определена Казахская республиканская ассоциация межотраслевого делового сотрудничества «Казметалл».
В настоящее время ассоциация уже проводит организаторскую работу с горно-металлургическими предприятиями цветной и черной металлургии, а также других отраслей народного хозяйства республики в данном направлении. Для заключения договоров по созданию совместных производств с инофирмами ассоциация завершает подготовку предложений по первоочередным объектам, которые будут рассмотрены в ближайшее время.
Что касается вопросов регистрации участников внешнеэкономических связей и оформления лицензий, то этот порядок определен постановлением Совета Министров СССР от 7 марта 1989 года № 203 «О мерах государственного регулирования внешнеэкономической деятельности», которым движению « Невада» следует руководствоваться.
Заместитель Председателя – В.В. Ладыгин
К нему прилагается совминовская « фишка» : Союз писателей Казахстана.
Тов.Сулейменову О.О. О. Желтиков

Ответ МИНИСТЕРСТВА ВНЕШНИХ ЭКОНОМИЧЕСКИХ СВЯЗЕЙ СССР

ПРЕЗИДЕНТУ ДВИЖЕНИЯ «НЕВАДА- СЕМИПАЛАТИНСК»
ЧЛЕНУ ВЕРХОВНОГО СОВЕТА СССР
Тов. СУЛЕЙМЕНОВУ О.О.

Исх.№ 10-82/6790 от 26.12.89 года « О выдаче генеральной лицензии на поставку вторичного сырья.» ПП-32696 от 15.П.1989 года :

Министерство внешних экономических связей СССР рассмотрело Ваше предложение о выдаче Движению генеральной лицензии на экспорт
вторичного сырья, а также об освобождении Движения от уплаты таможенных и других сборов и сообщает следующее.
По данным МВЭС СССР антиядерное движение «Невада-Семипалатинск» в настоящее время не зарегистрировано в Государственном реестре участников внешнеэкономических связей. В связи с этим для осуществления экспортных операций Движению необходимо зарегистрироваться через уполномоченного МВЭС СССР по Казахской ССР
( г.Алма-Ата, ул. Комсомольская, д.45) и в соответствии с установленным порядком ( при экспорте лицензируемых товаров) направить в определенные решением Совета Министров СССР от 7 марта 1989 года № 203 министерства или ведомства заявления на выдачу лицензий.
Лицензии на экспорт макулатуры и отходов полиэтилена выдаются Госснабом СССР или Советами Министров союзных республик в зависимости от местонахождения поставщика, а на отходы цветных металлов- МВЭС СССР. Генеральные лицензии выдаются на сделки под государственные плановые задания, в которых точно определены объемы экспортных поставок.
Одновременно сообщаем, что в соответствии с решением правительства ( ПП-30219 от 26.10.89.) выдача лицензий на экспорт лома и отходов цветных металлов временно, до 1 января 1989 года, приостановлена.
Что касается вопроса освобождения Движения от уплаты налогов, пошлин и сборов, то его решение относится к компетенции Минфина СССР и Главного управления таможенного контроля при Совете Министров СССР.
Зам. Министра – В.С. Королёв

Ну и ещё один штрих – ответ ГОССНАБА СССР

Адресовано МВЭС и Президенту МАД «Невада-Семипалатинск», Члену Верховного Совета СССР Т.Сулейменову О.О.
Исх.№ 032-1907 от 30.11.89 г. На № ПП- 32659 от 15.11.89 г.

Не касаясь экспорта отходов алюминия, титана, цинка информируем, что в настоящее время в стране сложилось напряженное положение с обеспечением макулатурой перерабатывающих предприятий различных отраслей народного хозяйства. Дефицит макулатуры для обеспечения потребности предприятий в 1990 году в настоящее время составляет 450 тыс.тонн, в т.ч. по Казахской ССР около 15 тыс. тонн.
В этой связи в октябре с.г. Председатель Госснаба СССР обратился с просьбой во все Совмины союзных республик воздержаться от выдачи
лицензий на экспорт макулатуры в 1990 году. Было отказано в выдаче лицензии предприятиям Госкомиздата СССР, Минлеспрома СССР, ЦК ВЛКСМ и др.
Аналогичное положение складывается и по отходам полиэтилена.
Принятие решения о выдаче генеральной лицензии на указанные отходы ещё более усугубит тяжелое положение перерабатывающих предприятий внутри страны.
Заместитель начальника отдела- Б.П. Малютин
Можно смело предположить, что в случае положительного решения госорганами указанных запросов СП « НОВА» и «КАЗ-НОВА» присутствие их в истории МАД « Невада-Семипалатинск» было бы кратковременным и весьма незначительным. Однако история распорядилась по своему.
Что же касается приведённой выше переписки, для меня, как человека свыше 17 лет проработавшем на производстве в должностях, позволяющих оценить ситуацию – не знали «наверху» или не хотели знать реальной обстановки в республиках. Мы сотнями тонн вагонами за гроши отправляли алюминиевую стружку и катодную медь на различные перерабатывающие предприятия в России, где нас дурачили, осуществляя приемку по, так называемому, «выходу годного литья». Макулатуру и отходы полиэтилена просто никто не собирал. Специализированных предприятий по переработке – не было. Уполномоченные организации: «Вторчермет» и «Вторцветмет» создали себе систему, по которой предприятия-сдатчики обеспечивали им премии и всевозможные подношения в условиях полного отсутствия любой конкуренции. Только в конце 80-х годов прошлого века стали появляться возможности отгрузки наших отходов в Венгрию, Польшу за клиринговые рубли. Или на бартер. А уж когда частным структурам позволили скупать и перепродавать черный и цветной металл – вымели все под метелочку. Танки на металлолом эшелонами гнали. Помните?
Мы по полной программе получили «ПЕРЕСТРОЙКУ» и «ГЛАСНОСТЬ», «красных директоров» и плачущего премьера…
Мы были в шаге от коллапса.
Все эти перепитии, очевидно, сказались на судьбе СП « НОВА» и «КАЗ-НОВА».
Господин Петренко прославился другими делами, а А.Р. Ибрагимов перешел под знамена МАД « Невада-Семипалатинск».
«Коммерческий Центр» МАД «Невада-Семипалатинск» продолжал успешно работать. Стартовый капитал в размере 100000 рублей предоставило движение «Невада-Семипалатинск» . Кооператив « Малахит» разделил
с ним свою территорию и офисные помещения по адресу в городе Алма-Ате : ул. Тюлькубасская, 4. Сегодня это район больших автомобильных салонов.
У «Коммерческого Центра» в те годы тоже появился автосалон с мастерской: купили один из ВАЗовских техцентров при помощи
Яши Воловодовского в поселке «Алатау». С моей подачи назвали «Инкарсервис». Шефом там стал Володя Павлов ( Амбал).
Надо отдать должное первенцам «нового экономического чуда» – «челнокам» и перегонщикам. Из-за «бугра» стали везти первые «Мерседесы», «Ауди», «Опели»… Машины нравились всем, но стоили дорого для советского рабочего человека.
Система распределения в СССР уже рушилась, но фондовая дисциплина оставалась. Для предприятия или другой организации приобрести автотранспорт не возбранялось, однако для этого необходимо было иметь эти самые «фонды» и покупать только безналичным путем и только у юридических лиц.
«Коммерческий Центр» заключив договор с банком, который его обслуживал, стал помогать различным предприятиям и организациям приобретать заветные иномарки. Схема была простая: у спортсменов, иностранцев или тех, у кого родственники за границей пригнавших автомашину в Казахстан она приобреталась за наличный расчёт. Ставилась на «Инкарсервис» и получала «предпродажную» подготовку. Цена увеличивалась, примерно вдвое и машина продавалась по безналичному расчету счастливым руководителям. Безналичных денег, да ещё и государственных было никому не жаль. Продавцы были довольны, банк имел свой процент, «Коммерческий Центр» получал прибыль, работники станции « Инкарсервис» крупно премировались и из своих средств отчисляли на счет движения « Невада-Семей». Движение тоже укреплялось и расширялось. Нужны были деньги. И много. Надо было оплачивать аппарат сотрудников в Алма-Ате, Московское представительство, загранпоездки, провести Конгресс, принимать делегации и многое другое….

На просьбу об освобождении от уплаты налогов Министерство финансов письмом в адрес Совета Министров Казахской ССР сообщило :

исх. 03-2-15/2728 от 21.08.90 г. На вх. № 10-38/21-193 от 21.07.90 г.

«Рассмотрев письмо народного депутата СССР т.Сулейменова О.О. с его участием и совместно с другими заинтересованными лицами, Министерство финансов Казахской ССР докладывает .
Поскольку основная цель Коммерческого центра Движения «Невада-Семипалатинск» является благотворительной (создание реабилитационного центра по восстановлению здоровья человека и охрана экологически чистой природы), Министерство финансов Казахской ССР считает возможным
прибыль Коммерческого центра, направляемую в 1990 году на указанные цели, от налогообложения освободить.

Министр Т.А.Абдикадиров

Из прошлых документов международные связи кооператива «Малахит» уже начинали вырисовываться. Теперь же, на горизонте «Коммерческого Центра» замаячили две канадские компании :
Central Canadian structures ltd и AGRITEC Canada Inc.

Вполне допускаю, что 20 лет назад наше отношение к иностранцам было несколько идеалистичным , однако и они весьма слабо знали нашу страну.
Казахстан был для многих неизведанной страной, которая манила перспективами. За короткое время был организован визит в Казахстан правительственной делегации Западной Канады, решен вопрос поставки больших объемов детского питания, сухого молока. Строились грандиозные планы, изучались новые возможности.
Компания Agritec и её руководитель Harry Giesbrecht особое внимание уделяли аграрным вопросам. Гарри привёз предложения о воспроизведении на землях Алма-Атинской области площадью 300 гектаров настоящей канадской фермы со всеми новыми технологиями.
И снова было письмо. И снова был ответ.
Совету Министров Казахской ССР. От Исполнительного Комитета Алма-Атинского областного Совета народных депутатов
Исх. № 2-22/3-727 от 20.06.90 г. На вх.№ 11-32/125-636 от 12.05.90 г.
«Сообщаем, что Алма-Атинский облисполком не возражает представить Канадской фирме «Агритек» 300 гектаров земель из землепользования совхоза «Дружба» Каскеленского района для воспроизводства канадской фермы, на что имеется принципиальное согласие руководства совхоза и района.
Вместе с тем. Считали бы необходимым при заключении договора с канадской фирмой «Агритек» более детально обсудить взаимные интересы с участием наших представителей.
Председатель исполкома – А.Романов
К этому письму- « фишка» Совмина от 26 июня 1990 года № 11-32/125-636
« Согласиться с предложениями Алма-Атинского Облисполкома»
Но, то ли история с провозглашенным в Москве ГКЧП повлияла, а может и ещё что-то, однако фермерская деятельность в обозначенной компании не удалась.
Вот здесь и пригодились проекты СП « НОВА» по строительству в Казахстане заводов по переработке полиэтилена, изготовления из него пакетов для бытового мусора. Впрочем: для чего строить, когда есть готовый?
Какими-то путями стало известно, что построенный в городе Каскелен новый завод, где якобы военные чего-то собираются делать – может быть продан. Информация подтвердилась. Московское Научно-Производственное Объединение по тракторостроению – НПО НАТИ имело намерение избавиться от своего имущества в союзных республиках, очевидно, осознавая, что вскоре эти республики станут «ближним зарубежьем». Завод в Каскелене строился для доводки танковых двигателей. У этого завода было два полигона по 500 или по 600 гектар – горный и степной. На территории находились 5 изделий военного назначения. В структуре были все принадлежности секретного предприятия. Построенный рядом 5-ти этажный дом служил и заводоуправлением и общежитием. Вблизи был заложен фундамент нового дома – квартир для сотрудников, которому при СССР не дано было достроиться, а позже – на него уже не могли рассчитывать сотрудники…
Бывший директор завода Малов Б.Я. согласился помочь нам, но требовал «компенсации», как говорится, «мне и моему цыганёнку». Цена вопроса, по его мнению, была – три новых «Волги ГАЗ- 24».
При обсуждении кандидатуры кому ехать в Москву с такой задачей решили, что поеду я. Денег дали на все расходы пять тысяч рублей.
21 августа 1990 года мы с Генеральным директором НПО НАТИ Шельцыным Н.А. поставили свои подписи под договором купли-продажи Казахского филиала научно-производственного объединения по тракторостроению НАТИ. Заплачено было кредитными деньгами пять миллионов триста сорок три тысячи рублей. А из выделенной на решение проблем суммы я ещё и вернул 2182 рубля.
Я специально сохраню некоторую интригу, чтобы было чем дополнить этот рассказ в моей книге.
Завод купили. Надо было там находиться постоянно.
Беренбаум в это время нашел себе компаньона – Андрея Асинкина, объединил с ним кооперативы. Этому Андрею и доверили руководство.
Тем временем в Алма-Ату приехал Абрам Ранани, чтобы готовиться к приему комплектного оборудования по переработке вторичного полиэтилена в мусорные мешки. Он жил довольно долго, но оборудования не дождался и уехал восвояси.
Завод жил своей жизнью. После приобретения нами Каскеленского филиала люди, там работавшие ранее, были уволены. Общежитие было уже (в том числе и с помощью Асинкина) заселено на 90%. В ответ на увольнение все они отказались платить за коммунальные услуги, присвоили выданную им мебель и постельные принадлежности и стали регулярно обращаться в суд и писать О. Сулейменову. Олжас Омарович, получая их письма без адреса и без подписей ставил резолюцию: «Решить по справедливости, не обижая людей» и с этими письмами народ отстаивал свои права.
Коммерческий Центр терял большие средства – без холодной и горячей воды их оставить было нельзя и свет выключить нельзя: кто-то устроился работать в больницу, кто-то из жильцов преподавал в школе и т.д…Вороватые бухгалтера и комендант довершали дело: авторитет руководства неумолимо падал.
Та же картина была и на заводе. Хотя Беренбаум перевез свои станки с Тюлькубасской и стал делать зеркала для ВАЗ-2108-09, твердой хозяйской руки не было. Вскоре Леня разругался с Андреем Асинкиным и тот, уходя отбил с ОМОНом свою часть станков
Забегая вперед скажу, что до осени 1991 года становилось всё хуже.
Ибрагимов А.Р. ушёл со своего поста переводом в созданное ими Акционерное общество «Невада-Семей». Я ненадолго стал Генеральным директором. Вдруг выяснилось, что бывший наш Главный бухгалтер не платила налоги, хотя такое решение было только на 1990 год. Ревизия за ревизией и штрафных санкций насчитали на 10 миллионов рублей. Никогда мне не было так трудно. Помогать никто не собирался. Хуже всего, что Олжасу Омаровичу преподносили ситуацию таким образом, что это мне удалось обогатиться за счет « Невады». Кто там будет разбираться !
В это время меня познакомили с заместителем Генерального директора фирмы «Старлет индастриз» из Гонконга Ненси Хуэй. Фирма горела желанием работать в Казахстане и искала подходящий объект. Наш завод в Каскелене им очень понравился. У меня сохранился документ, где мы договорились о цене – 10 ( десять) миллионов американских долларов ! Решение всех проблем и свободные деньги для развития бизнеса!
Когда я доложил Олжасу Омаровичу, он сказал: « Знаешь, впереди у нас ещё много миллионов, а завод нам нужен.»
Позже я получил ещё одно заманчивое предложение. Утром следующего дня я должен был привезти группу людей на дачу к О. Сулейменову на переговоры. В эту ночь мою квартиру расстреляли из автоматического оружия. Чудом никто не погиб. Жизнь семьи мне была дороже. Коммерческий Центр пришлось закрыть. Продал все, что мог . Мне пошли навстречу и сократили размер выплаты долга. Рассчитался и вышел без копейки в кармане.
Завод же, уже очищенный от всей социальной сферы, приобрел полагающиеся ему очертания только с приходом нового директора – Ибрагимова Алмаза Турдыметовича. Я был там несколько раз по делам: порядок, ухоженные цветники, дисциплина…Знаете, сколько потом писалось, что завод использовали как перевалочную базу, как склад – судьба у него наверное такая. Я не был там очень давно. И честно говоря, что там сейчас – меня нисколько не интересует.

Продолжение следует.